Репрессивные режимы обычно путают понятия власти и всевластия. Никто не сомневается в том, что они могут арестовывать оппонентов, изолировать их, лишать права на справедливый суд и сажать в тюрьму. Но в нашем современном мире гораздо труднее будет скрыть критические высказывания за душной завесой цензуры. И даже если при этом режим добивается нужных ему результатов, его правители рискуют показаться ничтожными, злопамятными и мстительными, а то и вовсе - глупыми. Поэтому российским властям и не стоит особенно ликовать по поводу суда над тремя участницами панк-группы Pussy Riot.

В минувшую пятницу московский судья вынес приговор Марии Алехиной, Надежде Толоконниковой и Екатерине Самуцевич, приговорив их к двум годам тюремного заключения. Их арестовали в марте после исполнения «панк-молебна» в московском Соборе Христа Спасителя, в котором они просили Богородицу прогнать Владимира Путина. В то время о группе Pussy Riot знали немногие, но с тех пор они превратились в международный символ стойкости и неприятия российской государственной власти. Полмиллиона человек посмотрели не очень качественный видеоролик, в котором девушки выражали свой протест в храме, обращаясь со своим призывом к многочисленной аудитории далеко за пределами Российской Федерации. Их хрупкие фигуры в ярких масках символизировали ту новизну, те современные идеи и взгляды, с которыми режим просто не в состоянии справиться.

Мария, Надежда и Екатерина – девушки-феминистки, умные, прямые и откровенные. А что может быть страшнее для президента Владимира Путина, - политика, мужественность которого настолько зыбкая и сомнительная, что ее приходится оспаривать в комедийных публичных спектаклях? Слушая в пятницу, как актеры лондонского театра Royal Court зачитывают тексты с последним словом участниц Pussy Riot, я была поражена тем, как спокойно, невозмутимо они отнеслись к попыткам обвинителей исказить их показания. Думаю, не случайно, что некоторые из самых ярких критиков Путина – феминистки. Еще одна женщина, которая бросила ему вызов, была журналистка Анна Политковская, которую убили в 2006 году - как раз в день рождения Путина.    

Обвинение, предъявленное трем девушкам из Pussy Riot по статье «хулиганство» по мотивам религиозной ненависти, звучит как современный вариант правонарушения, о котором могли только мечтать бюрократы советских времен. Вся прелесть этой ситуации, вся ирония заключается в том, что глава Православной церкви Патриарх Кирилл, поддерживающий Путина, недавно вручил ему икону Владимирской Божией Матери – спасительницы России.

В заключительном слове судья обвинила девушек в проявлении неуважения к духовенству, прихожанам храма и людям, соблюдающим православные традиции. Но Екатерина уже обращалась к Путину с вопросом о том, почему он считает необходимым «эксплуатировать православную веру и эстетику православия».  

Ответ, как я думаю, заключается в том, что режим не чувствует себя уверенно, а лишь делает вид. Выступая на суде со своим последним словом, Екатерина сказала: «По сравнению с судебной машиной мы – никто, и мы проиграли». Почему же режим пошел на все, ни перед чем не остановился и предпринял такие (неэффективные) меры, чтобы изолировать этих трех? Как заметила Екатерина, их панк-группа одержала победу в главном.

И теперь мы знаем, что режим очень боится женской силы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.