Этот практически незаметный памятник расположен на пересечении Садового кольца с Новым Арбатом, одной из самых оживленных улиц Москвы. «Здесь погибли в августе 1991 года защитники демократии в России. Комарь Дмитрий Алексеевич. Кричевский Илья Маратович. Усов Владимир Александрович», – гласит выбитая на светлом мраморе надпись. Трое мужчин в самом расцвете лет умерли под гусеницами танков, которые отправили на штурм парламента путчисты. С течением лет воспоминания о них угасают, а цветы появляются все реже. Тем не менее, в прошлое воскресенье их было, как никогда, много: несколько сотен или даже тысяча москвичей пришли возложить венки из белых цветов. «Сейчас - особенный год. В пятницу они осудили Pussy Riot. Страна скатывается в фашистскую диктатуру», - говорит врач Никита Крылов. На его рубашке красуется двухцветная медаль, которую вручали тем, кто вышел против танков. «Я готов начать все сначала. Я не боюсь. Путин должен уйти!» – продолжает он.

Объединив поддержку Pussy Riot и знамена борьбы 1991 года, либерально-демократическая оппозиция хочет обратиться к народу со следующим посланием: «Сейчас у власти как раз наследники ГКЧП – они ненавидят свободу, нас с вами, достоинство», – заявил бывший министр правительства Черномырдина и сопредседатель РПР-ПАРНАС Борис Немцов на митинге «День памяти и надежды» у Белого дома (бывшее здание парламента, в котором сегодня располагается правительство).

Читайте также: Оппозиционное Мракобесие

«В 1991 году москвичи защитили свободу России. Что делать москвичам сейчас? Я считаю, - то же самое. Тогда мы совершили мирную ненасильственную революцию. Некоторые говорят: сначала революция, потом демократия. Но тогда демократия для нас была первоочередной ценностью. Надо снова готовиться к демократической революции», – вторил ему бывший диссидент Лев Пономарев. Перед ним собрались несколько сотен молодых (и не очень) людей, большая часть которых пришли под знаменем либеральной партии «Яблоко».



Молодая активистка Мария Баронова предпочла не выступать на трибуне. Тем не менее, она не скрывает охватившую ее горечь. «Pussy Riot вынесли обвинительный приговор. Вся Москва должна выйти на улицы. Где все эти сотни тысяч защитников демократии?» – восклицает она.

Тем не менее, как считает независимый политолог Дмитрий Орешкин, упоминания о 1991 году ни к чему не приведут: «Для большинства россиян 1991 год – это год потерь, а не надежд. А для нового поколения, которое появилось на митингах этой зимой, все это – давняя история. Они в большей степени - прагматики, а не идеалисты. Им необходима конкретика».

Недоверие к политике


По его словам, после эйфории первых митингов оппозиция впала в ступор: «На демонстрации вышли десятки тысяч человек, но это ничего не изменило, скорее - даже наоборот. Люди ждут новых предложений». В то же время рейтинги власти продолжают падать. Впервые с момента появления Владимира Путина на российской политической сцене в 1999 году поддержка населения упала ниже отметки в 50%: 48% по данным независимого Левада-Центра и 45% по информации более близкого к власти Фонда «Общественное мнение».

Также по теме: Российская прокуратура преследует антипутинскую оппозицию


Оппозиция надеется воспользоваться этой ситуацией и заявляет о намерении устроить «праймериз». 20 и 21 октября россиянам предлагают принять участие в интернет-выборах членов Координационного совета оппозиции. «Мы должны разрушить ту башню из слоновой кости, в которой сидят самоназначенные «лидеры» «российской» «политической» «оппозиции», никак не связанные с избирателями, никем не избранные, не несущие никакой ответственности», – пишет в своем блоге пользующийся немалой популярностью Алексей Навальный. «Всю эту критику я и к себе отношу. Так получилось, что последние полгода я частенько сиживаю в «протестных оргкомитетах» и даю интервью как «один из протестных лидеров». Мне крайне неприятно слышать «Навальный, а кто тебя вообще в лидеры выбирал»? Неприятно, но это - правда. Никто не выбирал», - продолжает он. Популярность не означает легитимность. Навальный прекрасно это понял.

«Это конструктивный и даже необходимый подход», – поддерживает такое решение Дмитрий Орешкин. Тем не менее, он отмечает, что появления подобного «прото-парламента» будет недостаточно, чтобы справиться с недоверием россиян к политике. Даже в рядах оппозиции нередко можно услышать голоса, которые вторят словам Марии Бароновой: «Я хочу стать депутатом, но меня не интересует политика». Точно так же, как Алексей Навальный и некоторые оппозиционные лидеры, эта молодая активистка старательно дистанцируется от созданных за последние месяцы партий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.