В России могут вернуть каторгу. Будут отправлять пожизненно за совершенные злодеяния. Такого понятия еще нет в уголовном кодексе, но его хотят ввести. Кого будут этапировать и кто будет возрождать Сибирь, выясняла Маргарита Ситник.

Террористы, наркоторговцы и детоубийцы уже должны примерять полосатые робы и готовиться к изнурительной работе. Заслуженный юрист России Алексей Александров предлагает, если за особо тяжкие преступления преступников нельзя приговорить к смерти, то на каторгу их, без права помилования и переписки. Но уточняет, с той каторгой, с рудниками и кандалами – ничего общего, просто название понравилось. 

АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВ, глава комитета Совета Федерации России по конституционному законодательству: Это более жесткое наказание, чем пожизненное лишение свободы, потому что там есть надежда. Здесь я предлагаю то наказание, которое не дает этому страшному злодею-преступнику никакой надежды.
 
Будут ли террористы без надежды возводить, например, объекты для Олимпиады в Сочи? На эту тему пусть фантазируют эксперты-криминалисты, говорит Александров, но задаром проедать хлеб государственный особо опасным не дадут. Почему не поднять бы Сибирь, там работы – непочатое поле.
 
АЛЕКСЕЙ ВЛАСОВ, заместитель декана исторического факультета МГУ: Вокруг этого и идет, в основном, спор. Ну что, хорошо, мы будем поднимать Дальний Восток и малозаселенную Сибирь как и в 19 веке за счет каторжан, да? Ну, а есть версия поднять за счет гастарбайтеров из центральноазиатских республик. Или, например, есть такие у нас радикалы, которые говорят: а что, давайте китайцев.
 
А то, что тяжелая работа сделает из террориста человека, - иллюзия, уверены противники инициативы новой российской каторги. Такой, дескать, исторический опыт, это только политических исправительные работы закаляли. Бывший каторжник Достоевский так и написал: каторга убивает в человеке человечное.
 
ГАЛИНА ПОНОМАРЕВА, заведующая музеем-квартирой Достоевского: Убивает в человеке всякие силы для возрождения. Возможности этого возрождения нет, нет сил и для раскаяния.
 
Маленькая Валерия Новодворская еще в пятом классе на вопрос учительницы: есть ли в России каторга, без колебаний ответила: да. Учительница растерялась. Прошло много лет, а Валерия Ильинична и теперь не сомневается.
 
ВАЛЕРИЯ НОВОДВОРСКАЯ, общественный деятель: Поздно вводить каторгу, она давно введена, со времен ГУЛАГа. Просто сейчас в лесоповале родина особенно не нуждается, алмазы, по-моему, все добыли, и в золотых рудниках тоже все выбрали. Нерентабельно, это просто стало нерентабельно, поэтому Ходорковский шьет варежки.
 
Она заверяет: российская власть вряд ли пропишет каторгу опасным преступникам, так как мировое сообщество это раскритикует. А Сибирь, мол, и так отдадут в работящие руки.
 
ВАЛЕРИЯ НОВОДВОРСКАЯ, общественный деятель: Китайцы будут обустраивать и без всякой каторги.
 
Перевод выполнен ИноТВ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.