За последние сутки обнародовано два открытых письма Михаила Ходорковского. Одно - президенту  Дмитрию Медведеву, отрывки из которого опубликовала лондонская газета The Times. Второе - генеральному директору ВГТРК Олегу Добродееву. Об этом сообщает американское бюро Радио «Свобода». В своем письме бывший руководитель ЮКОСа предложил Медведеву восстановить законность и положить конец коррупции. В противном случае, предупреждает Ходорковский, Россия рухнет: «Речь идет не о вмешательстве в судебную систему и не о том, как спасти меня. Происходящий на наших глазах полный распад судебной системы грозит непоправимыми последствиями всем и каждому, всей стране». Кроме того бывший совладелец компании ЮКОС призывает президента преодолеть влияние силовиков – в условиях недоверия народа к госструктурам ресурс грубой силы в качестве метода управления не бесконечен. Разрыв между простыми гражданами и властью еще более увеличится, и у людей не останется других способов борьбы, кроме выхода на улицы.

Шеф-редактор московского бюро The Times Тони Хэлпин, комментируя открытые письма Ходорковского, отмечает, что нет никакой необходимости видеть в бывшем нефтяном магнате российского Нельсона Манделу, чтобы согласиться с тем, что его доводы бросают вызов Медведеву, призывая его оправдать два ключевых обещания: установить диктатуру закона и модернизировать экономику России. Второй процесс над Ходорковским стал мерой бессилия Медведева как лидера страны, потому что он показал, что правосудие продолжает зависеть от политической необходимости, уверен журналист. Более широко Ходорковский говорит об опасной пропасти, лежащей между россиянами и политической системой страны. Власть остается в руках Путина, а полномочия осуществляются карманным парламентом с дублером-президентом, которому не хватает мужества, чтобы стать своей собственной политической личностью. Многие в рядах российской элиты видят существующие угрозы и считают возвращение Путина в 2012 году прелюдией к застою в лучшем случае и к более жестким репрессиям в худшем, если экономическое недовольство продолжит разрастаться. Связав свою собственную судьбу с правовым государством, Ходорковский превратил себя в лакмусовую бумажку для попыток найти другой выход вовремя, резюмирует автор.

Во время первого мирового саммита в Санкт-Петербурге, посвященного тиграм, модель Наоми Кэмпбелл встретилась и поговорила с российским премьер-министром Путиным. Интервью напечатал журнал GQ Britain. На вопрос, что побудило российского главу правительства принять участие в Глобальной тигриной инициативе, тот ответил, что однажды я увидел по телевизору передачу о российских и американских добровольцах, занимающихся на Дальнем Востоке охраной тигров от браконьеров: «Я был впечатлен увиденным, поэтому решил разобраться в этом получше. Я начал читать, что было написано про эту передачу, и разговаривать с экспертами. Я решил, что эти добровольцы должны получить поддержку, поэтому я придумал программу, которую поддержали несколько специальных фондов».

«ВР начинает вставать на ноги». Об этом пишет французское издание La Tribune. Британская нефтяная компания сделала заявление о возобновлении выплаты дивидендов. Однако, замечает автор статьи Эрик Альбер, ее инвестиции в Россию вызывают беспокойство: подписанное соглашение связано с риском. Российские акционеры ТНК-ВР, Alfa-Access-Renova, пытаются добиться его расторжения в суде. Они утверждают, что ВР может действовать в России исключительно через их совместное предприятие. Кроме того, сделка вызывает вопросы и со стратегической точки зрения: ВР продала активов более чем на 20 миллиардов долларов, чтобы покрыть связанные с аварией расходы, и ее прибыли отныне крайне зависят от России. Несмотря на укрепление позиций компании, гендиректору BP Бобу Дадли придется дать объяснения насчет своей новой стратегии.

Британская газета The Guardian тоже обращает внимание на то, что партнеры BP по совместному TНK-BP решили дать бой. Сейчас они остановили выплату дивидендов TНK-BP и пытаются через суд блокировать арктическую авантюру BP и «Роснефти». Возможно, замечает автора материала Нильс Пратли, что это обычные игры и развлечения, которых инвесторам BP следовало ожидать в России. Однако сейчас они справедливо опасаются, что цена, которую их компании придется заплатить за доступ в Арктику, не ограничится размыванием их доли в ходе обмена акциями с «Роснефтью». Например, не придется ли BP выкупить долю AAR дороже справедливой цены? Или не окажется ли она вынуждена снизить свою долю в ТНК-BP посредством эмиссии? Разумеется, возможно, что олигархи неправильно поняли Кремль и что обращение к адвокатам было их ошибкой. Однако трудно себе представить, как «новая метла» BP Боб Дадли сможет твердо гарантировать инвесторам, что очередная попытка экспансии в Россию не приведет к таким же неприятностям как две предыдущие, пишет журналист.

