Если канцлер Германии Ангела Меркель держит в своем кабинете портрет Екатерины Великой, можно надеяться, что это связано не с политикой экспансионизма, которую вела российская императрица, не с пышностью ее двора и, тем более, не с чередой ее любовников, а с тем, что Екатерина была женщиной – мало того, немкой, - сумевшей спланировать свой путь наверх, пройти его собственными силами и удержаться у власти с помощью своего разума. Эта женщина правила Россией 34 года, и ее правление считают блестящей эпохой в российской истории.

Посетителя великолепной выставки, которую устроил Национальный музей Шотландии, используя экспонаты санкт-петербургского Эрмитажа, сильнее всего впечатляет то же самое, что впечатляло современников Екатерины, – то, какой величавой она была. Как писал одна из гостей, бывавших при ее дворе: «Поистине нельзя было… не поразиться ее красотой и величественной осанкой. Это была женщина высокого роста, хотя очень полная, но ничуть от этого не терявшая и не испытывавшая ни малейшего стеснения во всех своих движениях; голова была также очень красива» (В действительности эта цитата взята из воспоминаний самой Екатерины и относится к императрице Елизавете, - прим. перев.).

На выставке можно увидеть множество портретов, на большей части которых присутствует утомительная аллегорическая и символическая атрибутика, характерная для классицизма. На одном из них Екатерина указывает на гробницу Петра Великого, подчеркивая свой долг перед этим жестоким тираном, который насильственно модернизировал Россию, на другом принимает захваченные знамена Турции, которую Россия дважды разгромила в войнах, на третьем она изображена в виде Минервы, богини искусств (так в тексте, - прим. перев.) и так далее.

Однако центральную роль на выставке играет все же ее более теплое и живое лицо. На ней можно увидеть копию картины Владимира Боровиковского, одного из лучших молодых художников русской портретной школы, которую Екатерина помогала развивать. На этой картине Екатерина изображена на прогулке в обширном парке своей летней резиденции в Царском селе. Императрица просто одета и больше всего напоминает какого-то персонажа из «Джейн Остин». Сначала она отвергла этот портрет, показавшийся ей слишком неофициальным, но потом он начал ей нравиться. Екатерина неоднократно заказывала с него копии для подарков. Представлен на выставке и ее более поздний портрет, написанный Михаилом Шибановым во время поездки Екатерины в Крым и на новые территории, которые были завоеваны ее любовником и тайным мужем – грозным, похожим на медведя князем Григорием Потемкиным. Этот портрет не скрывает ни ее седины, ни ее полноты, но на нем у императрицы лицо зрелой женщины, с которой интересно было бы встретиться и поговорить.

У нее, без всякого сомнения, была трудная жизнь. Выйдя в 16 лет замуж за наследника российского трона – великого князя Петра, – она вступила в лишенный любви брак, в котором у каждого из супругов были любовники. Ее задачей было родить наследника, а когда она это сделала, ее снова отодвинули в сторону. В своих мемуарах она вспоминает: «Наконец, около полудня… я разрешилась сыном… Императрица ввела своего духовника, который дал ребенку имя Павел, после чего тотчас же императрица велела акушерке взять ребенка и следовать за ней… Обо мне и не думали... Я в это время умирала от усталости и жажды; наконец, меня положили в мою постель, и я ни души больше не видала во весь день».

Изоляция продолжалась 17 лет. Все это время Екатерина учила русский, обзаводилась друзьями, много читала и готовилась к тому моменту, когда императрица умрет. Когда в 1761 году этот момент настал, она была готова. Ее муж, долгое время воспитывавшийся в Германии, был непопулярен, так как слишком восхищался российским врагом – Фридрихом Прусским. Между тем его жену-немку многие поддерживали, считая ее полностью русской по взглядам и по принятой ей православной вере. В 1762 году, спустя немногим больше шести месяцев после своего восхождения на престол, Петр III был смещен, и Екатерина стала правящей императрицей. Неделей позже свергнутого императора убил брат графа Григория Орлова, тогдашнего любовника Екатерины.

Это знак времени, что российский художественный истеблишмент помог организовать подобную выставку к 250-й годовщине прихода Екатерины к власти. Выставка называется «Екатерина Великая: просвещенная императрица» («Catherine the Great: an Enlightened Empress»), что, конечно, не совсем справедливо. Хотя Екатерина пыталась быть образцовой правительницей в духе Просвещения, искала дружбы и советов Дидро и Вольтера (библиотеки которых она купила) и написала проект конституции, она быстро отступила, встретив противодействие со стороны знати и землевладельцев. За время ее долгого правления крепостное право ужесточилось, а привилегии знати были расширены.

Чем она точно была (и Эрмитаж это явно прославляет) - это немкой, превратившейся в русскую националистку и стремившейся доказать – как с помощью завоеваний, так и с помощью покровительства искусствам, - что Россия не уступает ни одной из европейских держав. Ради этого она была готова на все. Подобно современным олигархам, Екатерина отправляла своих агентов в Европу скупать произведения старых мастеров, а также заказывать новые для своих дворцов и художественных учреждений. Вслед за Петром Великим она привозила в страну архитекторов, художников и ремесленников, чтобы они прославляли ее двор, но также и чтобы они учили русских своим искусствам и ремеслам. Изготовление фарфора и гобеленов, ювелирное дело, литье – все эти отрасли развивались благодаря открытью новых фабрик и гарантированному рынку сбыта.

Выставка демонстрирует обширную – но, к счастью, не чрезмерно – подборку иностранных изделий, привезенных в Санкт-Петербург, и изделий местного производства. Важное место в экспозиции занимает фарфор. Екатерина получала его в подарок из Франции и Германии и дарила своим фаворитам в виде больших сервизов. Ей хотелось, чтобы продукция российского Императорского фарфорового завода не уступала мейсенскому и севрскому фарфору. Однако, судя по выставке, российский фарфор так и не смог сравняться с европейскими образцами, хотя, конечно, чудесный веджвудский сервиз, представляющий британское производство, задает очень высокую планку. Если вас интересуют достижения российских мастеров, вам лучше обратить внимание на стекло и металлические изделия, восхитительные примеры которых можно увидеть на выставке.

При этом понять, каким был в действительности вкус самой Екатерины, довольно трудно. Как человек рациональный, она предпочитала классицизм как старому барокко, так и – позднее – новому романтизму. Представленный на выставке очаровательный портрет двух ее внучек, нарисованный французской художницей Элизабет Луизой Виже-Лебрен (Elisabeth Louise Vigée Le Brun) в новом сентименталистском стиле, она отвергла, заявив, что девочки похожи на нем на «мосек» или на «противных маленьких французских крестьянок». У нее не было ни музыкального слуха, ни отчетливого собственного вкуса в области живописи. Однако она любила архитектуру и оформление интерьеров. Строительство, писала она, - это «дело дьявольское: чем больше строишь, тем больше хочется строить. Это болезнь, как запой». На современный вкус это необычно, но она также питала пристрастие к камеям, древним и новым. У нее было самое большое в мире собрание «тасси» - делавшихся в Лондоне Джеймсом Тасси (James Tassie) копий камей.

Екатерина управляла людьми как Елизавета Английская – бережно и разумно. Она умело поддерживала в стране баланс сил и воспитывала своих внуков с большой любовью. В России ее называли «mamuschka» (так в тексте, - прим. перев.), то есть «маленькая мама», точно так же, как канцлера Меркель сейчас в Германии называют «mutti», что тоже означает «мама».

Выставка «Екатерина Великая: просвещенная императрица» работает в Национальном музее Шотландии в Эдинбурге до 21 октября.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.