Джулиан Ассанж – основатель и официальный представитель публикующего секретные материалы веб-сайта WikiLeaks - сдался британской полиции во вторник и был задержан на основании ведущегося в Швеции расследования преступлений сексуального характера. Об этом пишет американский журнал Time. Журналист Эбен Харрелл отмечает, что арест Ассанжа совпал по времени с растущим давлением на портал WikiLeaks, которое осуществляется на нескольких фронтах. Так, швейцарский банк PostFinance заявил, что намерен заморозить счет, который предполагалось использовать для судебной защиты Ассанжа. Кроме того, сайт WikiLeaks стал мишенью для огромного потока кибератак. Тем не менее, Ассанж – бывший компьютерный хакер – не лишился поддержки своих кибер-сторонников. Группа активистов интернета, называющая себя Operation Payback, уже предприняла кибератаку на сайт швейцарского банка и предупредила, что готова нанести любой удар, если «кто попытается подвергнуть цензуре WikiLeaks». Разгневанные хакеры, пишет автор, возможно, не являются идеальными союзниками для тайного информатора, рассчитывающего на конфиденциальность, однако в тот момент, когда Ассанж находится в тюрьме, а его сайт подвергается атакам, основатель WikiLeaks может прийти к выводу о том, что он готов принять любую помощь.

Отец российской «шпионки» в Палате общин Кати Затуливетер утверждает, что она не вступала в сексуальные отношения с членом парламента от Либерально-демократической партии Майком Хэнкоком. Таким образом, он опроверг слухи о том, что его дочь играла роль «сладкой ловушки» и соблазняла политика, чтобы получить доступ к секретным материалам. Представители российского консульства потребовали предоставить им доступ к Затуливетер и официальные объяснения по поводу ее задержания. А российское Министерство иностранных дел, как сообщает газета Daily Mail, заявило, что некие британские «влиятельные силы» с помощью обвинений в шпионаже хотят испортить отношения Лондона и Москвы.

Обозреватель лондонской газеты Times Бен Макинтайр пытается показать, что женщины в разведке – это совсем не смешно, как опрометчиво полагают на Западе. Вся эта чепуха про «сладкие ловушки» с сальными подмигиваниями затмевает собой правду о российском шпионаже, которая заключается в том, что пока все внимание приковано к исламскому терроризму, «мастера шпионажа из Москвы, вознамерившиеся возродить свою былую славу, представляют все большую угрозу для безопасности Британии». В 90-е годы прошлого столетия у российской разведки был большой пробел, но это была лишь пауза в тайной холодной войне, которая сегодня все больше накаляется. Автор сетует, что многие на Западе не воспринимают российскую угрозу всерьез: к разоблачению российских тайных агентов в США в этом году отнеслись как к комедии. Однако российские руководители разведслужб никогда не сомневались в том, что из женщин получаются отличные разведчицы, а также самые законспирированные нелегалы. Кремль применяет тактику «заблуждения: если будет разоблачена агент-женщина, Запад со своим похотливым шовинизмом обязательно сделает так, что на нее будут смотреть как на объект сексуального вожделения, но не как на угрозу». На самом деле Путин очень серьезно относится к российскому шпионажу, и стоит понять, что среди шпионов бывают и женщины, пишет журналист.

Обозреватель издания Guardian Мэтт Скотт раскрывает неявные возможные причины, почему ФИФА отдала победу России и Катару. Президент Франции Николя Саркози давил на главу УЕФА Мишеля Платини, чтобы тот проголосовал за заявку Катара. Журналист выдвигает предположение, что французский политик хотел, чтобы Катар увеличил свой заказ на самолеты Airbus 380. И у Германии есть аналогичные бизнес-императивы. Возможно, они тоже влияли на своего члена исполкома Франца Бекенбауэра, но, оговаривается автор, уверенности нет. Известно только, что Бекенбауэр близок к Герхарду Шредеру, бывшему федеральному канцлеру Германии. В свою очередь Шредер, является членом совета директоров Газпрома, который в свою очередь спонсирует «Шальке», крупный футбольный клуб в родных землях Шредера. Возможно, газпромовский «Северный поток», связывающий Германию с Россией по дну Балтики, принес Москве ранние дивиденды еще до своего открытия в будущем году, когда Бекенбауэр проголосовал за Россию как место проведения Чемпионата мира 2018 года. Если следовать этой логике, Дэвид Кэмерон и страна, которую он возглавляет, потеряли не только Чемпионат мира, но и много чего еще, пишет Скотт.

