Самым популярным словечком в сегодняшней российской политике стало слово «модернизация». Все понимают, что это что-то такое, что должно произойти, чтобы спасти страну от возможных в будущем снижения темпов роста и усиления социальной нестабильности. Однако на практике наиболее активно события пока по-прежнему происходят в энергетическом секторе. 

Утверждение России в роли крупнейшего мирового энергетического поставщика  сыграло решающую роль в возвращении страной ее былых позиций, геополитической роли и в восстановлении чувства национальной гордости и уверенности; и именно это, не меньшей мере, чем повышение уровня жизни, обеспечило Владимиру Путину поддержку большинства населения страны. По этой же причине поддержание среднесуточной добычи нефти на уровне 10 миллионов баррелей и освоение дополнительных газопроводов для поставок в страны Азии и Европы на сегодняшний день остается наивысшим приоритетом для России. 

После прихода 1 января 2000 года к власти путинской администрации среднесуточная выработка нефти в России возросла с 6,2 миллионов баррелей в 1999 году до 10,15 миллионов баррелей в 2010. Что еще важнее, за тот же период увеличился российский экспорт сырой нефти и нефтепродуктов, от, в среднем, 2,6 миллионов баррелей в сутки до 7,3 миллионов баррелей в сутки. Сегодня Россия является крупнейшим в мире производителем и крупнейшим экспортером нефти. За указанный период на экспорте нефти и газа страна заработала около 1,5 триллионов долларов. 

Когда в 2000 году Путин стал президентом, важнейшим направлением его экономической и промышленной политики стало убедить нефтяные компании отказаться от корпоративной политики и инвестировать средства в промышленность, т.е. восстановить производство. Налоговые реформы, осуществленные в период первого срока президентского правления Путина, были направлены именно на прекращение утечки капитала в нефтяном секторе - например, за счет таких механизмов, как трансфертное ценообразование, - с целью стимулировать инвестиции в более широкий спектр экономических отраслей. 

Увеличение нефтедобычи преследует две важные цели: повысить доходы бюджета от продажи нефти и повысить значимость России, чтобы ее нельзя было исключить из геополитики. Сегодня эти цели по-прежнему остаются ключевыми. 

Сложная задача

Поддерживать в течение ближайших десяти лет нефтедобычу на нынешнем уровне, - а именно это правительство провозгласило своей сегодняшней целью, - при сохранении высоких доходов от налоговых поступлений, достаточных для обеспечения финансирования запланированных бюджетных расходов, - задача не из легких. Никто не сомневается, что нынешняя структура налогообложения в нефтяном и  газовом секторе нуждается в изменениях, и что необходимо увеличить капитальные вложения в промышленность. В противном случае показатели среднесуточного производства нефти неизбежно снизятся. Все указывает на то, что оставаться важнейшим мировым производителем нефти для России, – более высокий приоритет, чем осуществление внутренних проектов, например, основание бизнес-школы в Сколково; и на то есть как внутренние, так и геополитические причины. Исход споров о том, как этого достигнуть, вероятно, определит подход инвесторов к данному сектору, как и последующее обсуждение фискальных приоритетов правительства в конце этого года и после выборов. 

Стратегически самым вероятным исходом станет введение налоговых льгот для нулевых проектов на территории Восточной Сибири, на Сахалине, в Каспийском море и в других прибрежных водах. Министр энергетики Шматко недавно заявил, что Россия рассматривает возможность подписания новых Соглашений о разделе продукции (СРП) для привлечения к участию в новых проектах международных нефтяных гигантов. Таким образом, Министерство финансов может поддерживать высокие налоги для существующих, уже активно разрабатываемых, нефтяных месторождений, тогда как для нулевых проектов при существенном использовании зарубежного инвестиционного капитала может быть достигнут уровень добычи 10 миллионов баррелей в сутки. 

«Соглашения о разделе продукции» с Россией стали бранным словом в нефтяной промышленности из-за Сахалина II, когда компания Shell была вынуждена подчиниться контролю со стороны «Газпрома». Но не следует забывать о том, что правительству Путина были неугодны Соглашения, доставшиеся ему «по наследству», потому что их условия, принятые при прежней администрации, представлялись ему несправедливыми. Однако за последние восемь лет сформировались новые «правила игры», и Соглашения, заключенные по этим новым правилам, будут более надежными. Это полностью согласуется с опытом крупных нефтяных фирм в других нефтеносных районах за последние сто лет. Национальные нефтяные компании таких стран как Китай, Индия, Малайзия и страны Арабского Залива, страстно стремятся к участию; некоторые крупные нефтяные компании, уже работающие в России, в том числе компании Shell, BP, Total, ENI тоже надеются играть тут активную роль. 

