«Мы существуем!» - скандировала толпа в Москве. В России даже в участниках демонстраций есть нечто литературно-философское. Но кроме этого, у них есть и храбрость. В течение последнего десятилетия противники режима Владимира Путина подвергались преследованиям и попадали в тюрьмы. Их пытали и убивали. Однако, несмотря на это, множество мужчин и женщин вышли на улицы русской зимой, чтобы потребовать того же самого, чего требуют участники протестов по всему миру – уважения, вовлеченности в политический процесс, участия общества в политической жизни и свободы. Смогут ли они добиться успеха в России?

Еще по теме: Путин и Кудрин - реальный российский тандем

 

Факторы, которые привели к Арабской весне, были крайне разнообразными. Однако главным среди них было чувство отчуждения и отключенности общества от структур политической и экономической власти. Это чувство сейчас в России сильно. По данным опроса, проведенного «Левада-Центром», 52% россиян считают, что руководство страны сейчас еще более коррумпировано, чем даже в1990-е годы (в 2007 году так думали только 16% респондентов).

 

В Арабской весне важную роль сыграл также фактор средств связи. Молодое и беспокойное население, обладающее доступом к социальным сетям и другим технологиям, смогло увидеть окружающий мир и оценить отсталое состояние своих стран. Население России стареет и сокращается, однако в московских протестах участвовало много молодых горожан, связанных с миром всеми существующими новыми информационными технологиями.

 

 

В России также присутствует еще один ключевой для арабских восстаний компонент – экономический рост, создавший средний класс и породивший рост запросов. В Египте и Тунисе перед началом протестов экономика росла несколько лет подряд, а либерализация открыла для мира новые отрасли и секторы. В России за период с 1998 года по 2010 год ВВП на душу населения в постоянных ценах, выраженных в долларах, почти удвоился. Именно это годами обеспечивало популярность Путину. Разумеется, этот подъем в российской экономике стал следствием не столько реформ, сколько высоких цен на нефть (сейчас они превосходят 100 долларов за баррель), которые усилили в первую очередь не российское общество, а российское государство.

Читайте еще: Царь Путин как актер в прямом эфире

 

Следует отметить, что главная драма российской истории связана с соотношением государства и общества. Проще говоря, государства в России всегда было слишком много, а общества - слишком мало. Историки неоднократно отмечали, что российское государство было в буквальном смысле слова собственностью царя, что крепостные были больше похожи на рабов, чем на обычных крестьян, и что в стране не было никаких институтов, соперничающих с государственной властью. Коммунистический переворот только усилил эти тенденции, создав сверхгосударство, руководившее всеми аспектами человеческой жизни. Когда оно рухнуло в 1991 году, оказалось, что под его поверхностью был только хаос.

 

Однако параллельно всегда существовало российское гражданское общество, маленькое, но динамичное, поддерживавшее универсальные ценности и права человека. Речь идет о России Толстого и Пастернака, Сахарова и Горбачева, которая всегда верила, что судьба России – быть с Западом. Эта Россия не умерла под властью Путина. Фактически, в течение последнего десятилетия она тихо, но упорно продолжала расти. Дебра Джевлин (Debra Javeline) и Сара Линдеманн-Комарова (Sarah Lindemann-Komarova) в своей статье в выпускаемом Колумбийским университетом Journal of International Affairs, рисуют образ России, в которой гражданское общество приобретает все большее значение. Сейчас в этой стране существует больше 650 тысяч неправительственных организаций. Многие из них не являются откровенно политическими, однако они бросают вызов власти и решениям государства, например, по экологическим вопросам, - и иногда побеждают.

 

Разумеется, российское государство по-прежнему остается могущественным и властным и повсеместно присутствует как в политике, так и в экономике. Несмотря на все веяния перемен, мощь государства, которой умело пользуется Путин, не может не впечатлять. Причем дело не только в том, что Путин сумел частично восстановить советскую машину страха, дело еще и в деньгах. В распоряжении российского государства находится больше природных ресурсов – нефти, газа, алмазов, никеля, меди, алюминия, чем у любой другой страны в мире. Эти богатства позволяют правительству как подавлять активность населения, так и подкупать его.

Еще по теме: Как оттеснить Путина от власти

 

Необходимо принять во внимание, что при всем размахе и при всей мощи Арабской весны, она не привела к политическим переменам ни в одной из богатых нефтью стран. Революция началась в пустынях Магриба, в Тунисе. Она быстро охватила Марокко. Однако расположенный по соседству Алжир, более репрессивный, чем обе эти страны, волнения до сих пор не затронули. Волну протестов называют Арабской весной, но на деле начало ей было положено полтора года назад в неарабском Иране, когда на улицы вышли сторонники «Зеленого движения». Однако иранский режим, покупающий поддержку патерналисткими мерами и подавляющий протесты с помощью своих военизированных организаций, по-прежнему существует. Богатые нефтью страны Персидского залива – даже Бахрейн, в котором оппозиция пользуется мощной общественной поддержкой, также устояли перед ветром перемен.

 

Советский Союз рухнул, когда цены на нефть упали до уровня примерно 20 долларов за баррель. Если бы они упали вновь, как предсказывали многие, российское государство потеряло бы свой самый важный актив. Тем не менее, если российское гражданское общество сможет, несмотря на все вышесказанное, добиться даже самых скромных изменений, оно перепишет историю.

 

Прим. ред. – статья будет опубликована в бумажной версии журнала, которая выйдет 26 декабря.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.