Во вторник 17 апреля министр внутренних дел Тереза Мэй (Teresa May) отдала распоряжение об аресте Абу Катады, начав новый раунд исключительно зрелищного состязания, в которое превратился процесс его экстрадиции. Оказалось, у него еще было 24 часа на то, чтобы подать апелляцию в Европейский суд по правам человека, что он незамедлительно сделал. Правительство было унижено, а ЕСПЧ подвергся яростным нападкам со стороны  некоторых коллег Мэй из Консервативной партии.

"Вы не должны откладывать посадку этого поддонка и его кровожадных собратьев в самолет, летящий из нашей страны. Поступая таким образом, вы, видимо, благословляете ЕСПЧ?" – спросил министра внутренних дел депутат от Броксбурна Чарльз Уокер (Charles Walker), сделав это в такой манере, в которой действует вся близкая тори пресса.

Такая тональность была задана еще в январе в речи Дэвида Кэмерона, когда тот предложил Совету Европы провести реформу в этом суде. В его речи были некоторые весьма здравые суждения, однако он также дал повод для критики хулителям ЕСПЧ, выбрав одно дело, в котором истец пытался привлечь к ответу автобусную компанию за то, что у нее в автобусах не было кресел с откидными спинками. Хотя тот иск до суда не дошел, Кэмерон все равно воспользовался им, дабы показать, как много в ЕСПЧ дутых и фиктивных дел, мешающих ему заниматься нужной и ценной работой по защите прав человека.

Читайте также: Реформа Европейского суда по правам человека может иметь "ужасающие" последствия в России

Еще два постановления…

В тот же вторник 17 апреля, несмотря на свою загруженность делами такого рода, суд все же сумел вынести два решения. Ни одно из них не освещалось в Британии, да и в других странах, пожалуй, тоже. Британские газеты критикуют ЕСПЧ за то, что он отменяет решения парламента и навязывает чужеродные правила Британии. Но если бы они  посмотрели на два этих решения, то они наверняка попридержали бы свою язвительность и сарказм.

В первом деле - Эстамировой против России – женщина-чеченка выиграла компенсацию за убийство своего мужа российскими солдатами в Чечне в 2001 году. В документах по делу подробно излагается судебное решение, а также долгий путь женщины к справедливости, которым она шла в одиночку на протяжении последних 11 лет.

Ее мытарства по бюрократическим лабиринтам начались с выдачи свидетельства о смерти. Российская прокуратура три раза принимала решение о прекращении этого дела, поскольку не смогла найти убийц. Затем были долгие годы, когда женщина пыталась добиться возобновления  этого дела; были многочисленные отказы военной прокуратуры сообщить имена солдат, находившихся в тот день в Аргуне; дело постоянно передавали из одного государственного органа в другой.

Российское правительство строило свою линию защиты на том, что хотя следователи не нашли буквально никаких свидетельств, указывающих на исполнителей совершенного более десяти лет назад преступления, следствие продолжается, а поэтому ЕСПЧ не должен вмешиваться в этот процесс. ЕСПЧ с этим не согласился. Он отметил, что женщина не смогла доказать, кто именно из солдат убил ее мужа – в основном из-за того, что военные следователи не провели должным образом расследование. Однако суд постановил, что неспособность провести следствие сама по себе является нарушением ее прав – и принял решение о выплате ей 30000 евро.

Также по теме: Дэвид Кэмерон против Европейского суда

"Конечно, для нас это большая помощь. Хотя деньги отца не вернут, это все же лучше, чем ничего. Жалко, что не было судебного решения по убийству, но мы очень благодарны, что они дали нам материальную компенсацию", - сказала дочь убитого Марха Эстамирова.

По второму делу было принято совместное решение по двум искам – Ильюшкин и другие против России и Калинкин и другие против России. ЕСПЧ принял решение в пользу 50 российских военнослужащих, не получивших жилье, на которое они имели право.



"Решения местных судов с распоряжением о предоставлении истцам жилья имели для них огромное значение. Все они были профессиональными военнослужащими, и неисполнение судебных решений вызвало у них расстройство и неверие в свои силы", - говорится в заявлении ЕСПЧ. Суд принял решение о выплате бывшим военнослужащим в целом более 336000 евро.

