Новый российский закон о некоммерческих организациях - это не просто акция против объединений, получающих финансирование из-за рубежа. Это часть масштабной кампании по вытеснению тех, кого Кремль считает проводниками «мягкой силы».

Закон, который в пятницу провела через нижнюю палату российского парламента партия Владимира Путина «Единая Россия», предусматривает, что организации, получающие финансирование из-за рубежа, будут называться «иностранными агентами».

Сторонники законопроекта утверждают, что его цель проста: обеспечить прозрачность таких организаций. А вот критики заявляют, что он направлен на подрыв и ослабление организаций, которые критикуют власть. Среди них - независимая организация по наблюдению за выборами «ГОЛОС», которая составляла доклады о нарушениях на избирательных участках во время декабрьских парламентских выборов, вызвавших массу споров и разжегших пожар массовых протестов в столице.

Читайте также: Госдума одобрила закон об НКО и "иностранных агентах"

Люди, знакомые с новейшей историей страны, не очень-то удивятся по поводу последних событий.

В 2006 году четверых британских дипломатов обвинили в шпионаже, когда, якобы, был обнаружен камень с электронной начинкой внутри. Скандал со «шпионским камнем» затем увязали с деятельностью некоммерческих организаций, а этот привело к принятию закона, серьезно ужесточающего правила регистрации таких организаций и усиливающего надзор государства в этой области.

Если шесть лет тому назад Кремль воспринимал неправительственные организации в большей степени как досадную помеху, то начавшиеся в декабре протесты усилили его решимость. В преддверии своей президентской кампании Путин возложил вину за расширение протестного движения на те элементы внутри российского общества, которые находятся под влиянием Госдепартамента США.


После первых масштабных протестов Путин обвинил США в выделении «сотен миллионов» на то, чтобы повлиять на результаты парламентских выборов и подать сигнал неназванным группам в России к началу беспорядков. Затем Путин пошел еще дальше и в статье в газете «Московские новости» обвинил Запад в использовании фиктивных НКО для «манипулирования общественным сознанием и прямого вмешательства во внутреннюю политику суверенных государств».

Также по теме: Правозащитники критикуют законопроект об ограничении деятельности НКО


Суровость последних ограничений ощутил на себе даже американский посол в США Майкл Макфол (Michael McFaul). Этот искреннийи откровенный ученый признался, что был шокирован реакцией на его прибытие в Россию в январе месяце. За послом устроили настоящую охоту журналисты с государственного телеканала НТВ, которые обвинили его в отдаче приказов видным оппозиционным деятелям.

Определенная враждебность наблюдалась и со стороны официальных властей. После лекции Макфола в Высшей школе экономики российское Министерство иностранных дел сделало весьма необычный шаг, выступив с публичным заявлением, в котором подвергло критике поведение посла: «Это уже не первый случай, когда заявления и действия господина Макфола, находящегося на столь ответственном посту, вызывают оторопь. В задачу послов, как мы понимаем, входит содействие поступательному развитию двусторонних отношений со страной пребывания на основе глубокого знания фактов, а отнюдь не раздраженное тиражирование небылиц в медийном пространстве».

Читайте также: Российские НКО получат статус «иностранных агентов»

Новый закон о НКО можно расценить как продолжение этой кампании против «мягкой силы». Но использование такого термина из вокабуляра холодной войны как «иностранный агент» при обсуждении НКО можно охарактеризовать как угрозу на уровне эмоций. И при этом стороне, которая этот термин использует, не надо думать о предоставлении доказательств или простой аргументации. Что это будет означать для россиян, работающих в таких организациях или что будет с ними самими, пока непонятно. Но жить им от такого закона вряд ли станет легче.

Ранее был принят закон о протестах, благодаря которому увеличиваются штрафы для участников и организаторов протестных акций. Цель его состояла в создании некоего подобия государственного контроля. Так и этот новый закон предназначен для контроля за ходом дискуссии.

Сам по себе закон о некоммерческих организациях может показаться довольно слабым и неэффективным. Однако, если взглянуть на него через призму последних событий, то можно увидеть весьма тревожную тенденцию использования законодательства для вытеснения из политической жизни критиков власти или для затыкания ртов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.