Оглашение приговора по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева перенесено на 27 декабря.

В редакционной статье канадского издания The Globe And Mail выдвигается две версии, почему внезапно отложили вынесение окончательного вердикта. Это может означать, что российское государство струсило - боится проявить неуважение к принципам правопорядка и к безопасности инвестиционной деятельности. Но есть и такая вероятность, что они просто хотят отложить вопрос до того момента, когда внимание в России и в остальном мире будет приковано к череде праздников. В материале упоминается предложение одного из американских профессоров приговорить Ходорковского к тому самому тюремному сроку, который он уже отбыл, негласно поставив при этом условие, чтобы он выехал за границу.

Адвокат Ходорковского и прочие юристы отказались строить предположения о том, почему судья, имея шесть недель на подготовку решения, «ведет себя как запуганный второкурсник, который в полночь пишет преподавателю по электронной почте, что у него проблемы с компьютером». Об этом пишет американская журналистка Джулия Иоффе, традиционно освещающая российские события. В статье для журнала Foreign Policy она выражает свое недоумение: учитывая, что решение суда по этому делу определяется Кремлем, а не самим судом, - странно, что судье Данилкину, ведущему дело, понадобилось дополнительное время, чтобы записать заранее вынесенное решение. На самом деле, уверен автор, Данилкину нужно время для того, чтобы всем тем, кому интересно писать и читать об этом предопределенном судебном решении, стало менее интересно этим заниматься, чтобы «они уехали кататься на лыжах в Альпы, загорать в Таиланд или беспробудно пить все праздники». Объяснений причин отсрочки так никому и не удалось получить: представитель суда, «невольно перефразируя печально известные слова спикера Думы Бориса Грызлова, что российский парламент  «не место для дискуссий», ответила, что «суд себя не объясняет».

Команда защитников Ходорковского быстро обнаружила связь между этой отсрочкой и надеждами Белого дома на то, что Сенат начнет рассмотрение американо-российского договора о сокращении стратегических наступательных вооружений еще до перерыва в своей работе в конце этого года. Решение по делу Ходорковского угрожало нарушить баланс в пользу противников договора, отмечает Джексон Дил из издания Washington Post. Смехотворный процесс, абсурдность которого вызывает раздражение даже у судьи, давно привлекает к себе внимание мировой общественности, требующей справедливого вынесения приговора. Представители республиканцев, среди которых  сенатор Джон Маккейн, чей голос может оказаться решающим при ратификации договора СНВ, поднимали вопрос о деле Ходорковского, подчеркивая, что, если когда-либо и существовал пример «правового нигилизма» в суде - то есть оскорбления тех самых ценностей о равной справедливости, которые для нас столь дороги, - то это и есть судебный процесс против Ходорковского.

 

Журналист газеты New York Times Эндрю Крамер видит в деле Ходорковского символ капризности судебной системы в России, «политического контроля над судами и незащищенности прав собственности». Но какова бы ни была ценность этих обвинений, отмечает он, дело Ходорковского вызвало большую критику в адрес российских лидеров. Автор не сомневается, что теперь уже приговор будет оглашен только после того, как начнутся рождественские каникулы. «Российские диссиденты говорят, что это такая тактическая уловка, применявшаяся советской властью несколько десятков лет назад». Советский диссидент и лауреат Нобелевской премии Андрей Сахаров, к примеру, был отправлен в ссылку в город, называвшийся тогда Горький, накануне нового 1979 года.

Известный французский философ и публицист Андре Глюксманн в опубликованной популярной австрийской газетой Der Standard статье сокрушается, что «озарявшая своим светом Европу до 1914 года», Россия сейчас погрязла в трясине коррупции. Однако эта «другая» Россия, Россия Достоевского и Чехова, Сахарова и Солженицына, Россия Анны и Наташи не умерла. Несгибаемое сопротивление Ходорковского, по его мнению, доказывает это. Он мог бы сбежать, но он решил остаться и противопоставить себя тому, что он называет «коррумпированной вертикали» власти. Поэтому он и виновен. Несомненно, виновен, пишет он, так как «на свободе», как выразился один из московских политологов, «Ходорковский в глазах народа представляется некоторой смесью между графом Монте-Кристо и Нельсоном Манделой».

В среду, 15 декабря, обстановка в Москве была нервной. По городу ходили слухи о том, что мигранты с Кавказа планируют уличные протесты в ответ на происходившие на выходных нападения на национальной почве. Эту тему затрагивает издание New York Times. Автор материала отмечает, что российские чиновники начали говорить о беспорядках как об элементе плана по дестабилизации России. В президентском Совете по правам человека заявляют, что беспорядки « кто-то специально организовал. Кому-то очень нужно нагнетать напряженность, чтобы страну охватили волны насилия».

