Советологи называли «какнасчетизмом» применявшуюся в коммунистические времена тактику – в ответ на иностранную критику, скажем, нарушений прав человека, указать (зачастую, ханжески) на нечто, предположительно, похожее в родной стране критика: «А как насчет…?»

Сейчас, когда некоторые бывшие советские республики постепенно скатываются обратно к авторитаризму, какнасчетизм снова возвращается. Сейчас британцам трудно говорить с украинскими чиновниками о сомнительном осуждении на семь лет тюрьмы лидера оппозиции Юлии Тимошенко, не получая в ответ целую лекцию про тюремные сроки, к которым были приговорены за мошенничество с расходами несколько британских парламентариев.

Похоже, теперь этой тенденции поддался хитроумный пресс-секретарь российского президента Владимира Путина Дмитрий Песков.

На прошлой неделе он направил в FT письмо, в котором оспорил статью о том, что российский парламент принял закон, предусматривающий «драконовские» штрафы за несанкционированные митинги и нацеленный на то, чтобы «ослабить мощь антикремлевских протестов».

В России за участие в несанкционированных демонстрациях теперь может взиматься штраф в размере 300 000 рублей. Это эквивалентно 5 900 фунтам, пишет Песков, и «почти не отличается от штрафа в размере 5 000 фунтов, который грозит протестующим в Великобритании в случае, если они нарушат нормы, прописанные в Полицейской реформе или Законе о гражданской ответственности». А как насчет (впрочем, сам Песков это выражение не использовал) того, что «в прошлом году в Великобритании двое молодых людей получили четыре года тюрьмы за попытку организовать акцию через Facebook?»

Однако эффективный каканасчетизм требует точности. Между тем, как сообщило FT Министерство внутренних дел, закон, на который ссылается Песков, касается только демонстраций в определенном месте на Парламентской площади – напротив здания парламента. Британский закон запрещает заниматься в этих местах определенной деятельностью – ставить палатки, пытаться спать, использовать звукоусилительную аппаратуру. Нарушение этих запретов (или, точнее, неповиновение приказам полиции прекратить их нарушать), действительно, может грозить штрафом «до 5 000 фунтов».

Митинги в других местах закон не затрагивает. Кроме того, он отдельно признает право на мирные протесты – без палаток и громкоговорителей – на Парламентской площади. Не хотел бы впадать в какнасчетизм, но представьте себе, что Россия официально признала право проводить мирные демонстрации на Красной площади.

Двое молодых людей, о которых пишет Песков, были осуждены после того, как признались в «подстрекательстве к беспорядкам» в ходе августовских волнений и грабежей в Британии, которые, по словам лорда-главного судьи лорда Джаджа продемонстрировали «крайне шокирующий и абсолютно непростительный уровень беззакония». Это несколько отличается от организации ненасильственных демократических митингов.

Проблема с российским законом заключается в том, что российские власти в недавнем прошлом регулярно под самыми неубедительными предлогами отказывали оппозиции в праве проводить протесты, запрещали демонстрации в определенных местах или ограничивали число участников. (Впрочем, честно говоря, раздосадованные оппозиционеры также опускались до участия в подобных играх, отказываясь рассмотреть альтернативные варианты площадок для митингов и пытаясь использовать отказы для саморекламы).

Прошлой зимой власти пошли на уступки и начали - увидев, что участвовать в демонстрациях намерены десятки тысяч людей, - санкционировать большие протесты. Однако нельзя гарантировать, что они в ближайшее время опять не пересмотрят курс и не начнут запрещать мероприятия.

Так как многие демонстранты, вероятно, не захотят рисковать быть оштрафованными на непосильную – с учетом российских доходов - сумму, это может погубить протестное движение. В связи с этим комитет российского президентского совета по правам человека предупредил на прошлой неделе, что новый закон антиконституционен.

Опасения, связанные с предполагаемым постепенным закручиванием гаек, усилились в понедельник, когда в преддверии запланированного на вторник (12 июня) митинга следователи обыскали квартиры нескольких лидеров оппозиции, а также вызвали их на допрос.

У россиян и до этого был серьезный стимул не ходить на несанкционированные митинги, так как еще в 2010 году Владимир Путин, бывший в то время премьер-министром, заявил иностранным журналистам и ученым, что за это можно «получить по башке».

Но все же, как насчет Британии? Британские полицейские ведут себя с демонстрантами далеко не идеально. Однако, как утверждает Министерство внутренних дел, полиция редко полностью отказывает организаторам в разрешении на митинг, поэтому вопрос о том, что делать с людьми, проводящими «несанкционированную» акцию протеста, возникает нечасто. Иногда полиция, опасаясь провокаций, запрещает проводить марш, но разрешает вместо этого «стоячий протест» - так было например с ультраправыми из Лиги английской обороны. Если люди без разрешения соберутся на политическую демонстрацию – разумеется, без массовых грабежей,– и дело обойдется без серьезного насилия и создания помех, ни штрафы, ни аресты, по словам чиновников, им грозить не будут.

Близкие к Кремлю источники утверждают, что FT и критикам нового российского закона следует подождать с выводами и посмотреть, как этот закон будет применяться. Как минимум, митинг во вторник власти разрешили. Сейчас мир смотрит и ждет, что будет дальше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.