«Правящая элита России может быть описана в модели советского коллективного властного органа - Политбюро ЦК КПСС», - к такому выводу пришли составители доклада «Большое правительство Владимира Путина и «Политбюро 2.0». Документ авторства президента коммуникационного холдинга Minchenko Consulting Евгения Минченко и руководителя аналитического департамента Международного института политической экспертизы Кирилла Петрова основан на результатах экспертного опроса более 60 экспертов - представителей политической и бизнес-элиты России. В силу специфики темы опрос проводился на условиях анонимности.

Нынешнюю российскую власть авторы называют «Политбюро 2.0», поскольку она сильно напоминает «ЦК КПСС XXI века».

Специфика такого органа «заключается в том, что он, во-первых, практически никогда не собирается на общие совещания. Во-вторых, формальный статус его членов не всегда соотносится с реальным влиянием на процесс принятия решений. И в-третьих, вокруг «Политбюро 2.0» сформировались несколько элитных кругов, которые можно условно обозначить как «силовой», «политический», «технический» и «предпринимательский». Как отмечают составители, мощным конкурентным преимуществом для всех участников «Политбюро 2.0» является «фактор личного контакта с президентом». По мнению авторов, в состав политбюро входят восемь человек, представляющих бизнес и политическую элиту: Игорь Сечин, Сергей Чемезов, Геннадий Тимченко, Юрий Ковальчук, Сергей Собянин, Сергей Иванов, Вячеслав Володин и Дмитрий Медведев.

Президенту РФ Владимиру Путину отводится роль «арбитра». «Российская власть - это конгломерат кланов и групп, конкурирующих друг с другом за ресурсы. И роль Владимира Путина в этой системе остается неизменной - это роль арбитра и модератора, но арбитра влиятельного, чье слово в конфликтных ситуациях, по крайней мере, пока остается решающим», - говорится в докладе.

«День» попросил прокомментировать доклад ведущего научного сотрудника Московского центра Карнеги, политолога Лилию Шевцову:

- Этот доклад отражает расклад сил внутри кремлевской власти. Можно согласиться с тем, что путинская вертикаль состоит не из личности самого Путина. Речь идет о форме коллективного руководства, которое персонифицировано и олицетворяется одной личностью, имя которой - Владимир Путин. Но в этом выводе нет ничего неожиданного. Режим, который возник после ухода Ельцина, можно назвать авторитарно-бюрократическим. Это - коллективное господство правящей корпорации, которая контролирует власть, экономические и силовые ресурсы. Ее деятельность координируется лидером, который выступает как арбитр, главный смотрящий, как первый среди равных. Что касается углубления авторов доклада в теневые закоулки российской власти - они могут быть действительно любопытными, особенно для любознательных.

В докладе Минченко говорится о «новом дыхании» за счет приватизации, проекта Новой Москвы, передачи права на собственность детям (возникает фактически неопатримониальный режим). Но какие усилия прилагает власть, чтобы получить «новое дыхание»?

Исторически сейчас ситуация в России совершенно новая. Страна вступила в период конфронтации между властью и активной частью общества. Чем завершится эта конфронтация, каков потенциал упадка этого режима и революционного переустройства? Эти системные экзистенциальные вопросы также не нашли никакого ответа в этом докладе. А это - главные вопросы. Авторы доклада уподобились микробиологу, который смотрит в микроскоп и наблюдает за амебами и инфузориями-туфельками. В целом, этот микромир может представлять интерес, но он ничего не говорит о тенденциях и развитии макромира. Для этого нужно более системное мышление и каждый раз соизмерять анализ этих тенденций и основной - в каком направлении движется власть и Россия.

- Результаты исследования свидетельствуют, что вместо тандема Россией руководит конгломерат конкурирующих кланов. Можно ли считать, что Путин начал рассматривать Медведева как своего возможного соперника?

- У меня своеобразное отношение к данному «тандему». Я абсолютно уверена, что и тогда, когда Медведев был президентом, его тандем с Путиным как с премьер-министром был скорее всего имитацией - «потемкинской» деревней, потому что ключевым игроком все равно оставался Путин. Медведев создавал впечатление президентства, был его дублером, подставным лицом, «зиц-директором» (если вспомнить известные книги Ильфа и Петрова). Тандем представляет равенство актеров и участников. Уже тогда тандем был фикцией, и Медведев не имел никаких оснований претендовать на контроль за силовыми структурами и основными финансово-экономическими потоками. Хотя вокруг него и начал формироваться определенный медведевский круг, впоследствии распавшийся. И сейчас, несмотря на ряд обстоятельств, в силу которых Путин назначил премьером технического правительства, нет никаких признаков, что сохраняется даже имитация тандема. Это видно по телевизионной картинке, принятию решений - Медведев иногда вскакивает и вдруг обнаруживает какие-то амбиции и выказывает желание не быть униженным. После этого следует удар кулаком по столу реального хозяина, который говорит и обществу, и элите: «Слушайте, не обращайте вы на этого Медведева никакого внимания!». Медведев, очевидно, является центром притяжения для определенных экономических кланов. Для того, чтобы уж совсем не унизить премьера, Путин разрешает ему свободу действий в решении узкокорпоративных решений внутри слоев вокруг Медведева. Не думаю, что Путин боится Медведева. Последний превратился не только в объект шуток для общества, но и для политической элиты. В этом смысле Путину опасаться нечего.

- Некоторые эксперты отмечают, что Путин вернулся к такому стилю правления, который существовал во времена второго президентского срока. Почему он избрал именно такой стиль? Неужели он настолько же эффективен и сегодня?

- То, что происходило летом 2012 года - весь пакет репрессивного законодательства, который был принят Кремлем и первые шаги его применения (в том числе - процесс над Pussy Riot), говорит о том, что налицо - определенная эволюция предыдущего режима. Его можно условно назвать электоральным авторитаризмом, который допускал еще некоторую «свободу рук» для инакомыслящих. Сейчас мы видим трансформацию этого режима в жесткий авторитарный режим с элементами диктатуры при поддержке силовой бюрократии. Речь идет о новом режиме репрессивного уклада. Когда он переходит к новым мерам - репрессиям, это свидетельствует о том, что режим перешел в стадию агонии и упадка. Следовательно, предыдущие методы правления у путинского режима исчерпаны, а те формы правления, которые были характерны для его второго срока, недостаточно эффективны. Путин уже не может управлять таким смешанным аморфным обществом, используя целый набор средств: подкуп, привлечение, вовлечение, имитация. Он отошел от этого и перешел к репрессиям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.