С минутным интервалом тягачи с полуприцепами с грохотом устремляются от берегов Черного моря вверх по направлению к Красной Поляне. Каждый болт и каждый камень доставляется через прорубленный в скалах туннель, ведущий к месту проведения Зимних Олимпийских Игр 2014 года. Расстояние от берега моря до Красной Поляны составляет 40 километров. Эта «Прекрасная Поляна» скрывается за горным хребтом на высоте 500 метров выше уровня моря. Прежде поездка продолжалась более полутора часов, и путь проходил по захватывающей дух горной дороге, а еще раньше подобного рода путешествие могло занять даже несколько дней. В Красной Поляне поселялись те, кто хотел обрести покой и кто не очень доверял российским властям. Так продолжалось до тех пор, пока любитель горных лыж Владимир Путин не открыл для себя эту деревню в начале 2000 года. До этого Красная Поляна оставалась Богом забытым местом, где была расположена одна гостиница и пара частных пансионатов. Сама деревня располагалась в укромном месте, где жили греки, кавказцы, эстонцы и русские.

Читайте также: Горнолыжный центр "Роза Хутор" не подкачал

Сегодня в этой долине неосвещенных мест уже не осталось. Повсюду даже ночью при свете прожекторов работают строители из Средней Азии. На огромных плакатах, расположенных вдоль главной улицы, занимающиеся кейтерингом фирмы предлагают свои услуги рабочим. «Компактный дневной рацион» стоит 200 рублей или приблизительно 5 евро. За эти деньги в одном из новых ресторанов тебе не подадут и остывший кофе. Официально все идет по плану. Только строительство санно-бобслейной трассы немного отстает от графика. Олимпийские объекты представляют собой первый крупный строительный проект в истории новой России за последние четверть века. Это престижный проект, с помощью которого Москва намерена продолжить традиции Советского Союза. На это не жалеют ни усилий, ни денег. Судя по всему, сохраняется вера в то, что природа безнаказанно позволяет с собой делать все, что угодно. Над долиной постоянно висит облако пыли. Это смесь песка и цемента. Именно она хрустит на зубах. «У нас здесь больше ничего не растет, десятисантиметровая пыль все губит, а раньше мы снимали два урожая в год», - рассказывает Янис. Он сидит на деревянной лавке перед своим домом в старой части Красной Поляны. Этот 81-летний грек работал раньше пастухом и слесарем. В 30-е годы прошлого века он приехал сюда вместе с родителями. Многие тогда переселялись с побережья в горы для того, чтобы избежать сталинских репрессий. Янис жалуется на то, что Красная Поляна уже не похожа на его родную деревню. Он говорит по-русски. Но когда начинает волноваться, переходит на архаичный греческий. «Я сижу здесь целыми днями и не вижу ни одного знакомого лица», - говорит этот старик. Он преувеличивает – как раз недавно он перекинулся парой слов со своей соседкой. Но на самом деле многие жители Красной Поляны переселяются в другие места. Вместо них сюда приезжают строители и инженеры из других частей России, а также менеджеры в области туризма и маркитанты.



То же самое произошло и с жителями прибрежной полосы, которую нужно было расширить для строительства олимпийских объектов. Переселены были тысячи людей, они были вынуждены покинуть свои дома и лишались при этом собственности. «Сталин в конце 1940-х годов депортировал нас, греков, в Казахстан», - рассказывает Янис. Советский тиран не доверял предприимчивым греческим «космополитам», проживавшим на берегу Черного моря. «Мы ускользнули от него, так как жили здесь, наверху». Но теперь уже игры в мировую открытость могут стать причиной его изгнания, и он опять не может обрести покоя.

Еще по теме: Моква строит горнолыжные курорты на неспокойном Кавказе


Красную Поляну теперь не узнать. О старом месте напоминает одно название. Московская элита строит тут будущий горнолыжный центр по западному образцу. Новая Красная Поляна будет представлять собой смесь из Куршевеля, где особенно любят развлекаться российские нувориши и прочий бомонд, а также Санкт-Морица , Китцбюэля и величественных колоннад севера Италии. Но здесь, само собой, все будет еще больше и помпезней. Старые пансионаты, располагавшиеся на главной улице в районе Эсто-Садок, и другие добротные сооружения последних 15 лет стали жертвой специальной техники, используемой для разрушения зданий. Привычный меланхоличный колорит исчез. Сквозь строительный грохот уже можно различить будущий гламурный блеск и суету. Об этом позаботились планировщики – парижский звездный архитектор Пьер Динер (Pierre Diener) отвечает за один из горнолыжных центров под названием «Карусель», где будут проходить соревнования по прыжкам на лыжах с трамплина. Динер уже строил во французских Альпах - в Куршевеле и в Вальмореле. Заметно также стремление к сохранению аутентичности и к фольклору. Строящиеся шале напоминают российские деревенские дома, хотя деревянные конструкции для них были закуплены в Австрии. В поисках образцов для своей работы французский архитектор даже побывал в центральной России и пришел в восторг от искусства деревянной архитектуры в северорусском музее-заповеднике Кижи. Свои фольклорные мотивы Динер позаимствовал у иллюстратора сказок и былин Ивана Билибина, работавшего в 19 веке. Это художник эмоциональный, трогательный, добродушный и слегка наивный. Однако с кавказской традицией горных народов российский архитектурный стиль не имеет ничего общего.

Российская империя завоевала свои южные территории только во второй половине 19 века. Новая Красная Поляна в очередной раз лишает горцев культурной самобытности – как будто Олимпийские Игры должны навсегда покорить этот неспокойный регион. Когда-то европейские аристократы на службе у русского царя помогали завоевывать Кавказ, а сегодня ничего не подозревающие профессионалы из Европы завершают начатое в те времена дело.

Еще по теме: Американских лыжников не очень впечатлили олимпийские спуски в Сочи

Без лишних претензий и одновременно весьма удачным оказался выполненный в традиционном альпийском стиле комплекс «Роза Хутор», где в конце недели был проведен этап кубка мира по горнолыжному спорту среди мужчин.  Совершенно иначе выглядит вокзал в Красной Поляне. В его архитектуре отражено русское стремление к имитации и эклектике. Конечно, этот горный терминал не дотягивает до Дворца дожей, однако и здесь нельзя не заметить венецианское влияние – в том числе и фигуру Венеры, украшающую крышу. За счет заимствования формы и стиля Россия на Кавказе оделась в европейские одежды. Это также вписывается в давнюю традицию. Престижные объекты национального значения и соответствующей символики российские правители с незапамятных времен поручали европейским специалистам. Да и московский Кремль, каким мы его сегодня видим, также является европейским проектом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.