ФИФА должна поменять свой статус – призывает журналист газеты New York Times Роб Хьюз. Он обращается к третьей статье кодекса организации, которая провозглашает ФИФА нейтральной организацией в отношении политики или религии. После голосования генеральный секретарь ФИФА Жером Вальк заявил, что «это политическое решение, благодаря которому игра охватит новые миры. То же самое, что было в случае с ЮАР». Где же соответствие уставу федерации, вопрошает автор. Реальность совсем иная: убедительность первого политика России Путина, и кажущееся бездонным богатство Катара стали ключевыми факторами в заявочном процессе. Москва, таким образом, фактически дала понять, что вмешательство английской политики было слишком малым и слишком поздним, и научила Британию, как играть в политику даже с таким неполитическим зверем как FIFA.

После прихода президента Барака Обамы к власти его администрация отказалась продавать военную технику и вооружения в Грузию. Журналист Джош Рогин в материале для внешнеполитического журнала Foreign Policy обращает внимание на одну из многочисленных опубликованных WikiLeaks телеграмм, в которой американский посол в России утверждал, что военная помощь США Грузии нецелесообразна, поскольку она расстроит американо-российскую «перезагрузку». На самом деле, пишет автор, администрация Обамы не принимала никаких решений о запрете поставок оружия в Грузию. Посол Байерли в своей телеграмме заявляет, что поставки оружия навредят национальной безопасности Грузии, потому что повышают вероятность возникновения новой войны, в которой Тбилиси обязательно потерпит поражение. И хотя эти телеграммы не являются отображением официальной политики США, некоторые эксперты полагают, что Белый дом согласен с его искренними и откровенными рекомендациями.

Тем временем в Грузии - очередные аресты предполагаемых российских шпионов. В материале издания New York Times сообщается, что шесть человек, подозреваемых в организации серии загадочных взрывов, действовали по приказу офицера российской армии, находящегося на территории отколовшейся от Грузии Абхазии. Это утверждают официальные представители правительства в Тбилиси. Российские власти пока никак не прокомментировали выдвинутые Грузией обвинения. Версия грузинского МВД заключается в том, что череда разрозненных взрывов была задумана, чтобы «создать некоторое чувство страха или нестабильности в стране».

Майкл Сесайр, главный редактор интернет-издания Evolutsia.Net, освещающего вопросы грузинской политики, в статье на аналитическом портале World Politics Review оценивает дипломатию Грузии и приходит к выводу, что та активно корректирует курс, переходя к политике реализма. После «розовой революции» президент Саакашвили недвусмысленно заявил о своем стремлении и намерении вывести страну на орбиту Запада, однако сейчас  геополитические реалии вносят новые коррективы в данные планы, заставляя Тбилиси перестраивать внешнюю политику. В качестве примера новой, реалистичной политики автор приводит выступление Саакашвили в Страсбурге, когда грузинский президент сказал, что «Грузия никогда не применит силу, чтобы отодвинуть назад российскую оккупацию и восстановить контроль над оккупированными территориями». Очевидно, подчеркивает автор, что целью такого хода является противодействие тому прогрессу, которого добивается Москва в восстановлении связей со странами-членами НАТО. Ощущение того, что связи между Западом и Россией во время саммита НАТО в Лиссабоне радикально улучшились, сыграло крайне важную роль в решении Тбилиси протянуть руку Москве. То есть потребности мудрого государственного управления заставили Тбилиси избрать практическое направление и отказаться от идеализма.