ЕСПЧ как Верховный суд России?

Корзина для входящих документов ЕСПЧ распухла, как говорит Кэмерон. Своего рассмотрения ждут 15000 заявлений из Турции, 13000 из Италии, 12000 из Румынии и 10000 с Украины. Но из России приходит больше всего исков. К концу прошлого года своего решения ждали примерно 40000 дел, а это более четверти от общего количества.

После распада Советского Союза российские суды были реформированы, но все осталось так, будто никаких реформ не было. Несмотря на попытки создать суды присяжных, повысить прозрачность и так далее, примерно 98 процентов дел заканчивается обвинительными приговорами. В некоторых регионах, скажем, в южном Краснодарском крае, если прокуратура завела дело и привлекла тебя к суду, тебя признают виновным со 100-процентной гарантией.

Читайте также: Некоторые россияне добиваются справедливости в Европейском суде по правам человека


Так уж получается, что пока британская пресса навязчиво писала о том, как правительство не может выслать из страны Абу Катаду, принятые 17 апреля судебные решения тихо и спокойно продемонстрировали, какой большой объем работы проводит суд, чтобы обеспечить правосудие российским гражданам, которых их собственная судебная система бросила в беде.

Это два крайних случая. В одном деле суд вынес решение в пользу чеченской женщины, мужа которой убили российские солдаты. В другом он отстоял права этих же самых российских солдат, вынеся решение против государства. Работа одного дня как нельзя лучше свидетельствует о том правовом нигилизме, в котором застряла Россия, а также о значимости Страсбурга в борьбе с ним. В обоих случаях представители российской власти препятствовали решению дел, запутывали их и в целом не выполняли свои служебные обязанности, пока ЕСПЧ не ударил их по рукам.

Способность ЕСПЧ преодолевать проволочки и некомпетентность властей сделала его в России почти легендарным. Он подтвердил это звание в феврале месяце в пользующемся поддержкой Кремля мини-государстве Южная Осетия, когда представители власти отменили победу на выборах кандидата от оппозиции Аллы Джиоевой.

"Я предупреждаю вас, - написала она в открытом письме на имя действующего президента, - что как гражданка России я буду преследовать судебным порядком всех виновных, включая вас, в российском суде, а если понадобится, то и в Страсбурге".

ЕСПЧ вряд ли будет вмешиваться в избирательные дела страны, независимость которой признала только Россия да горстка зависимых от нее стран из Южной Америки и бассейна Тихого океана, поскольку сама Южная Осетия членом Совета Европы не является. Но это многое говорит о репутации суда, поскольку Джиоева полагает, что суд может вмешаться.

Также по теме: Дело Магнитского - двойные стандарты в российских судах

Россия подписала Конвенцию о правах человека лишь в 1998 году, тогда же попав под юрисдикцию ЕСПЧ. Но с тех пор ее граждане регулярно наводняют суд своими заявлениями и исками. Начиная с 1959 года, ЕСПЧ 341 раз выносил решения о том, что государство виновно в убийстве людей. 202 дела из этого количества (60%) были против России. 31 из 84 дел о пытках также были против России, как и 357 из 1007 дел о "жестоком или бесчеловечном обращении".

Опасность распространения

Потоки решений не остались незамеченными высшими руководителями. Принятое прошлым летом решение суда о предоставлении отпусков по уходу за ребенком военнослужащим вынудило Александра Торшина, занимавшего в то время должность исполняющего обязанности спикера верхней палаты парламента, предложить новый закон, гарантирующий верховенство российских судов над ЕСПЧ.



"Я считаю, что с этой новой практикой Страсбургский суд, отойдя от рамок Европейской конвенции, вторгся в сферу государственного суверенитета России и пытается диктовать законодательному органу страны, какие правовые акты он должен принимать, что нарушает принцип главенства конституции Российской Федерации в правовой системе нашего государства", - написал он в статье, опубликованной в государственной "Российской газете". 