На сайте института Chatham House, проводящего исследования в области международных отношений, опубликован материал профессора социально-экономической географии Майкла Брэдшоу, в котором он оценивает выгоды и риски стратегического международного альянса «Роснефти» и BP. Он пытается ответить на вопрос, действительно ли это «альянс, достойный 21-го века». Век легкодоступной нефти закончился, и нефтяной бизнес 21-го века показывает, что ради поиска нефти и газа необходимо вступать в рискованные партнерские отношения  с нестабильными политическими режимами, действуя в тяжелых и весьма хрупким природных условиях. В глазах многих эта сделка, может быть, и недостойна 21-го века, но она показывает, что будет необходимо таким компаниям как ВР, чтобы и дальше удовлетворять наше пагубное пристрастие к нефти и газу, полагает эксперт.

«Россияне не готовы терпеть издержки борьбы с терроризмом». К такому выводу приходит журналист китайского издания Global Times. В статье он отмечает, что в России люди никогда не испытывали большого энтузиазма в отношении борьбы с терроризмом. Причина этого, по его мнению, заключается в традиционно непростых отношениях власти и общества в этой стране. Люди приносят цветы на поминальные мероприятия, но не готовы мириться с мерами безопасности, мешающими их повседневной жизни. Они считают, что бороться с терроризмом – обязанность государственных спецслужб, а не общества. Несколько лет назад ФСБ, наследница КГБ, развесила на московских улицах плакаты с телефонным номером и призывом сообщать о подозрительных вещах заранее, «до того, как прочитаете о них в газетах». Безусловно, после терактов в Нью-Йорке и в Лондоне на их улицах тоже появились схожие плакаты. Однако это все равно говорит о том, что в России и народ, и правительство считают антитеррористическую деятельность обязанностью власти, а не общества. Впоследствии даже режим безопасности в российских аэропортах и общественных местах был ослаблен. Например, в Москве, в отличие от Пекина, на входе в метро до сих пор нет контрольного оборудования, и любой может свободно войти в него или из него выйти.


«Мне жаль этих людей. Разбитые жизни. Но в остальном я остаюсь спокоен. Здесь это происходит почти каждый год», - приводит слова очевидца трагедии в Домодедово автор материала «Москва до и после несчастья» на сайте чешского издания iHNed.cz. Журналисту кажется, что москвичи равнодушны. Когда произойдет что-то страшное, они встанут, отряхнутся и будут продолжать делать то, что они делали. Ездить на метро, на работу, в школу, домой. И через станции, где из-за двух смертников погибли 40 человек. Москва после несчастья довольно быстро становится Москвой до него. И, может быть, это хорошо, может быть, в этом сложном, часто агрессивном и редко улыбающемся городе это единственный способ сохранить здравый рассудок, предполагает автор.

На сайте французского издания RUE89 ситуацию вокруг «революционных» арабских стран сравнивают с падением берлинской стены в октябре 1989 года и вызванным ей эффектом домино, который привел к крушению коммунистического блока в Европе. Сравнение это, конечно, довольно натянуто, но отнюдь не лишено смысла, считает автор статьи. Арабский мир не обладает ни одной из этих черт: он не является однородным блоком, не входит ни в какой альянс за исключением неформальной Лиги арабских государств, и не зависит ни от какого «Центра», способного отдать или отменить приказ о подавлении уличных выступлений. Как это было с Восточным блоком. Кроме того, внешний мир колеблется между поддержкой демократических устремлений манифестантов и страхом того, что эти страны могут оказаться в руках религиозных экстремистов и стать новыми очагами нестабильности и потенциальными противниками. В то же время в материале с уверенностью говориться о том, что великие державы нашего мира с беспокойством следят за этими событиями вместо того, чтобы радоваться взлету потребности в свободе в той части мира, которая долгое время была заложником косности и посредственности деспотов в погонах и коронах, а также политико-религиозного мракобесия. Те, кто сожалеет о падении «надежных» диктаторов, должны в первую очередь спросить себя, не способствовали ли они сами развитию этих революционных процессов своей поддержкой длившего целую вечность статус-кво, пишет автор. Теперь им придется примириться с последствиями - какими бы они ни были.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.