«Девятнадцать стран бойкотируют Нобелевскую церемонию»
, - с таким заголовком вышла статья в британской газете Financial Times. Ее авторы отмечают, что кампанию по бойкоту церемонии награждения находящегося в тюрьме демократического активиста Лю Сяобо инициировал Китай, и она явно увенчалась определенным успехом. В число стран, отклонивших приглашения на церемонию, входят Китай, Россия, Саудовская Аравия, Колумбия и Пакистан. Присуждение премии диссиденту Лю обострило ощущение идейного конфликта между Китаем и демократическим Западом на фоне уже существующих между Вашингтоном и Пекином разногласий. Мало того, в Китае подозревают, что награждение Лю было каким-то образом организовано администрацией Обамы, чтобы ослабить Китай. Китайский МИД попытался дать ответ критикам Пекина, которые утверждают, что внешняя политика Поднебесной способна дестабилизировать международный порядок, опубликовав на сайте статью. В ней опровергается идея, о том, что Китай хочет занять место США и начать господствовать в мире.

Между тем Брет Стивенс, один из авторов The Wall Street Journal, утверждает, что Китай теперь тоже можно отнести к «оси зла». Все основания на это есть: Пекин помогает Пхеньяну осуществлять его атомный проект. Журналист ссылается на специалистов в области разработки ядерных вооружений, которые подозревают, что Иран, Сирия и Китай активно обмениваются атомными технологиями. Наибольшая вероятность участия в проекте «ядерная КНДР» приписывается Китаю. США давно должны сделать из этого адекватные выводы и как-то отреагировать, пишет Стивенс , аргументируя это тем, что Китай подписал практически все существующие в природе договоры о нераспространении, но постоянно нарушает их. Не так должна вести себя держава, выступающая за сохранение статус-кво. «Так ведет себя держава-революционер, держава, которая поддерживает такие режимы и такие виды деятельности, которые представляют собой самую острую угрозу мировой безопасности. Если ничто не остановит Китай, то налагать санкции придется уже на него, а объекты КНДР - уничтожать», - предсказывает журналист.

Визит в Польшу совершил скорее успешный менеджер Медведев, а не политик Медведев, полагает журналист польского Newsweek. В материале «Поляк, что ты можешь дать России?» он не сомневается в его успешности, поскольку во время приезда было заметно безупречное понимание со стороны российского главы, насколько важны для поляков исторические вопросы. Способна ли Варшава воспользоваться новой российской политикой и предложить Москве что-то большее, чем совместные расследования сталинских преступлений, спрашивает автор. У Польши нет таких лоббистов, как есть, например, у Германии, и польский «экспертный тыл долгие годы занимался анализом исходящих из России угроз, а не прогнозом выгод, которые может принести нам сотрудничество». И не закончится ли период раздутых визитом Медведева надежд одновременно с первым польским «нет» на предложение российских инвестиций в польскую энергетическую компанию или первым российским «нет» в отношении планов участия польского концерна в разработке российских газовых полей. На эти актуальные вопросы полякам предстоит ответить. И лучше незамедлительно.

Однако, не все поляки думают так. В газете Rzeczpospolita опубликован материал польского эксперта по России Анджея Новака. В своей статье Новак сравнивает визит Дмитрия Медведева с торжественным приездом в Варшаву царя Николая II в сентябре 1897 года. Энтузиазм был поразительно похожим. Место визита - Наместниковский дворец - было тем же самым, что и сейчас. Однако, пишет Новак, как и тогда, так и сейчас, визит главы российского государства не принес никакой ощутимой пользы полякам. «Мы возносим триумфальные арки. Президент Медведев уже под ними прошел. Что придет за ним? «Имперское мафиозное государство» (это из WikiLeaks) и его политические интересы или надежный партнер по «модернизации и либерализации»? Практический ответ будет отрабатываться в Польше», - заключает свои размышления эксперт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.