Когда первый заместитель премьер-министра России Игорь Шувалов объявил, что его жена в 2008 году заработала 10,9 миллиона долларов, он стал первым российским чиновником, публично раскрывшим доходы своей семьи.

Коллеги Шувалова заявили, что налоговой декларацией за 2009 год он укрепил свою репутацию прогрессивного человека в правительстве, сделав это в момент, когда российский президент Дмитрий Медведев вел борьбу за расширение прозрачности и открытости в рамках своей антикоррупционной кампании.

С тех пор как Шувалов пришел из бизнеса в правительство, инвесторы видят в нем ведущего борца за либеральные реформы, который выступает за приватизацию и снижение роли государства.

Но потом появилась информация о том, что семейный фонд Шувалова почти на 200 миллионов долларов увеличил то начальное состояние, которое он накопил в бизнесе. Делалось это через фонды совместного инвестирования вместе с некоторыми российскими магнатами, когда Шувалов занимал высокие государственные посты. Это вызвало определенные неудобные вопросы по поводу связей между государственными руководителями и большим бизнесом, что давно уже тревожит инвесторов.

Читайте также: Шувалов займет ещё один пост Кудрина

Утечка документов хоть и не свидетельствует о нарушениях российского законодательства, но вызывает серьезные вопросы по поводу связей и блата в государстве Владимира Путина. Инвесторы опасаются, что здесь за закрытыми дверями заключаются порой договоренности по понятиям между старыми друзьями. Эти документы также выдвигают на передний план несоответствие современным требованиям норм и правил, регулирующих инвестиции чиновников, где зачастую может возникать конфликт интересов.

Шувалов в 2003 году поднялся по карьерной лестнице и стал помощником Владимира Путина по экономическим вопросам, а позднее первым заместителем премьер-министра. Но и люди, вместе с которыми он инвестировал средства, также преуспевали.

Алишер Усманов, вместе с которым фонд семьи Шувалова инвестировал в 2004 году средства в компанию Corus, чтобы заработать позже 70 миллионов долларов, создал после этого российскую металлургическую компанию "Металлоинвест". В этом году он стал самым богатым в России человеком. Сулейман Керимов, чья инвестиционная фирма дала фонду Шувалова возможность заработать более 100 миллионов долларов, к 2008 году сделал себе состояние в 20 с лишним  миллиардов долларов. Такого успеха он добился, инвестируя средства в Газпром и крупнейший в России государственный банк "Сбербанк", причем инвестиции он делал за счет огромных кредитов, полученных из того же банка.

Шувалов утверждает, что будучи государственным чиновником, он никогда не допускал никаких конфликтов интересов. Однако опасения по поводу его недобросовестности во время работы в правительстве усиливаются, особенно в связи с тем, что в следующем месяце будет сформировано новое правительство. Похоже, именно это и заставило бывших коллег Шувалова выступить в его защиту.

Также по теме: Шувалов - те, кто противятся модернизации, уйдут на второй план


Эти коллеги и соратники, включая бывшего руководителя кремлевской администрации Александра Волошина и бывшего министра экономики Германа Грефа, заявили, что Шувалов выделяется на общем чиновничьем фоне, будучи более открытым человеком, чем остальные. По словам Волошина, Шувалов приложил максимум усилий, чтобы доложить руководству о своих активах и потенциальных конфликтах - причем было это еще до медведевской законодательной инициативы о декларировании доходов.



"Я не помню никаких конфликтов интересов, - сказал Волошин. - Я не помню ни единого случая, когда бы он лоббировал интересы в делах, связанных с Усмановым или с любым другим бизнесменом".

Относительная открытость Шувалова это "скорее исключение, чем правило", добавил Волошин. "Это не очень широко практикуется. И как показывает опыт, на этом можно набить синяки и шишки, как сейчас случилось с Шуваловым. Однако я считаю, что он поступает абсолютно  правильно".

Заместитель премьер-министра в то время действовал в полном соответствии с законом, который гласил, что государственные чиновники должны передавать активы под управление доверительного фонда, однако не указывал, кто и как должен управлять и распоряжаться этими активами, сказал Волошин.

