Владимир Владимирович Путин не раз заверял Запад в том, что у него нет никакого намерения воссоздавать Советский Союз. Ему достаточно быть президентом — не по работе, а по судьбе, как он неоднократно объяснял - Российской Федерации, которая, чтобы вновь сделаться мировой державой, должна разрешить сложные внутренние проблемы и найти правильную стратегию для восстановления и поддерживания потерянного влияния на бывшие советские республики, и не только на них.

Проект создания новой версии большевистской империи на сегодняшний день, действительно, представляется трудно реализуемым. Прежде всего, Москва должна иметь возможность рассчитывать на компактную и эффективную Федерацию, на страну, которая не строит больше свою экономику только на газе и нефти, но которая должна начать производить и привлекать иностранный капитал. Чтобы этого достичь, нужно создать инфраструктуры, в которых нуждается огромная территория; остановить  тревожный демографический спад и повысить рождаемость; уменьшить бюрократический аппарат, унаследованный с советских времен; снизить уровень коррупции и организованной преступности; разрешить вялотекущий многолетний конфликт на российском Кавказе.

Некоторые части бывшей советской империи необратимо потеряны, если обратить взгляд за пределы Российской Федерации. Мы говорим о прибалтийских республиках, которые стали полностью евроатлантическими, и о Грузии, которая фактически склоняется к Западу и которой нанесена глубокая рана во время молниеносной войны 2008 года против Москвы, когда она практически потеряла два региона из своей национальной территории, - Абхазию и Южную Осетию.

Читайте также: Путин нацелился на Евразию

Остальные бывшие советские республики в той или иной степени близости/отдаленности от Кремля теперь уже не смотрят только в сторону Москвы. Они не имеют никакого намерения это делать. Речь идет о странах со своими собственными национальными интересами и различными возможностями для их удовлетворения, то есть - о государствах с интересами в различных регионах. Российская Федерация постепенно теряет культурные и лингвистические связи, созданные в советский период, которые столь важны для поддерживания повышенного внимания к выбору Кремля.

Следовательно, Москва не помышляет о новом СССР с центром в России, но хочет предложить себя как евроазиатскую точку опоры для бывших советских республик и не только. Это сложная задача, которая предполагает некий выбор. Например, заполнение геополитического вакуума, который возникнет в Средней Азии после окончательного вывода американских войск из Афганистана. Это трудная, но необходимая задача, чтобы найти опору в регионе и затормозить быстрое и решительное проникновение Китая. К этому надо добавить меры для блокирования евроамериканского наступления на западные границы Федерации, особенно - на южном Кавказе и Украине.

Чтобы достигнуть этой последней цели, Москва может рассчитывать на правительство в Киеве, которое с доверием и интересом вновь смотрит в сторону Кремля, и на свое присутствие (не только вооруженное) в двух регионах, самопровозгласивших независимость от Тбилиси, то есть - в Абхазии и Южной Осетии. Поддерживать расчлененность Грузии, мечтающей о вхождении в НАТО и в Евросоюз, - это значит отдалить на неопределенный срок ее присоединение к Западу.

Также по теме: Новоевразийство и Таможенный союз

Чтобы восстановить свое влияние возрожденной державы, Москва намерена завершить проект создания Евразийского Союза, разработанный ее единственным стратегом и заявленный 4 октября прошлого года на страницах газеты «Известия». Чтобы стать мостом и центром геополитического притяжения между Европой и и регионами Тихоокеанской Азии, Путин хочет создать новое огромное общее экономическое пространство, включающее и бывшие советские республики, то есть - динамичную территорию, очень напоминающую Европейский союз, которая когда-нибудь сможет ввести свою новую валюту. «В первый раз после распада Советского Союза был сделан начальный шаг, чтобы восстановить естественные экономические и торговые отношения на бывшем советском пространстве», - объясняет Владимир Владимирович. Следовательно, бизнес, а не идеология, должен восстановить влияние Москвы на ее окружение и не только.

Говоря о только что описанном проекте, российский лидер ссылается на первый кирпич, заложенный в его конструкцию: речь идет о Таможеном союзе, вступившем в действие 1 января этого года между Россией, Белоруссией и Казахстаном. В это евразийское экономическое пространство свободного обмена вскоре вступит Киргизия (а чуть позже - Таджикистан среди бывших советских республик), а в сентябре к нему присоединится страна, которая к СССР никогда не имела никакого отношения: «тихоокеанская» Новая Зеландия.

О новом престижном присоединении, которое укрепит интернациональный статус Таможенного союза, потому что речь идет о западной стране, хотя и находящейся в южном полушарии, говорил российский министр иностранных дел Сергей Лавров. Он напомнил, что это событие произойдет во время ближайшего саммита стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) во Владивостоке, а через несколько лет по пути Веллингтона могут пойти и страны Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАКТ), куда входят Норвегия, Швейцария, Исландия и Лихтенштейн, после завершения переговоров, которые уже идут. Они начались в ноябре 2010 года. Им предшествовало создание Joint Study Group по инициативе России и ЕАКТ в декабре 2007 года.



