Проходя мимо российского посольства в Лондоне на Бейсуотер-Роуд, вы можете заметить в сквере Ормэ монумент - орла на двойной колонне. Не все знают, что это мемориал в честь совместной российско-британской борьбы против Наполеона. 

 

Он был установлен в июне 1814 года, когда лондонцы с восторгом приветствовали российского императора Александра I, его фельдмаршала Барклая-де-Толли и казацкого генерала Платова, которые посетили Британию после победы союзников над силами Наполеона (хотя до окончательного разгрома французов при Ватерлоо оставался еще год).

 

Эта история началась 200 лет назад, когда 24 июня 1812 года Великая армия Наполеона численностью в 600 тысяч человек пересекла западную границу России. Кампания 1812 года, названная русскими Отечественной войной, британцам известна в основном по роману Льва Толстого «Война и мир», повествующему, как потерпел поражение казавшийся непобедимым корсиканец.

 

Изначально французы превосходили русских в числе. Две русские армии отступали, избегая крупных сражений. В итоге они объединили силы под Смоленском, где командование над войсками принял фельдмаршал Кутузов. 7 сентября у Бородино, примерно в 60 милях от Москвы, состоялась самая кровавая битва кампании. Россия считает ее своей победой, хотя после битвы, исход которой с военной точки зрения был неопределенным, русская армия вынуждена была отступить.

 

Толстой был прав, когда писал, что при Бородино русские одержали «нравственную победу». Обе армии понесли огромные потери, причем две трети погибших пали от артиллерийского огня. Кутузов пропустил Наполеона к Москве, которая вскоре после этого была опустошена пожаром. Тем временем, русская армия собирала силы, а ополченцы и партизаны делали жизнь противника невыносимой. В итоге Наполеон в октябре бежал из Москвы.

 

Остатки Великой армии были уничтожены в ходе череды сражений, последнее из которых произошло во время роковой для французов переправы через реку Березину. До конца года оставшиеся несколько тысяч французских солдат были изгнаны из России, и в 1813 году европейская коалиция, лидером которой был Александр I, принялась восстанавливать мир, стабильность и баланс сил в Европе, что было крайне важно для развития России. 

 

Таким образом, дорога к Ватерлоо началась при Бородино. Помимо того, что во время войны наши дипломаты и военные координировали усилия, у нас есть много другого общего наследия, о котором следует помнить. Например, российский военный министр и командующий Михаил Барклай-де-Толли, был, как показывает его фамилия, потомком шотландского рода. А один из наиболее величественных памятников этой войне – Военная галерея Зимнего дворца, содержащая более 300 портретов русских генералов того времени, был создан знаменитым британским художником Джорджем Доу. Его работа принесла ему больше славы в России, чем в его родной Англии. Кроме того в Виндзоре и Эпсли-хаусе находятся портреты Александра I работы британских художников.

 

Для меня особенно важно, что здесь, в Лондоне, я могу пожать руки потомкам русских военных и государственных деятелей, одержавших ключевую победу 1812 года. Один из них – это Доминик Ливен (Dominic Lieven), автор блестящей книги «Россия против Наполеона» (Russia Against Napoleon) и потомок одного из моих предшественников - князя Христофора фон Ливена, бывшего послом в Лондоне с 1812 по 1834 год.

 

200-я годовщина войны против Наполеона напоминает, что Россия и Соединенное Королевство были союзниками в 1812 году, вместе противостоя общим вызовам, делая свое дело в разных концах континента и преодолевая взаимное недоверие, которое было тогда столь же распространено, как и в некоторые другие периоды нашей истории. Тем не менее, наши лидеры в 1812 году могли принимать правильные решения и понимали, что нужно считать главным, а что второстепенным. Мы вели справедливую войну, защищая суверенитет наших стран не против французской нации, но против агрессии, олицетворявшейся Наполеоном.

 

Император Александр I приложил огромные усилия, чтобы создать «Европейский концерт», который стал для того времени аналогом ООН. Он также призывал европейских монархов вести себя со своими народами и друг с другом по-христиански, так как он верил, что узы братской любви сильнее, чем принуждение силой оружия или закона. В 1812 году он также предпринял отчаянную попытку сыграть роль посредника между воевавшими в то время Британией и Соединенными Штатами – он хотел, чтобы важные союзники не отвлекали силы на конфликты за океаном.

 

Россия многое вложила в эту принципиальную внешнюю политику, хотя 19 век совсем не был эпохой идеализма. В итоге все закончилось ненужной Крымской войной, подготовившей почву для объединения Германии под властью Пруссии и для Первой мировой войны.

 

Возможно, теперь, когда мы все, весь Евроатлантический регион, снова сталкиваемся с общими угрозами и вызовами, Британии следует снова присмотреться к урокам 1812-1815 годов. В результате очередного зигзага истории мы сумели преодолеть разногласия с французами (а позднее и с немцами), и теперь Москва и Париж достигли высокого уровня взаимного доверия и сотрудничества.

 

Для России Отечественная война 1812 года была не просто очередным вооруженным конфликтом. Это была беспрецедентная общеевропейская борьба за освобождение, социально и политически пробудившая российское общество. Она сформировала российские патриотические чувства и российскую гордость, и помогла нам осознать наш европейский характер и важность для нас мира и единства в Европе – то, что Федор Достоевский позднее назовет «европейской тоской» русской души.

 

В честь этой годовщины наше посольство совместно с русским сообществом в Британии и нашими британскими друзьями подготовило ряд мероприятий. В качестве символического жеста первым из них стало исполнение увертюры Чайковского «1812 год» в День победы 9 мая. В финале увертюры прозвучали пушечные залпы со знаменитого легкого крейсера Belfast, сопровождавшего арктические конвои во времена Второй мировой войны. Таким образом, напоминание о временах, когда наши страны еще раз заключили союз, сочеталось с напоминанием о значительно более ранних славе и жертвенности. Я уверен, что дух 1812 года будет продолжать жить.

 

Александр Яковенко – посол Российской Федерации в Великобритании, бывший заместитель министра иностранных дел Российской Федерации.