Журналисты британской газеты Guardian в свете событий в России указывают на то, что у многих возникли сомнения, можно ли в этом  стране спокойно проводить Чемпионат мира 2018 года. Тем не менее, представители ФИФА надеются на лучший исход: «В целом, как и при любом крупном международном соревновании или мероприятии, ответственность за планирование и обеспечение безопасности лежит преимущественно на стране-организаторе, сказал представитель ФИФА. До Чемпионата мира 2018 года остается еще восемь лет... Работая с ФИФА, мы уверены, что российские власти... обеспечат наличие адекватных схем обеспечения безопасности».

На сайте грузинского интернет-издания «Грузия online» находим статью, в которой авторы пишут, что российские власти опять делают вид, что ничего не произошло, однако произошедшее уже не удастся скрыть за оптимистичными отчетами об «инновациях». Грузинам пора избавиться от иллюзий относительно России и понять окончательно, с какой страной имеют дело, призывает автор. Вместо того, чтобы установить закон и порядок на территории России, которому в равной степени подчинялись бы и националисты и «кавказцы» и банкиры и чиновники, российские власти занимаются тем, что допускают беспредел, а потом разводят руками и говорят, что это проблемы общества. Таким образом, они оставляют население наедине с самим собой. Пока этот хрупкий баланс удерживается равным беззаконием и тех и других. Но если он будет нарушен, то это обернется для России большими проблемами, чем можно себе предположить, предсказывает журналист.

Американский Сенат на этой неделе должен опять начать рассматривать вопрос о ратификации договора о СНВ.

«Обама учуял запах победы по договору СНВ» - под таким заголовком вышла статья в британской газете Financial Times, где говорится о том, что президент США Барак Обама вплотную приблизился к одному из самых крупных своих внешнеполитических достижений, заручившись поддержкой республиканцев, согласившихся перейти к последнему этапу утверждения договора с Россией о сокращении ядерных вооружений. Накануне девять республиканцев все же поддержали демократов, предложивших вынести вопрос о ратификации на голосование в Сенате после нескольких месяцев сопротивления оппонентов Обамы. В целом эту процедурную меру поддержали 66 сенаторов. Не хватило всего одного голоса для того, чтобы получить большинство в две трети и вынести договор на окончательную ратификацию. Но Белый дом и демократы уверены, что, что им удастся набрать 67 голосов, необходимых для ратификации СНВ, когда дело дойдет до голосования.

Профессор Нью-Йоркского университета, автор ряда книг о российской политике Альберт Уикс на страницах издания Christian Science Monitor пытается разобраться, почему Россия стала симпатизировать Западу. В частности он затрагивает и российско-американское сотрудничество, замечая, что, ратификация в Сенате нового договора СНВ даст Обаме шанс довести до конца российско-американскую «перезагрузку». Если ему это удастся, «перезагрузка» будет доведена до конца, и откроется новая, возможно, гораздо более позитивная глава в российско-американских отношениях, полагает эксперт.

С ним абсолютно не согласен бывший помощник госсекретаря США Ким Холмс, заявивший, что «расхожая мудрость» слишком часто означает, что «умные, в общем-то, люди перестают думать», отнеся это на счет политики Обамы по «перезагрузке» отношений с Россией. И наиболее карикатурно во всей этой стратегии выглядит новый СНВ, пишет Холмс в газете Washington Times. В целях решения несуществующей проблемы этот договор ограничивает как американские силы ядерного сдерживания, так и возможности по защите от иранских и северокорейских ракет. Договор обязывает США поддерживать ядерный паритет с Россией. Зачем нам так поступать, если подлинная проблема это усиливающийся Китай и многочисленные деструктивные страны-изгои, такие как Северная Корея и Иран, спрашивает автора. Это озадачивает его, поскольку смысла в подобных шагах он не находит. Америка, на его взгляд, просто ограничивает собственные возможности по защите своей страны в будущем только ради того, чтобы Россия могла ощутить себя мировой державой. Это было бы оправдано, если бы та шла на расширение сотрудничества, но она этого не делает.

На американском аналитическом портале Huffington Post высказывается иная точка зрения относительно важности нового договора о СНВ. «Новый договор о СНВ влияет не только на отношения с Россией», утверждается в материале. Этот договор напрямую связан с обязательствами ядерных стран продвигаться в сторону нераспространения ядерного оружия. Процесс ядерного разоружения, активно шедший в 1970-е и 1980-е годы, в начале 1990-х застопорился. Если сейчас договор не будет ратифицирован, на это будут смотреть как на нарушение и новых обещаний, и условий самой «большой сделки», заключенной в 1960 до подписания  Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Это может стать для режима нераспространения последним ударом. Ощущение того, что договоренности нарушены, может привести к краху ДНЯО. И если это произойдет, юридического режима, препятствующего нераспространению, больше не будет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.