Читайте также: Что Евразийский союз означает для Вашингтона

Если присоединение Новой Зеландии соответствует российским интересам в Тихоокеанской Азии, то присоединение четырех европейских стран подтверждает приверженность Москвы Старому Свету. Все это вписывается в обширную картину путинского проекта создания Евразийского Союза. Но внимание России, Казахстана и Белоруссии к странам ЕАКТ и наоборот базируется на развитии отношений Москвы с Осло и Берном. Это две страны имеют стратегическое значение для российских экономических интересов. Норвегию омывают те же холодные воды Северного Ледовитого океана, скрывающие сказочное энергетическое Эльдорадо, которое еще предстоит исследовать и использовать. Швейцария является богатым партнером-инвестором и кладовой для многих российских олигархов.

После периода напряженных распрей и недовольства Россия и Норвегия наладили в настоящий момент продуктивное сотрудничество. Это произошло два года тому назад после раздела морской зоны на границе между двумя странами в Баренцевом море. Взаимные территориальные претензии к использованию примерно 175 тысяч квадратных километров морского пространства, богатого рыбой и углеводородами, длились примерно четыре десятилетия. В 2010 году Москва и Осло договорились и провели границу, поделив между собой примерно поровну спорное пространство. Они решили совместно проводить исследования залежей газа и нефти, расположенных как раз в пределах новой границы. В марте Россия и Норвегия решили усилить политическое и военное сотрудничество в Арктике, тем самым продемонстрировав, насколько важны для двух стран безопасность и контроль в регионе, который в будущем будет играть все большую стратегическую роль.

Также по теме: Таможенный союз держит открытыми для Украины врата... в СССР


Со Швейцарией политико-экономические отношения тоже никогда не были такими цветущими, как теперь. Она является одной из основных стран-инвесторов в Российскую Федерацию, которая страдает недостатком инфраструктуры, особенно - в энергетическом плане. Москва нуждается в знаниях, опыте и средствах швейцарских предприятий. Президент Медведев стал первым российским главой государства, нанесшим официальный визит Швейцарии в 2009 году. Проекты модернизации лидера Кремля нравятся властям и предпринимателям Швейцарии. На этот раз Россия рассматривается в качестве Эльдорадо.

Берн точно следует своей стратегии, сформулированной в 2006 году: делать ставку на экономические отношения с быстро развивающимися странами БРИКС, в состав которых входит и Россия. Таким образом, в августе 2010 года был подписан план действий по экономическому сотрудничеству между двумя странами на период 2011-2013 годов. За этим в июле этого года последовала совместная декларация об экономической модернизации. Среди прочего, общий договор продвигает инвестиции и экономические контакты между Россией и Швейцарией. При подписании этого договора присутствовали президенты двух стран, чтобы подчеркнуть его значение.

Берн и его предприятия смогут помочь усилиям россиян в развитии энергетического сектора, при строительстве дорог, портов и железнодорожного полотна. Швейцария сможет участвовать в создании российской Силиконовой Долины в Сколково. Президент фонда «Сколково» российский магнат Виктор Вексельберг является резидентом в Швейцарии и участвует в швейцарских компаниях Oerlikon, Sulzer e Zublin. Малые и средние швейцарские предприятия будут участвовать в строительстве инфраструктуры, необходимой для проведения зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году, а также для проведения чемпионата мира по футболу в 2018 году и чемпионата по хоккею в 2016 году, которые тоже состоятся в России. Берн предоставит свои знания и умения в области инженерной механики, нанотехнологий и в других секторах, в которых Россия отстает, для реализации российского плана модернизации.

Читайте также: СМИ Грузии - Евразийский союз vs привилегии Запада


Чтобы облегчить проникновение своих предприятий в безграничную Российскую Федерацию, Швейцария потратила больше всех усилий, чтобы Россия наконец вошла в состав ВТО. Действительно, именно Берн способствовал преодолению последнего препятствия в лице Грузии в ходе более, чем десятилетнего, пути России для достижения этого важного финиша. Швейцарские дипломаты смогли убедить прийти к согласию две страны, которые примерно четыре года тому назад стали участниками короткой, но кровопролитной войны.

Членство Москвы в ВТО облегчит швейцарским предприятиям участие в российском рынке и даст дальнейший толчок переговорам о присоединении стран ЕАКТ к евразийскому экономическому пространству. В качестве компенсации за свои дипломатические усилия глава Швейцарии просит поддержки  России в том, чтобы не быть исключенной из Исполнительного комитета Международного валютного фонда и играть продуктивную роль в Большой двадцатке, возглавлять которую в будущем году будет именно Россия.

Кажется, Москва избрала экономику, развитие и торговые интересы в качестве оружия для возобновления влияния в отношении других мировых держав и на постсоветском потерянном пространстве. Она хочет стать точкой опоры на евразийском поле, а не воссоздавать Советский Союз. Если его распад стал, по мнению Путина, самой большой катастрофой ХХ века, то попытки его воссоздания с помощью танков стали бы самой большой стратегической катастрофой XXI века. Новый российский президент прекрасно осознает невозможность реализации такого проекта даже и при всем желании:  иначе он не остановил бы своих солдат у ворот Тбилиси.