Вначале я просто не мог этому поверить. Юрий Лужков, легендарный мэр Москвы, почти два десятилетия управлявший делами этой многомиллионной метрополии, снят со своего поста. Его жена, бизнесмен Елена Батурина (48), попала под пристальный взгляд правоохранительных органов, в офисе ее инвестиционно-строительной компании «Интеко» проведен обыск.

Я позвонил в Москву одному старому знакомому и спросил, не мог бы он организовать для меня встречу с госпожой Батуриной. Не прошло и недели, как мне позвонили из Лондона и сказали, что госпожа Батурина будет рада со мной встретиться.

Первый раз я увиделся с Еленой Батуриной в Берлине. Москва и Берлин – города-побратимы. Тогдашний мэр Берлина, Эберхард Дипген (Eberhard Diepgen) и его российский коллега часто посещали друг друга. Ужин состоялся на террасе одного ресторана, расположенного на берегу реки Хафель. Елена Батурина, находившаяся на последних месяцах беременности, была в отличном настроении, шутила и рассказывала, с какой радостью она ожидает рождение своего первого ребенка. Уже тогда она была успешной бизнес-леди. Но тогда никто не мог себе представить, что со временем она станет самой богатой и влиятельной предпринимательницей России, состояние которой оценивается примерно в 3 миллиарда долларов.

«Россия – это моя Родина»

Наша теперешняя встреча проходит в модном кафе-баре «Wolsey», расположенном в центре лондонского Сити. Зная, насколько пунктуальна госпожа Батурина, я прихожу за пятнадцать минут до назначенного времени. И, как я и предполагал, без пяти пять она входит в кафе. Быстрыми шагами она приближается ко мне и с улыбкой здоровается. Ответом на мой первый вопрос: «Почему Вы здесь, в Лондоне?», она в характерной ей манере немедленно переходит к делу: «Я знаю, что российские средства массовой информации утверждают, что я бежала из Москвы и собираюсь как можно быстрее распродать все свои активы. Это полная чепуха».

«Но ведь Вы действительно продали некоторые свои предприятия» - не уступаю я.


Прежде чем ответить, госпожа Батурина делает большой глоток кофе с молоком. Она откидывается на спинку кресла и смотрит на меня со смесью скепсиса и юмора во взгляде: «Да, в 2010-2011 годах я продала целый ряд бизнесов, которые не относились к основной сфере моей деятельности. Я приняла это решение еще в 2008-2009 годах, когда мне стало ясно, что для успешной работы на международном уровне нужно сконцентрировать свои усилия на основном направлении. Главным для меня была и остается инвестиционная и строительная деятельность, на которой следует сконцентрировать основные материальные и кадровые ресурсы. Освобождение от обязанностей, которые налагал на меня и мой бизнес статус моего мужа Юрия Лужкова, позволяет мне теперь еще активнее разрабатывать международные проекты. Уже давно мой бизнес вышел на международный уровень. К нему относятся инвестиционные проекты в Австрии, Чехии, Марокко и Казахстане. Кроме этого, есть много новых планов и проектов. Поэтому теперь я чаще, чем раньше, посещаю центры международного бизнеса. Лондон является в этом отношении одним из важнейших городов. Кстати, я не живу постоянно в Лондоне, много времени я провожу в странах СНГ, в Восточной и Западной Европе».

Я продолжаю свои расспросы: «Но все-таки, если посмотреть на ситуацию трезво, это ведь практически отход от России?».

Ее ответ звучит довольно жестко: «Нет, я продолжаю свой бизнес в России. Россия – это ведь моя Родина. При этом, я понимаю, что для развития новых проектов мне необходимо внести определенные изменения в  организационную и инвестиционную деятельность моего бизнеса в России. Я прошу извинить меня за то, что сейчас я пока не буду вдаваться в дальнейшие подробности». Слегка смягчившись, она добавляет: «Хотя я на определенное время и поменяла место своего основного пребывания, я непоколебима в своей приверженности России и моей любимой Москве».

Я задаю ей следующий вопрос: «Говорят, что московские правоохранительные органы проводят против Вас расследование». Ее еще улыбающееся лицо застывает и на нем появляется жесткое выражение. «В начале этого года были проведены обыски в рамках уголовного дела, начатого российскими правоохранительными органами по подозрению в якобы незаконной выдаче Банком Москвы кредита в размере 13 миллиардов рублей (около 330 миллионов евро) одной компании, которая приобрела земельные участки на западе Москвы, принадлежавшие мне. Однако основания для начала уголовного дела лично против меня и моего предприятия найдены не были. Таких оснований нет. Тем не менее, средства массовой информации начали поливать меня грязью и продолжают делать это до сих пор. Утверждается, что фирма, купившая у меня землю, тоже принадлежит мне. Сами следователи потом выяснили, что ею владеет один крупный западный инвестор и девелопер. Кроме этого утверждалось, что я продала землю по завышенной цене. При этом сумма контракта была ниже рыночной стоимости и в соответствовала государственным расценкам. А сейчас якобы моя фирма не выплачивает взятые кредиты. Правда уже стало очевидным, что эта ложь также не выдерживает проверки. Я уверена, что с каждым днем безосновательность всех этих обвинений будет становиться все более очевидной»,  - объясняет Елена Батурина.

