Судя по всему, ситуация на российском престоле в начале XVII века была достаточно неустойчивой, и поэтому убийства, а также коварные интриги были, скорее, правилом, нежели исключением.

Первоначально Модест Мусоргский в своем эпическом произведении о царских временах под названием «Борис Годунов», написанном в 1871 году для московского Большого театра, также хотел отказаться от любой лакировки и приукрашивания, тем не менее, спустя несколько лет его коллегами по композиторскому цеху были сделаны кое-какие изменения в партитуре этой до сих пор считающейся самой русской из всех русских опер большого формата. К тому же, в первой версии был слишком выдвинут на первый план народ, да еще представлен как весьма склонный к бунту.

И вот недавно в Санкт-Петербурге под дирижерским руководством Валерия Гергиева, главы Мариинского театра и друга Путина, был поставлен именно этот первоначальный вариант «Бориса», и многие надеялись увидеть не только завуалированную критику в адрес современного государственного руководства. А некоторые ее и увидели. Ведь именно этот разоблачительный взгляд на власть и на властные отношения, судя во всему, и был целью инсценировки Грэхема Вика (Graham Vick) с использованием вполне подходящей для этого произведения сценографии Стюарта Нанна (Stuart Nunn).

Однако, во время традиционных гастролей Мариинского театра в концертном зале Баден-Бадена Festspielhaus стало ясно: недостаточно просто осуществить достойную постановку, которая, несомненно, не является ошибочной; ее можно даже назвать безупречной, но вместе с тем она не выходит за рамки обычной интерпретации. Поэтому весьма неуклюжими представляются попытки каким-то образом актуализировать содержание этого произведения. Ноутбук, на котором играет сын Бориса Федор, солдаты с современными шлемами и щитами, избивающие население, советские фуражки у офицеров и особенно Дума, которой во времена Бориса Годунова, естественно, еще не было и которая в данном случае призвана символизировать современную Россию.

Возможно, в Санкт-Петербурге подобного рода намеки имеют потрясающий эффект. Но в Баден-Бадене эта попытка актуализации в рамках весьма традиционной интерпретации выглядит неуместной и искусственной, и поэтому - совсем не обязательной. Чего не скажешь о музыкальной стороне этой постановки, и в этом смысле некоторые оперные театры Германии могли бы кое-чему поучиться.

Без мощно звучащего и напоминающего итальянские произведения «Польского акта», а также с другим, пессимистическим финалом первоначальный «Борис» представляет собой более компактную, более скупо  инструментованную и менее прилизанную версию русской национальной оперы, которая ранее была известна только в приукрашенном варианте, подготовленном Николаем Римским-Корсаковым. При этом Валерию Гергиеву удалось соединить эту необработанность с высокой культурой оркестрового исполнения. Он доказал, что бархатная теплота струнных и разящая брутальность духовых совсем не обязательно должны противоречить друг другу. В этом отношении оркестр Мариинского театра относится к числу лучших в мире. Солисты, как и в целом постановка, также приехали из Санкт-Петербурга. Теперь от российских мужских голосов все ожидают большой полноты звука, а что касается партий баса, то чем больше будет низких нот, тем более глубоким будет произведенное впечатление. На самом деле. уже было немало великолепных исполнителей басовых партий в опере «Борис Годунов» – например, Владимир Ванеев в главной роли, и за некоторыми оговорками можно упомянуть и Александра Морозова в роли летописца и монаха Пимена, которому известно темное прошлое Бориса. Ведь Годунов в свое время убил законного наследника престола и теперь испытывает угрызения совести.

Сам Борис Годунов не похож на обычного блестящего оперного героя – в этом произведении ничего подобного нет. Помощник Пимена Григорий в исполнении Сергея Семишкура, обладающего великолепным и обреченным на успех тенором, весьма условно подходит на роль главного героя. Григорий использует то обстоятельство, что он является ровесником убитого наследника престола и все делает для того, чтобы убрать Бориса с царского трона - историческому Григорию на самом деле удалось это сделать. В любом случае первоначальный «Борис» - это опера практически без женских ролей, и поэтому «Комитет императорских театров для управления зрелищами и музыкой» в Москве 1871 года предпочел отказаться от этого произведения и без долгих раздумий запретил его постановку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.