Затем он перечислил другие страны, у которых на протяжении многих лет существуют проблемы с ЕСПЧ, назвав Германию, Британию, Швейцарию и Австрию. Торшин воспользовался их попытками найти возможность для приведения своих законодательств в соответствие с правилами суда для обоснования собственного законопроекта.

Этот законопроект никуда не продвинулся с июля месяца, когда его начали обсуждать. Однако статья Торшина стала четким сигналом о том, что критика в адрес суда в западных странах, где у него мало работы, усиливается в России, где его работа имеет важнейшее значение.

Читайте также: Катынь в Страсбургском суде - это не матч

"Существует опасность распространения этого вируса, - сказал председатель ЕСПЧ Николас Братца (Nicholas Bratza) авторам доклада об этом суде, подготовленного для британской Комиссии по равенству и правам человека (Equality and Human Rights Commission). – Есть опасность, что такое отношение  Британии к решениям суда негативно повлияет на другие государства и приведет к появлению жалоб на двойные стандарты. Результатом этого могут стать более многочисленные отказы исполнять решения ЕСПЧ в странах-членах Совета Европы".

Таких же взглядов придерживаются юристы, помогающие российским гражданам направлять свои дела в Страсбург. Профессор Лондонского университета Метрополитэн (London Metropolitan University) и директор Европейского центра по адвокатской защите прав человека (European Human Rights Advocacy Centre) Филип Лич (Philip Leach) говорит об опасности того, что критика Британии придаст сил и смелости российским руководителям, у которых возникнет соблазн просто игнорировать этот суд и его решения.

"Определенно, существует весьма серьезный риск того, что чрезмерная и неоправданная критика в адрес суда со стороны  таких стран как Британия – особенно когда такая критика звучит из уст высокопоставленных политиков – будет придавать все больше смелости таким государствам как Россия, толкая ее на невыполнение решений ЕСПЧ", - сказал он.

Его адвокатский центр выиграл 52 дела, относящихся к нарушениям прав человека на Северном Кавказе. Хотя делом Эстамировой он не занимался (его представила в суд "Правовая инициатива по России" (Russian Justice Initiative)), в таких делах российское государство в большинстве случаев признается виновным по статье 2 конвенции, которая определяет смысл "права на жизнь".

Также по теме: Москва хочет игнорировать Страсбург

Как заявляет Лич, поскольку  многие из этих дел относятся к аналогичным, а порой к одним и тем же случаям, это значит, что Россия по сути дела отказывается менять свою систему, не приводя ее в соответствие с постановлениями суда. Это весьма серьезно, поскольку  одним из немногих триумфов Кэмерона в его широко разрекламированной реформе ЕСПЧ стало политическое обязательство всех стран-членов по совершенствованию своих систем.

"Несостоятельность официальных расследований это общая черта почти всех таких дел. Она принимает такой размах, что можно уже говорить о системном провале. Более того, хотя эти вопросы с 2006 года находятся на контроле у Комитета министров, реального и конкретного продвижения в сторону проведения эффективных расследований пока не достигнуто", - говорится в заявлении  Европейского центра по адвокатской защите прав человека. Далее в нем звучит призыв к странам Совета Европы активнее подключаться к расследованию нарушений в России.

Его и многих других юристов-правозащитников, борющихся за обеспечение правосудия для российских граждан, тревожит то обстоятельство, что дальнейшая острая критика в Британии лишь подтолкнет Москву к игнорированию той серьезной работы, которую ЕСПЧ проводит в России. Однако если судить по реакции на такое предположение со стороны  депутата парламента от партии тори Чарльза Уокера, эта критика в ближайшее время не прекратится.

"Меня никто не выбирал представлять интересы российских избирателей, я представляю избирателей Броксбурна. Мы создали у себя в стране институты, мы всегда прекрасно уравновешивали права личности с потребностями государства, чего нельзя сказать о России", - заявил он.

"Если говорить честно, то это дело России, а к нам оно не имеет никакого отношения. У России существуют фундаментальные проблемы, не имеющие никакого отношения к Британии".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.