В общении с путинской Россией выжидание или сдержанность не являются приемлемыми альтернативами. Поскольку это может привести лишь к еще большим затруднениям для политики, экономики и даже для безопасности Запада.

Позволю себе из-за событий у меня на родине несколько нарушить праздничное настроение. То, что сейчас происходит в России, требует от западных правительств незамедлительных действий. Все новые факты подтверждают: фальсификации во время недавних выборов в Государственную Думу были на самом деле масштабными. 15%, 20% или даже еще больше голосов были украдены при помощи различных манипуляций и приписаны кремлевской партии «Единая Россия».

Постоянное подавление оппозиции, а также цензура в средствах массовой информации с самого начала исключали возможность честного проведения избирательной компании. Международные наблюдатели – Совет Европы, ОБСЕ  и другие организации – также оказались правы в своей критической оценке состоявшихся выборов.

Конечно, и на предыдущих выборах при Владимире Путине, как, впрочем, и при Борисе Ельцине, имели место подтасовки и фальсификации. Только на этот раз значительная часть общества решила перейти к активному сопротивлению.

Озадаченные правители


Неожиданные масштабные демонстрации в Москве, а также акции протеста в десятках других российских городов, вызвали явное замешательство в Кремле. Он стал маневрировать для того, чтобы сдержать народный гнев, однако к настоящим компромиссам, не говоря уже о сдаче своих позиций, он не готов. Массовые протесты не вписываются в политическую картину Путина. Он пытается их игнорировать или принизить их значение. При этом более жесткий вариант действий, судя по всему, на всякий случай также держится наготове.

Тем временем появляются трещины в аппарате власти. Некоторые чиновники выражают недовольство по поводу существующей ситуации, требует проведения настоящих реформ, выступают против московских боссов. Возможно, таким образом они проверяют, не настало ли время сделать ставку на новые политические силы.

Из-за широкой общественной реакции легитимность новой Думы открыто ставится обществом под сомнение. То же самое относится к избирательной системе, государственной пропаганде, а также к партийной политике Кремля как таковой. При этом делаются заявления о том, что практически вся существующая в настоящее время политическая система должна быть изменена и приведена в соответствие с российской Конституцией. В противном случае не может быть и речи о легитимности намеченных на 4 марта 2012 года президентских выборов, являющихся, по сути, заранее запланированным переизбранием Путина.

Таким образом все назначаемые президентом, его администрацией и Думой государственные органы, включая центральное правительство и губернаторов в провинции, рискуют утратить свои правовые основы.

Путинская вертикаль власти

Те же самое относится к экономическим структурам. Не являются исключением в данном случае и те компании, которые формально основаны на частной собственности, но на самом деле являются придатками государственного аппарата и управляются друзьями Путина или его доверенными лицами. Как известно, вся деловая жизнь в России зависит от близости отношений с аппаратом власти. Вопрос о том, что и кому принадлежит, решается чиновниками, а в особых случаях самим Путиным. Это относится, например, к Газпрому, банкам и к оборонной промышленности. Сохранятся ли и дальше сложившиеся отношения?

Пока россияне мирились с так называемой вертикалью власти – какой бы нелегитимной и враждебной по отношению к демократии она ни была – и фактически соглашались с ней, все эта конструкция казалась стабильной. Но сегодня существует опасность того, что она зашатается. Отсутствие демократии и верховенства закона привело Россию к потенциально хаотическому и непрозрачному состоянию.

В течение долгого времени и весьма охотно велись разговоры об «общественном договоре» между Кремлем и населением страны. Запад довольно легкомысленным образом строил на основе этой формулы свою политику партнерства. При этом важнейшие связи в сегодняшней системе власти в России неверно истолковывались или не принимались в расчет.

Политика при помощи жестов запугивания


На самом деле правление Путина и всего его режима покоится на кровавой чеченской войне и десятках тысяч ее жертв. Кремль ясно дал понять, что он ни перед чем не остановится для того, чтобы поддержать свой диктат. За войной последовали широкомасштабные «антитеррористические меры», превратившие Россию в предельно централизованное и авторитарное государство. Но теперь эта война постепенно забывается, и в первую очередь это относится к более молодому поколению.

Путин пытается с помощью жестов запугивания, демонстрируемых в адрес НАТО или соседней Грузии, возбудить в стране новые страхи и недовольство. Но сегодня это уже не работает так же безотказно, как раньше, и поэтому Кремль вынужден придумывать что-то новое.

В настоящее время на первый план выходят способные функционировать институты государства. В России это в первую очередь вооруженные силы (то есть генералитет) в союзе со спецслужбами. Все они совершенно несовместимы с демократией. Я боюсь, что генералы в ближайшее время могут прийти к выводу о том, что им необходимо взять в свои руки еще больше компетенций и власти. Это не принесет ничего хорошего ни России, ни остальному миру.

Что следует делать Западу

Что делать? Нужно срочно действовать для того, чтобы обуздать реакционные силы, а также государственную власть, направленную против демократии, гражданского общества и верховенства закона. Западные правительства и организации должны открытым текстом предостеречь Москву в этом отношении.

В последние годы много было сделано для того, чтобы вовлечь российские верхние слои во «всестороннее партнерство». Теперь нужно использовать эти связи (это относится в том числе к частным, а также к финансовым интересам российской «элиты» за границей) в интересах российской демократии и в конечном счете в интересах Запада.

Кроме того, следует помочь России встать на путь проведения антитоталитарных преобразований, как это успешно было сделано в бывших странах восточного блока. Это означает не только оказание моральной или риторической помощи - речь идет также о активной поддержке демократического движения в России. Соответствующий опыт и ноу-хау имеются в распоряжении в Центральной Европе. И, пожалуйста, никаких новых стратегических компромиссов с КГБ и его наследниками, как это было после развала Советского Союза.

Все это - гигантский вызов и масштабная задача. Вместе с тем такие альтернативы как выжидание или сдержанность могут привести к еще большим затруднениям для политики, экономики и даже для безопасности Запада.

С этой точки зрения я вижу возможность принципиального изменения российской военной политики, а также политики в области безопасности и ориентирования их на связь с Западом. Преимущества и польза для всех сторон в этом случае очевидны. Это не утопия, и речь в данном случае идет в большей степени об ответственности и последовательных действиях.

Виктор Калашников родился в 1952 году. Он изучал географию в Москве, а в 1980-х годах работал аналитиком в советской спецслужбе КГБ. С 1988 по 1992 год он как офицер КГБ находился в служебной командировке в Вене. С 1992 года он работал в кремлевской администрации, после чего ушел в частный бизнес. В настоящее время в качестве свободного журналиста он работает в Вене и в Берлине.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.