Читайте также: Клинтон приветствует присоединение России к антикоррупционной конвенции

Шувалов поднялся с должности партнера в крупной юридической фирме до больших высот в правительстве. В это же время Россия тоже продвигалась вперед - от мрачных дней 1990-х годов, когда многие законы еще не были написаны, или в них была масса лазеек, к нынешним временам, когда предпринимаются попытки по совершенствованию норм регулирования.

В отличие от многих других российских руководителей, Шувалов свое начальное состояние сколотил в частном бизнесе в 1990-е годы. Он зарабатывал деньги, будучи управляющим партнером в крупной юридической фирме ALM, которая принадлежала российскому магнату Александру Мамуту. Мамут был тесно связан с семьей Бориса Ельцина, который в то время был президентом. Шувалов расширил бизнес, создав деловое партнерство с российским предпринимателем Олегом Бойко и получив долю активов компании. Об этом рассказывают люди, знакомые с данной ситуацией. Тесное сотрудничество с российским магнатом Романом Абрамовичем в момент, когда он стремился приватизировать Сибнефть, принесло крупные вознаграждения и преимущественное право на покупку 0,5% акций этой нефтяной компании.

К моменту прихода в правительство Шувалов накопил состояние в 18 миллионов долларов, ликвидировав партнерство с Бойко, а также продав долю в Сибнефти. Средства были переведены на счета оффшорной компании, зарегистрированной на имя его жены Ольги.

Заняв в 1997 году должность в федеральном фонде имущества, Шувалов рассказал о своих активах руководству.

Также по теме: Американский чиновник призывает Россию принять антикоррупционный закон

Но как раз в то время, когда Шувалов пришел в правительство, российский федеральный имущественный фонд организовывал аукцион по приватизации последних 20% акций Сибнефти. В связи с этим возникает вопрос: а не было ли хотя бы видимости конфликта интересов в связи с дружбой Шувалова и Абрамовича и теми 0,5%, которые ему принадлежали?

Близкие к Шувалову люди говорят, что он не имел никакого отношения  к решению о приватизации. По словам Волошина, решения по вопросу владения крупной нефтяной компанией "принимались на гораздо более высоком уровне".

В июне-июле 2004 года зарегистрированный на Багамах оффшорный фонд Sevenkey, где хранилась значительная часть семейных активов Шувалова, согласился купить простые акции Газпрома на сумму 17,7 миллиона долларов, действуя при этом через инвестиционный холдинг Керимова "Нафта Москва". Об этом свидетельствуют документы. После этого Шувалова повысили, и он стал кремлевским помощником Путина по экономическим вопросам.

Возглавляющий сегодня Сбербанк Герман Греф, который в то время был министром экономики и отвечал за либерализацию Газпрома, сказал, что Шувалов не был "инсайдером" при проведении реформы, и ни разу не принимал участия в обсуждениях на эту тему. Однако другой высокопоставленный на то время чиновник заявил, что Шувалов принадлежал к узкому кругу российских руководителей, знавших об этом процессе. Близкие к Шувалову люди настаивают, что это не так.

Читайте также: Игорь Шувалов: "Я не даю неисполнимых обещаний"

Sevenkey получила деньги на покупку акций Газпрома за счет компенсационного займа от голландского филиала "Альфа Банка" Amsterdam Trade Bank NV. "Альфа Банк" принадлежит другому крупному российскому олигарху Михаилу Фридману. Об этой сделке свидетельствуют документы, попавшие в руки Financial Times. Широко разрекламированная либерализация помогла резко поднять цены акций Газпрома, которые к моменту их реализации компанией Sevenkey в начале 2008 года подорожали в семь с лишним  раз.

