Вот уже ровно десять недель Владимир Путин вновь восседает в Кремле. За это короткое время с юридических стапелей сошла целая серия репрессивных законов, а в субботу главой государства были подписаны сразу три подобного рода документа, которые в рекордное время были проведены через парламент. В соответствии с самым главным из них, неправительственные организации (НПО), получающие финансирование из-за границы, должны будут теперь именоваться «иностранными агентами». И такого рода надпись, к примеру, должна быть размещена на официальном бланке подобной организации.

Для западного уха это может показаться, скорее, нелепым, нежели угрожающим, однако для огромного большинства россиян  определение «иностранный агент» равнозначно понятию «предатель родины».  Российские НПО в настоящее время занимаются теми задачами, которым государство не уделяет должного внимания, – они заботятся о правах человека, об инвалидах, о проблемах экологии или о защите зверей. Разумеется, Россия не выделяет на эти цели ни копейки, и поэтому сотрудники подобного рода организаций зависят от получения западной помощи. Это хорошо известно Кремлю, и поэтому он намеренно вывел из-под действия принятого недавно закона Русскую Православную церковь, которая также получает пожертвования из-за границы.

Опасные веб-сайты


Второй закон по новому определяет старый состав преступления – клевету. Хотя тюремное наказание было вновь вычеркнуто из текста закона, тем не менее денежные штрафы оказались в нем такими же драконовскими, как и в новом законе о демонстрациях, введенном Путиным в действие в июне, – теперь выплата по приговору суммы намного больше 100 000 долларов окончательно и надолго разорит любого нормального россиянина. Вместе с тем сама «клевета» остается понятием весьма растяжимым.

И, наконец, третий закон нацелен на интернет, который прошлой зимой впервые сыграл определенную роль в движении протеста против Путина. Согласно этому закону, теперь будет составляться черный список опасных веб-сайтов. Таким образом предполагается вести борьбу против детской порнографии, а также против тех людей, которые склоняют других к самоубийству и объясняют, как это сделать. Однако критики опасаются того, что в результате полностью перестанет существовать и без того изрядно потрепанная свобода слова. В знак протеста портал Википедия на 24 часа прекратил работу своего русскоязычного сайта, и на мониторах появлялась черная полоса с обозначенной на ней интеллектуальной задачей: «Представьте себе мир без свободных знаний».

И этот список репрессивных законов, судя по всему, еще не закончен. На осень запланирована очередная волна подобного рода инициатив. Не исключено, что средства массовой информации, получающие деньги из-за границы, также должны будут именоваться «иностранными агентами». Кроме того, нежелательные члены парламента без решения суда будут лишаться своих мандатов.

Приказ о наказании из Кремля

В связи с существующей манией регулирования возникает вопрос, насколько уверенно чувствует себя Путин в своем седле. Действительно ли ему нужны все эти законы? На самом деле оппозиция по-прежнему представляет собой весьма незначительное меньшинство, и уже давно существует более чем достаточное количество юридических возможностей, которые могут быть применены по отношению к ее представителям. Надоедливых критиков, как в случае с панк-группой Pussy Riot, можно обвинить в хулиганстве. Свой ход способна сделать и налоговая полиция. Так, например, девять лет назад был арестован Михаил Ходорковский, который в прошлом был самым богатым человеком в России. С того времени Генеральная прокуратура  постоянно выдвигает против него все новые обвинения, и это совершенно явно делается по инициативе Путина. Система поступающих из Кремля приказов о наказании пока функционирует безупречно. Почему в таком случае режим делает так много усилий для того, чтобы включить в этот угрожающий сценарий все новые, еще более мрачные эпизоды?

Причина состоит в осадном менталитете российского руководства, сплотившегося вокруг бывшего главы специальной службы Путина. Все то, что он не может контролировать, вызывает у президента крайне нервозное состояние. Кремль при помощи этих законов сам себя подбадривает и создает впечатление, что все под контролем. Путин явно опасается того, что он рано или поздно с помощью актов произвола и заказных приговоров уже не сможет добиваться желаемого результата, так как в обществе – и даже в аппарате юстиции – будет слишком много сопротивления.

Поэтому глава российского государства вспомнил о законопослушании и стал производить на свет законы, обеспечивающие юридическую страховку действующей репрессивной практике. И это явный признак того, что Владимир Путин уже не полностью уверен в своей власти.





Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.