Премьер-министр России отобедал с иностранными участниками Валдайского форума, состоявшегося на этот раз в Сочи. Угощали гостей пельменями и щами. Владимир Путин отвечал на вопросы журналистов и аналитиков.

Сэмюэль Чарап – директор программ по России и Евразии Центра американского прогресса в Вашингтоне – впервые принял участие в форуме. По его словам, он многое понял, побывав здесь и отобедав с российским премьером.

- Ваши впечатления от того, как премьер-министр принял иностранных гостей, и насколько он был открыт к общению?

- Ну, как вам сказать… Тот факт, что он почти три 3 часа просто отвечал на вопросы каких-то не очень известных иностранцев, означает, что в какой то степени от открыт. Но я не знаю, насколько его ответы открыты. Об этом трудно судить. Ясно, что такие форумы, это способы передачи определенных посланий Западу.

- Было ощущение, что это PR-акция со стороны Кремля?

- Я не знаю, что такое PR-акция в данном случае, но понятно, что какие то сигналы оттуда хотели передать. Основное сообщение, видимо, такое: «Привыкайте, это надолго». Было ощущение уверенности: Путин сделал упор на то, что России не нужны никакие скачки. «Медленно», «постепенно», «стабильно», «спокойно» – эти слова звучали часто. Ясно было, что премьер министр не собирается устраняться от главной роли – ни он сам, ни его окружающие. Посыл был такой – «Не ожидайте быстрых сдвигов».

- А говорилось ли в этом сообщении что-нибудь о Медведеве? Если его посыл был: «Привыкайте к Путину», то ли звучало в нем что-то вроде «Отвыкайте от Медведева»?

- Ну, вообще если просто объяснить эту ситуацию, то было ощущение, что Медведева нет. Там идет какая-то игра по поводу позиционирования в преддверии выборов, но ясно, что политический и аппаратный вес Медведева снижается. Я не верю в сравнения между этими двумя людьми, несмотря на то, что, как Путин сказал на этой встрече, они люди «одной партии».

- И что, на ваш взгляд, это означало?

- Это он сказал в ответ на вопрос – и как совет британскому тандему из своего собственного опыта. Он сказал, что его тандем с Медведевым принципиально отличается потому, что «мы же не краткосрочный союз» каких-то политических сил. Это тандем двух людей, которые мыслят в тех же категориях, которые согласны по всем основным вопросам. «Мы 20 лет работаем вместе. Он возглавлял мою администрацию. Мы люди одной партии», – сказал Путин.

- То есть Медведева, по ощущениям, не будут списывать со счетов, а, может быть, только слегка задвинут?

- Его уже задвинули.

- А дальше этот процесс – по вашим ощущениям – будет продолжаться?

- Я не могу точно сказать. Очень трудно понять и прогнозировать, что будет, но то, что Путин остается центральной фигурой, независимо от того, вернется он на президентский пост или нет, – это точно.

- А какие-то «неудобные» вопросы российскому премьеру задавались во время этой встречи?

- Ну, я сам задал неудобный ему вопрос, на который у него был, впрочем, готовый ответ.

-  А что это был за вопрос?

-  Я задал очень конкретный вопрос в начале встречи, когда камеры еще были. Я сказал: «Предположим, как вы об этом говорили в прошлом году, вы сядете с президентом Медведевым, к концу 2011-началу 2012 года и решите вместе, что именно вы, Владимир Владимирович, будете баллотироваться в президенты и, предположим, вы получите потом большинство на выборах. Видите ли вы в этом какой-то ущерб для развития политической системы в России от такого сценария?».

- И что Путин ответил?

- В ответ я получил краткий курс по истории президентства Рузвельта, о том, что он избирался четыре раза, и что самое главное – не нарушать конституцию. Если не нарушаешь конституцию, то никакого ущерба нанести нельзя.

- Были ли какие-то вопросы, на которые Путин не мог или не хотел отвечать?

-  Нет. Мы ведь годами были свидетелями того, как он мастерски отвечает на все вопросы. Были странные моменты, например, когда кто-то задал вопрос по поводу иммиграции и он начал, как мне кажется, готовую речь по поводу того, что «не надо нас пугать Китаем. У нас с Китаем все хорошо. Никаких угроз мы не видим»: стратегические отношения, и так далее, и тому подобное. То есть тоже такой информационный посыл. Он об этом начал в самый последний момент говорить.

Из новых моментов… Премьер-министр говорил по поводу Грузии. Он сказал, что когда-то придется трем (не знаю как их коллективно назвать) Грузии, Абхазии и южной Осетии вместе решать форму их будущих взаимоотношений, и он не знает, будут эти взаимоотношения межгосударственными или нет. То есть про вечную независимость Абхазии и Южной Осетии ни слова не было.

-  Не возникло ли каких-то сомнений по поводу российской политики в регионе?

-  Ну, президент никогда не ошибается. Признавать ошибки никто не будет, но уже то, что российское руководство немного смягчило подход, это видно, потому что у самой России отношения с двумя этими так называемыми независимыми государствами очень сложные.

- Последний вопрос – участие в Валдайском форуме удовлетворило вас как аналитика, дало вам какое-то новое понимание России, и будете ли вы в нем участвовать в будущем?

- Я считаю себя достаточно компетентным аналитиком, чтобы не стать частью их игры по поводу их международного имиджа, но для меня как для аналитика такие форумы – очень важная вещь, потому что они помогают понимать, что там у них в головах происходит. В политической системе. Где очень многое от этого зависит. Возможность услышать ответы на вопросы в таком формате – и с Путиным, и с другими высокопоставленными чиновниками, с которыми мы встретились – очень полезно. Я много всего узнал и лучше понял после этих встреч.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.