Работающие с Керимовым банкиры давно уже задают вопросы о характере взаимоотношений этого магната с Кремлем и прочими руководителями. Керимов был мало кому известным "минигархом", пока не поставил по-крупному на Газпром, получив огромные кредиты от государственных Внешэкономбанка и Сбербанка. За счет этого с конца 2003 года он начал наращивать свою долю в газовой компании, а позднее увеличил свои активы в Сбербанке за счет его же средств. К середине 2008 года Керимов на этих акциях сколотил состояние в 20 с лишним  миллиардов долларов.

Однако близкие к компании "Нафта Москва" люди отрицают, что инвестиционный холдинг Керимова инвестировал средства для чиновников, и говорят, что бизнесмен не имел никакой выгоды от своей дружбы с Шуваловым.

Многие банкиры задаются вопросом о том, не кремлевские ли связи помогли Керимову получить средства от государственного банка. Однако Греф, ставший руководителем Сбербанка в начале 2008 года, говорит, что Шувалов никак не причастен к выдаче кредитов Керимову, у которого до сих пор имеется в этом банке крупная кредитная линия. По словам Грефа, он не нашел подтверждений того, что Шувалов пытался влиять на кредитные решения банка при его предшественнике. Получить комментарии по этому поводу у бывшего руководства Сбербанка не удалось.

Также по теме: Москва проводит новые антикоррупционные чистки

Компания Sevenkey напрямую договорилась об инвестициях в Corus на 49,5 миллиона долларов, когда Усманов пришел к Шувалову и попросил о финансовой поддержке, о чем говорят люди, знакомые с данной ситуацией. Сделка была профинансирована за счет продажи части его пакета в Сибнефти. Первоначально договор о ссуде предусматривал ежегодную процентную ставку в 5%, однако Sevenkey получила гораздо больший доход на сумму 119 миллионов долларов, о чем свидетельствуют банковские документы от 2007 года. То была пропорциональная компенсация за выделенные Усманову средства на покупку 13% акций Corus.

Один из официальных представителей правительства заявил, что Шувалов всегда действовал в рамках норм российского и международного права, представляя российским налоговым органам данные о своих доходах и о доходах своей семьи. "Такая открытость опережала требования законодательства", - сказал этот представитель.

Российская прокуратура начала расследование по сделке Corus после того, как в журнале Barron's в прошлом году появился отчет на эту тему, который вызвал интерес у оппозиционных организаций. Но выводы по предварительному слушанию дела, с которыми удалось познакомиться FT, гласят, что никаких правонарушений в этой инвестиционной сделке нет. В них отмечается, что Шувалов и его семья внесли в конце 2007 года декларативный налоговый платёж в сумме 260 миллионов рублей, сделав это по амнистии на доходы в сумме свыше 2 миллиардов рублей, полученные до 2006 года. Знакомые с данной ситуацией люди говорят, что Sevenkey после этих сделок выполнила все налоговые требования.

Как отмечают коллеги Шувалова, негативная реакция на утечку информации о его вложениях может заставить других руководителей начать утаивать информацию о своих активах и вкладах.

Шувалов стал первым человеком "вообще что-либо задекларировавшим", говорит один его коллега. "Любые слухи о коррумпированности Шувалова станут сигналом для остальных руководителей, которые перестанут декларировать свои доходы. Это станет сигналом для всех, что надо снова уходить в тень".

Другие опасаются, что данная информация может быть использована в борьбе между консервативными и либеральными силами, когда усилится битва за посты при формировании нового правительства. Шувалов это "человек с весьма прогрессивными взглядами", говорит Волошин. "Он против монополизации … и он выступает за приватизацию и за местное самоуправление. Он поддерживает шаги по децентрализации в правильном направлении … Это может быть связано с действиями людей, которые желают ему недоброго".

Но другой бывший коллега Шувалова, согласившийся говорить на условии соблюдения анонимности, заявил, что хотя благодаря открытости заместителя премьера информация о его финансовых активах более доступна, это не снимает вопросы о том, почему он вообще занимался совместным инвестированием с олигархами.

"Может, Шувалов  и либеральнее остальных, но он все равно часть государства, в котором нет по-настоящему справедливой судебной системы", - сказал бывший коллега.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.