Для инвесторов это не означает, что Россию на мировых рынках следует рассматривать только в качестве поставщика энергоносителей и сырья – отнюдь нет. Эффект постепенного стимулирования («trickle-down effect») доходов от налогов на нефть и газ, за счет бюджетного распределения и коэффициента доверия, порождаемого энергетическими возможностями страны, обеспечивает очень прочное основание для инвестирования. Быстрый темп роста потребительских расходов и потребительских услуг очевиден. Но это означает, что этих возможностей инвестирования в наиболее привлекательные отрасли промышленности для фондовых инвесторов, намного меньше, чем в высоко регулируемых отраслях. 

Российские акции, доступные для совершения сделок на бирже, можно разделить на несколько категорий: регулируемый государством компании-производители и дистрибьюторы энергии; предприятия, регулируемые государством; добыча металлов и горнодобывающий сектор; коммерческий сектор; инфраструктура. Распределение текущей рыночной капитализации, общим объемом на тысячу миллиардов долларов, всех российских предприятий, акции которых зарегистрированы на фондовой бирже, по этим общим категориям дает следующие результаты: 

Нефть и газ: 45% общего фондового рынка* 

Металлы и горнодобытчики: 20% 

Производственные предприятия: Электричество и телекоммуникации ** 16% 

Потребитель: Банки, Розница, Фармакологические предприятия, жилищные коммуникации, средства массовой информации*** 17,5% 

Инфраструктура: Транспорт, информационные технологии, производство 1,5% 

 

* на 31 декабря  

** предполагает увеличение роли Ростелекома 

*** включая Mail.ru 

На наиболее привлекательные в плане долгосрочного роста категории приходится меньше 20% общей капитализации фондового рынка. 

Новое направление 

Вместе с 2011 годом, пришедшим на смену 2010, на дальневосточной границе России с Китаем был официально введен в эксплуатацию первый прямой нефтепровод, соединяющий две страны. Это первый восточный нефтепровод России, качающий нефть на экспорт и второй китайский прямой нефтепровод для импорта нефти (по первому нефть идет из Казахстана). За ближайшие полгода он надеется, что Россия и Китай окончательно доведут до конца затянувшиеся переговоры по сооружению газопровода между странами. 

В 2011 году Россия хочет также завершить переговоры по сооружению газопровода «Южный поток», продолжить осуществление своих планов по координации экспорта газа из Северной Африки в Европу, завершить переговоры по сооружению двух обходных нефтепроводов для разгрузки Босфора и заявить свою претензию на больший суверенитет в Арктике, потенциально богатой запасами энергоносителей. 

Почти лихорадочная активность и реальные успехи в энергетическом секторе резко контрастируют с много более скромными достижениями по программе модернизации. Шумиха вокруг будущего России, а также самые сокровенные ожидания инвесторов базируются в основном на предположении, что страна наращивает усилия по созданию более привлекательной обстановки для стратегических инвесторов в других сферах промышленности, помимо добывающих отраслей, и что диверсификация и в области экономических факторов роста, и в области бюджетных доходов будет продолжено. Это также базовое предположение, легшее в основу моей недавней заметки «Экономическая гласность»: что сегодня просто нет иного выбора, кроме как осуществить изменения и реформы, необходимые для продвижения к этой цели. 

Агрессивное продвижение энергетических проектов, конечно, не исключает успехов в программе модернизации. Но к чему оно уж точно приведет, так это к тому, что, пока в своих приоритетах правительство будет ориентироваться на энергетику, прогресс в сфере модернизации будет происходить медленно и строго в связи с конкретными проектами. Снова и снова приходится наблюдать, как, даже при том, что президент и премьер-министр ведут переговоры о масштабных реформах и о инвестиционных приоритетах, единственный реальный прогресс наблюдается лишь в тех случаях, когда самые высшие правительственные чины проявляют личную активность. В прошлом году такие усилия были главным образом направлены на перестройку сектора автомобилестроения. Судя по некоторым признакам, в этом году на первый план выйдут фармацевтический, жилищный и сельскохозяйственный секторы. 

Но, так или иначе, пока энергетические проекты остаются ключевым приоритетом, как это явно имеет место сегодня, прогресс в других областях будет происходить медленно и неравномерно. 


Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.