Пока моя явно успокоившаяся собеседница заказывает еще одну чашку кофе, я возвращаюсь к нашей теме: «Но все-таки, положа руку на сердце, ведь всегда ходили слухи о связи должности Вашего мужа с Вашей предпринимательской деятельностью».

«О влиятельном посте супруга»

Госпожа Батурина парирует мой вопрос улыбкой: «У вас, немцев, есть хорошая пословица – «Зависть нужно заслужить, сочувствие приходит само по себе», т.е. успех порождает врагов и вместе с ними - подозрения. Вам нельзя забывать следующее. Именно потому, что мой муж занимал в Москве такой влиятельный пост, мне было нужно особенно заботиться о прозрачности своего бизнеса. Кстати еще до свадьбы с Юрием Лужковым я была довольно успешной бизнес-леди. Правда заключается, скорее, в другом. Мой муж получил больше пользы от нашего брака. Я была независимой женщиной, а Юрий – городским служащим с государственной зарплатой. То есть, все это чепуха». Она громко смеется и спрашивает меня, не хочу ли я что-нибудь выпить. Она крайне редко употребляет алкоголь, но это же не значит, что мне тоже следует отказаться от чего-нибудь покрепче. Она добавляет: «Согласно существующему стереотипу Вам нужно попросить сто грамм водки и в соответствии со слухами о богатых русских запить водку шампанским «Дом Периньон». До этого я действительно стеснялся заказывать что-нибудь кроме минеральной воды и кофе, так как независимо от ее женственности, эта бизнес-леди излучает некую жесткость и авторитет. «Однако давайте вернемся к делу», продолжает она. «Я назову Вам одну цифру: только в 2010 году я, как физическое лицо, заплатила налогов на сумму в 4 миллиарда рублей – это около 140 миллионов долларов. Информация обо всех моих сделках официально публиковалась в средствах массовой информации. Для меня всегда было важно придерживаться закона. Правила игры нужно соблюдать. Неприятно только, если другая сторона начинает их произвольно менять».

Время от времени нашу беседу прерывают звонки ее сотрудников и деловых партнеров, она извиняется и кратко отвечает им на русском или английском языке. Я спрашиваю, как она объясняет нападки на ее компанию и на нее лично. «Благодаря законности, прозрачности и стабильности мой бизнес является жирным куском, который, наверное,  многим хотелось бы проглотить» - замечает она. Вежливо, но решительно она предлагает завершить эту тему. «Почему Вы не спрашиваете меня о планах на будущее? Я продолжаю свою предпринимательскую деятельность, как в России, так и за границей. И, боже мой, в мои планы входит не только бизнес». Теперь я откидываюсь на спинку кресла и отвечаю: «А теперь Вы мне все об этом расскажете». Она снова громко смеется и говорит: «Вы действительно в этом уверены? Но шутки в сторону. Конечно, я Вам об этом расскажу».

И теперь я непроизвольно вспоминаю, что многие мои знакомые связывают имя этой самой богатой россиянки не с ее бизнесом, а с благотворительной деятельностью, о которой много рассказывается в средствах массовой информации. К ней относятся социальные проекты, спонсирование спортивных мероприятий и, разумеется, активное участие в движении Laureus - благотворительной инициативе, основанной такими известными спортсменами, как Марк Шпитц и Франц Бекенбауер.

«И», - продолжает моя собеседница, - «конечно, у меня есть конкретные планы новых социальных проектов, связанных с поддержкой детей и подростков. Я также планирую реализацию ряда совместных общественных проектов с партнерами из России, США и Европы. «Российский авангард» был лозунгом многих моих социальных проектов. Теперь пора заявить о новом этапе развития «Российского авангарда». Вас ожидает много сюрпризов!» – при этих словах глаза Батуриной сверкают, отражая ее страстную увлеченность этим делом.

«Как Вы относитесь к тому, что Вас называют самой богатой женщиной России?» - задаю я свой последний вопрос. «Да, говорят, что я самая богатая женщина в России. Но так ли это? Я сильно в этом сомневаюсь. Я думаю, что в России есть женщины и побогаче меня».

Вечером на концерт с дочерьми

Елена Батурина смотрит на часы и говорит: «Извините, но пора заканчивать наш разговор. Я обещала дочерям пойти сегодня вечером с ними на концерт. Если я не сдержу свое обещание, в нашей семье разразится война» - смеется она. Краткое рукопожатие, выражение взаимной признательности – и встреча с самой богатой женщиной России подходит к концу.

В лице Елены Батуриной я встретил человека, который в настоящее время столкнулся с некоторым количеством трудностей. Однако я и не предполагал, какое спокойствие и самообладание будет излучать эта женщина. В ней не было и следа горечи, боязни или беспокойства. Елена Батурина стоит перед новым и не менее насыщенным жизненным этапом, полным новых идей и планов. Само собой разумеется, сохранившееся признание западной элиты придает ей еще большую уверенность. Среди прочего в разговоре Батурина вскользь упомянула о том, что несколько дней назад она была приглашена на летний праздник к английской королеве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.