1 октября начинается апелляционный процесс по делу активисток группы Pussy Riot, которым дали два года тюрьмы за антипутинский молебен. Фредерик Дебоми пытается разобраться с этим явлением, которое было отмечено массовыми акциями в поддержку девушек. Почему это вызвало у людей такое возмущение и чему все это служит?

В то время как президент России Владимир Путин занят играми в супергероя (СМИ активно освещали его полет на дельтаплане вместе с сибирскими журавлями), дело Pussy Riot (этих диссиденток приговорили к двум годам лишения свободы за исполнение антипутинского «панк-молебна» в церкви) по-прежнему не теряет актуальности.

Исключительное движение в поддержку этих активисток, по всей видимости, дает результаты: премьер-министр Дмитрий Медведев назвал их содержание за решеткой «непродуктивным». При этом Медведев подчеркнул, что не пытается повлиять на ход апелляционного процесса, который должен стартовать 1 октября. Однако, как легко себе можно представить, если российская власть действительно пожелает выпустить их на свободу, суд вряд ли будет упорствовать…

Pussy Riot неудобны для власти, однако о ее дестабилизации говорить не приходится


Так, какие же уроки можно вынести из международного движения в поддержку Pussy Riot? Сначала нужно отметить два важных момента:

  • хотя некоторые и утверждают обратное, протесты, петиции и давление могут быть эффективны.

 

  • хотя политический хепенинг наподобие акции Pussy Riot и досаждает режиму, но это совсем не так опасно, как расследования таких людей, как Наталья Эстемирова, которая занималась нарушениями прав человека в Чечне вплоть до гибели 15 июля 2009 года. Президент республики и ставленник Путина Рамзан Кадыров отрицает причастность к убийству журналистки и правозащитницы (но при этом не скрывает презрения в адрес покойной).


Российские правоохранительные органы на удивление не торопятся установить истину: после гибели Эстемировой прошло три года, а дело до сих пор не может сдвинуться с мертвой точки. Такие пробелы в проведении следствия были отмечены в докладе российской правозащитной организации «Мемориал», Международной федерации за права человека и «Новой газеты». Кроме того, эта расправа – отнюдь не единственный случай: журналистки «Новой газеты» Анна Политковская и Анастасия Бабурова были убиты в Москве, как и адвокат и правозащитник Станислав Маркелов. Если мы хотим проявить солидарность с выжившими российскими активистами, нам нужно надавить на российское правосудие и по расследованию этих (и прочих) убийств.

Нужно ли нам принять все факты, а не возмущаться по команде?


Далее следует признать очевидное: масштабы солидарности с Pussy Riot – это редкое явление, которое во многом связано с информационной заметностью (певицы, провокационный хепенинг…) этих российских диссиденток. Получается, что 34 устроивших забастовку человека, которых 16 августа разогнала южноафриканская полиция, смогли бы привлечь к себе куда больше внимания, если бы взяли в руки гитары и распевали старые песни борцов с апартеидом? Такое избирательное возмущение я уже разбирал в одной из предыдущих статей.

Один из пользователей оставил под ней такой комментарий: «Разумеется, возмущение избирательно, ведь каждый из нас не профессионал, который способен физически, умственно и финансово возмущаться всеми достойными нашего внимания случаями. Дело не в том, что чего-то не хватает, а в том, что каждый выбирает свое…»

Хотя эта точка зрения по-своему справедлива, хотел бы отметить здесь несколько моментов.

1. Я вовсе не пытаюсь призывать к самоотречению (в принципе, к таким заявлениям стоит подходить с недоверием), однако хочу напомнить, что некоторые из нас вполне могли бы стать активнее. Мне лично известно большое число людей, которые, как и я, способны уделить немного времени на борьбу с тем, что они считают несправедливым, но ничего не делают.

То есть, вопрос не состоит в том, чтобы быть «профессиональным возмущенным», как можно быть профессионалом в другой сфере деятельности: мне попросту печально видеть, что некоторые считают возмущение уделом профессионалов (профессионалов из НКО), а не делом всех и каждого.

2. Как те, кого возмущает прошлая пассивность населения (по вопросам рабства, колонизации, войны в Алжире и т.д.) оценивают собственное отношение к миру?

3. Все большее число наших сограждан считают себя ответственными за будущее нашей планеты: оставить для будущих поколений худший мир для них совершенно неприемлемо.

Разве не прискорбно (и это еще мягко говоря), что многих наших современников куда больше волнует некое абстрактное будущее, нежели участь тех, кто уже сейчас живет с ними на одной планете, пусть и в более тяжелых условиях? Бывший специальный докладчик ООН Жан Зиглер (Jean Ziegler) напоминает нам, что почти миллиард из семи миллиардов людей на Земле страдают от неполноценного питания.

Так, все «убийственные механизмы» были созданы самими людьми: мировой сельскохозяйственный рынок находится под контролем «десятка чрезвычайно влиятельных трансконтинентальных компаний, которые каждый день решают, кому жить, а кому умереть». Вывод: «Каждый гибнущий от голода ребенок – это жертва убийства, а не какого-то «закона природы». Разве тот факт, что каждые пять секунд в мире от голода умирает маленький ребенок, не должен возмутить нас в той же степени, что и приговор Pussy Riot в российском суде? Наверное, голод в мире кажется многим слишком скучной проблемой… Большинство из тех, кто выступил в поддержку Pussy Riot, остановятся здесь.

И лишь немногие, которых вдохновила отвага российских девушек, возможно, все же присоединятся к активному меньшинству, о котором говорит Стефан Эссель (Stéphane Hessel) в своей ныне знаменитой брошюре «Возмущайтесь!» (Indignez-vous!). И будут правы. Проблем, которые требуют всеобщего внимания, более, чем достаточно. 2 и 8 сентября журналистки и кибердиссидентки Джила Бани Ягуб и Шива Назар-Ахари были арестованы иранским режимом и получили соответственно год и четыре года колонии строгого режима.

Кроме того, после отмеченного протестами переизбрания Махмуда Ахмадинежада на пост президента Исламской Республики Иран «Репортеры без границ» говорили о задержании и вынесении обвинительных приговоров более чем ста журналисткам и блогерам…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.