Он - единственный живой свидетель одного из самых драматичных событий XX века. Эстебан Волков, внук русского революционера Льва Троцкого, приехавшего в Мексику три четверти века тому назад. Волков хранит память о своем знаменитом деде, он стал директором дома-музея в Койокане (Coyoacán), жилом районе Мехико, где в 1940 году был убит Троцкий.

Ему 86 лет, и он объясняет свое долголетие с помощью математических выкладок: «В моей семье все были уничтожены молодыми по приказу Сталина. Я, таким образом, выравниваю среднюю продолжительность жизни», шутит Эстебан, и начинает рассказ.

По спокойствию и взрывам хохота, которыми он перемежает свой рассказ, никогда не скажешь, что у него была тяжелая юность.

Его отец был сослан в Сибирь в 1928 году. Вернулся из ссылки, однако в 1935 году снова был подвергнут аресту и пропал в лагерях. Его матери удалось выехать из СССР вместе с маленьким Эстебаном и встретиться с Троцким на турецком острове Принкипос. Лишенная гражданства, в состоянии депрессии, она покончила с собой в Берлине в 1933 году, куда ездила на курс лечения.

Так семилетний ребенок оказался один в городе, где Гитлер уже шел к власти. Оттуда его перевели в интернат Вены, а затем в Париж, в дом его дяди, скончавшегося при странных обстоятельствах после хирургической операции.

Это был последний, или, точнее, предпоследний пункт его путешествия: после тяжбы с его теткой Троцкий и его жена, находившиеся в эмиграции в Мексике с 1937 года, добились того, чтобы их внук переехал к ним. И там Волков обрел свою окончательную родину, «щедрую страну во всем многоцветье красок», к которой он не испытывает ничего, кроме благодарности.

В бесчисленных переездах ребенок забыл свой родной язык, хотя сохранил в памяти слово "дедушка", чтобы называть им одного из лидеров русской революции. Он говорил с ним по-французски, но редко, потому что «Троцкий был человеком занятым, всегда читал, общался со своими последователями». И никогда не затрагивал серьезных тем, поскольку у него было правилом «не говорить с ребенком о политике». Сталин к тому времени уже отдал свой безжалостный приказ, но по приезде Волков не почувствовал какого-либо страха. «В доме царила оживленная атмосфера, чувствовалось ощущение какого-то подъема». До тех пор, пока однажды ночью в дом не ворвались громилы из Мексиканской коммунистической партии и открыли беспорядочную стрельбу. Всего было выпущено около 200 пуль, следы от некоторых из них до сих пор видны на стене, но внук получил только легкое ранение в ногу. «Мне крупно повезло», - смеется он. - Один из нападавших выпустил шесть пуль в мой матрас, но я спрятался под кроватью. Я до сих пор помню страшный шум, запах пороха».

Покушение положило конец относительно спокойной жизни дома. «Вокруг него возвели стены, задраили окна, но дед знал, что это будет лишь небольшая передышка». А тем временем будущий убийца, агент НКВД Рамон Меркадер (Ramón Mercader) уже начал осуществлять свой план. Завел роман с секретаршей Троцкого, чтобы попасть в круг его близкого общения. Постепенно он завоевал доверие всех в доме, хотя «предусмотрительно не приближался к Троцкому, подчеркивая свое полное равнодушие к политике», рассказывает Эстебан.

И его хитрость принесла свои плоды. 20 августа 1940 года Эстебан вернулся из школы вскоре после того, как действовавший по приказу Сталина агент НКВД пробил череп Троцкого ледорубом. «Дедушка лежал в столовой, голова вся в крови», - вспоминает он, «но он нашел  в себе силы сказать: «Не пускайте ребенка, он не должен этого видеть». Это характеризует человека, который, будучи смертельно раненным, беспокоился о том, чтобы я не получил психологической травмы».

И ребенок ее не получил. Он вырос, стал инженером-химиком, женился на жительнице Мадрида, родил четырех дочерей. Но при этом он ничего не забыл и решил, что одна из целей его жизни будет заключаться в сохранении живых воспоминаний о своем деде.

«Я был свидетелем того, как на его имя выливали целые потоки лжи, и мой долг заключается в том, чтобы восстановить эти эпизоды, потому что память – это достояние человечества, и без памяти нет будущего».

В его рассказе не чувствуется никакой озлобленности. «Я скорее испытываю презрение к тем, кто предали один из самых высоких идеалов человеческого рода. Единственным оружием Троцкого было слово, но его острый ум заставлял дрожать кремлевского тирана», - продолжает Эстебан.

И когда в девяностых годах советская империя рухнула, внук стал свидетелем того, как с математической точностью сбылось пророчество его деда: «Он говорил, что если СССР скатится к бюрократическому режиму, то произойдет реставрация капитализма».

Но Ленину и Троцкому тоже пришлось применять насилие. «Одно дело революционное насилие, временные меры авторитарного характера с целью установления социализма, и совершенно другое – насилие контрреволюционное, с помощью которого Сталин растянул гражданскую войну. Кроме того, уровень террора несопоставим». «Я считаю, что Сталин был хуже Гитлера. Гитлер был хладнокровным убийцей, а тот получал наслаждение от жестокости», - завершает Волков свой рассказ.

Волков любит быть в курсе происходящих событий, читает газеты и пользуется интернетом. Поддерживает движение протестующих, «осознание молодежью того факта, что система себя изжила». Приветствует национализацию нефтяной компании YPF, потому что «иностранные предприятия прибыль получили, а в развитии отрасли денег не вкладывают». И в целом он - не в восторге от того, что происходит вокруг. «Кризис является порождением капитализма», - говорит он. - Вместо того, чтобы улучшать жизнь на основе научно-технических достижений, мы испытываем все большие тяготы. И разрушаем нашу прекрасную планету».

Каков же выход? «Человечество должно осознать, что идет классовая борьба, понять, что можно построить другое общество», - подчеркивает он. Классовая борьба? А не слишком ли заезжены эти термины? «Да, - соглашается Эстебан. - Сталинизм предал революцию, но марксизм возрождается, и Троцкий оставил после себя политический багаж, чтобы начать строительство нового мира. Он был искренне убежден в том, что истинный социализм наступит». Внук согласен со своим дедом, но при этом добавляет с мексиканским ехидством: «Весь вопрос – когда».

-------------

Комментарии читателей:

Manuel Rodriguez
Движущей силой истории является классовая борьба, утверждал Карл Маркс. Разумеется, нынешняя социал-демократия и псевдо-левые об этом забыли и вступили в союз с ненасытным капитализмом, который не только пожирает наши природные богатства, но и порабощает людей.

viclaurel
Правые никогда не были и не будут демократичными. Ради обеспечения своих классовых интересов они, в случае необходимости, готовы привести к власти нацистов. Единственной возможностью выживания для человечества является установление общественного контроля над экономикой, в противном случае нас ожидает фашизм, поскольку демократическая система уже не дает возможности правым удержаться у власти и использовать в своих целях финансовый капитал.

viclaurel
На нынешнем этапе своего развития капитализм может лишь привести к голоду, безработице, войнам и т.д. Он уже не в состоянии обеспечить обществу минимальный уровень благосостояния, это живой труп (с подключенным аппаратом искусственного дыхания). Если он еще и не рухнул, то лишь потому, что, как говорил Троцкий, нет революционных партий, которые поставили бы перед собой задачу его уничтожения. Нынешний социализм имеет от социализма одно лишь название, поскольку его руководители по сути дела являются частью системы. Единственная надежда человечества - эта борьба народов за то, чтобы выжить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.