Обладает ли Россия иммунитетом для движений а ля «Оккупируй Уолл-стрит» из-за того, что ее недовольные молодые люди имеют возможность эмигрировать?

В последние дни движение «Оккупируй Уолл-стрит» распространилось примерно на 80 стран по всему миру, по мере того, как сотни тысяч людей начали выходить на улицы, чтобы выразить протест против корпоративной жадности и глобальной финансовой системы.

Но движение остается относительно бессвязным и непоследовательным, к нему обычно присоединяются анархисты, антиглобалисты и другие подобные им силы, которые часто участвуют в демонстрациях во время саммитов «большой двадцатки» и других крупных встреч «истэблишмента».

Типичным для этих акций является тот факт, что никто из протестующих, кажется, не продумывает выражения своего гнева - они не выдвигают никаких новых экономических идей и не предлагают никаких альтернатив, не говоря уж о жизнеспособных политических решениях. И действительно, в первую очередь, они не демонстрируют никакого реального понимания принципов появления и накопления богатства. Если не посредством крупных корпораций, чьей продукцией они все с удовольствием пользуются, тогда кем? Государством? Эта альтернатива была опробована в XX веке, не раз, и обыкновенно с катастрофическими последствиями.

По иронии судьбы, среди многих из протестующих такие бизнесмены-мультимиллиардеры, как например британский Ричард Брэнсон (Richard Branson) из Virgin Group или покойный Стив Джобс (Steve Jobs) из Apple пользуются культовым статусом, не в последнюю очередь благодаря своему имиджу и модным продуктам или услугам. Подобной репутации трудно добиться, но другие компании и их руководители все равно часто пытаются им подражать.

Нынешний урожай западных участников акций протеста отдаленно напоминает их предшественников из, скажем, 1968 года, которые были по большей части обеспеченными людьми и университетскими студентами с хорошим образованием, весьма близко знакомыми с философией, в частности, Франкфуртской школой и мыслями Герберта Маркузе (Herbert Marcuse), критиковавшего и американский капитализм, и советский коммунизм. В своей книге 1964 года «Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества» (One Dimensional Man: Studies in the Ideology of Advanced Industrial Society) Маркузе заявляет, что каждая система разработала новую технологию подавления и способствовала развитию у людей ложных потребностей, при содействии и подстрекательстве «безумных людей» на Западе, чей революционный пыл потерпел крах.

Но сегодня, несмотря на военные операции Запада в трех странах - Иране, Афганистане и Ливии - нет ничего, сравнимого с антивоенными и антиядерными настроениями, характерными для 1960-х годов. То, что молодые фрустрированы своими бедными перспективами, понятно, но западные экономики переживают глубокую трансформацию, все больше бесконечных рабочих мест отправляются на аутсорсинг в Индию и Китай - и уходит не только низкооплачиваемый труд на производстве, но и дорогие и высокотехнологичные услуги, такие как сектор IT или бэкофис.

Западные страны отчаянно нуждаются в возникновении новых моделей ведения бизнеса, но они обнаружат, что им все сложнее оставаться на самом верху цепочки создания добавленной стоимости и опережать развивающиеся рынки, если они продолжат проводить некомпетентную, непрочную и неумелую образовательную политику и сокращать расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Риск долгосрочного спада в плане рабочих мест на Западе выглядит вполне реалистичным.

До настоящего времени движение «Оккупируй Уолл-стрит» не достигло России, но нет никаких сомнений, что власти вполне справедливо выражают серьезную озабоченность. Задолго до того, как начались нынешние протесты, премьер-министр Владимир Путин часто заявлял, что на фоне уличных беспорядков в Европе, и особенно в Греции, российские собственные стимулы и спасательные меры были полностью оправданны и являлись правильной реакцией политики.

На встрече с консультативным комитетом по иностранным инвестициям в эти выходные Путин сказал, что русские должны чувствовать, что дела в стране меняются к лучшему, в противном случае они бы уже были на улицах, как в Европе и США, где «сотни тысяч выдвигают требования, которые правительства этих стран удовлетворить не способны».
 
Тем не менее, Путин заверил инвесторов, что у властей нет намерений менять свою экономическую политику, заявив: «Мы понимаем важность устойчивости и предсказуемости».

Это позволило некоторым российским наблюдателям обнаружить изменения в путинском послании - начиная с роста расходов, особенно в преддверии парламентских и президентских выборов, чего, как он сказал, не будет, до более осторожного подхода, который, кажется, противоречит словам президента Медведева об увеличении расходов, особенно в военной сфере.

Есть несколько вероятных причин, почему движение «Оккупируй Уолл-стрит» не достигло России - на данный момент. Наиболее очевидным является то, что финансовое состояние России, по крайней мере, на первый взгляд - гораздо более сильное, чем в большинстве развитых стран, у страны большой торговый профицит и третьи по величине в мире золотовалютные запасы. Но это, конечно, по большей части, заслуга российской экспортно-ориентированной, основанной на продаже сырья, экономики. В нефтегазовом секторе работает сравнительно немного народу, но в последние годы этот сектор обеспечил возможность щедрого поведения в форме значительного увеличения социальных расходов. Это хорошая новость для экономически наивных, которые остаются по большей части в неведении относительно глубоких структурных проблем России, которые в ней проявятся в случае глобального замедления или рецессии. Другой причиной пассивности русских является то, что «общественное сознание» и осведомленность среди нынешних глобальных протестующих гораздо ниже, чем она была среди поколения 1960-х, и еще менее эти качества развиты в России, население которой печально известно своим цинизмом, будучи уверенным в том, что они все равно в любом случае ничего не смогут сделать с «системой»
 
Русские гораздо больше привычны к гораздо более вопиющим нарушениям в рамках связи политики и денег, чем люди на Западе, где до последнего времени рост номинального благосостояния отвлекал внимание от огромного продолжавшегося накапливаться долга.

Россия также относится к числу «новых» и развивающихся экономик, поэтому ее финансовая система все еще слабо развита, и ипотечное и потребительское кредитование даже близко не подходит к тем пропорциональным величинам, которые наблюдаются в таких странах как США, Великобритания, Ирландия или Испания. В результате русские гораздо в большей степени защищены от долгов, чем западные граждане.

Вдобавок, у молодых русских с хорошим образованием есть удобный выход - они всегда могут эмигрировать на Запада, т.е. у них есть возможность, которой лишены их коллеги в Лондоне, Нью-Йорке, Мадриде и Риме.

Еще предстоит увидеть, продолжит ли шириться движение «Оккупируй Уолл-стрит», и станет ли оно представлять собой реальный вызов ситуации «статус кво».

Также пока неясно, достигнет ли движение России. В настоящее время российские нефть, газ, торговый профицит и валютные резервы обеспечивают ей большую подушку безопасности.

Но как часто демонстрировала история, системы, которые выглядели стабильными годами и десятилетиями, могут рухнуть очень быстро - а детонатором далеко не всегда бывает экономическое недовольство.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.