12 лет назад, жарким сентябрьским днем Андрей Цыбенко зашел в душное служебное помещение в нью-йоркской студии CNN. 

 

Накануне он работал после полуночи, а сейчас, когда он старался не запутаться в мешанине проводов на полу, перед ним стояла задача представить англоязычному миру нового правителя России.

 

Следующие 60 минут Цыбенко служил английским голосом Владимира Путина, пока новый президент отвечал на вопросы Ларри Кинга (Larry King) о своей службе в КГБ и о гибели подводной лодки «Курск». 

 

«Он был вынужден отвечать, и мне приходилось – для всего мира – точно говорить об очень скользких темах»,  - рассказал Цыбенко в среду на прошедшем в Кремле мероприятии в честь наступающего в воскресенье Международного дня переводчика. 

 

«Было необходимо показать всему миру, что появился новый лидер, и было необходимо объяснить, кто такой г-н Путин», - добавил он.

 

Работавший президентским переводчиком при Путине и Дмитрии Медведеве Цыбенко, недавно ушел с этой работы и занял консультативный пост в российском посольстве на Мадагаскаре. Его уход поднимает вопрос о преемственности профессиональных политических переводчиков. 

 

По мнению университетских сотрудников, теперешние студенты уступают по навыкам предыдущим поколениям, несмотря на то, что переводчики-синхронисты в Москве могут зарабатывать по 15 - 30 тысяч рублей в день. 

 

Хотя людей, знающих иностранные языки, сейчас больше, чем раньше, высокопрофессиональные переводчики, способные справиться с работой синхрониста, становятся редкостью, считают специалисты. 

 

Виктор Суходрев, бывший переводчиком Никиты Хрущева и Леонида Брежнева, вспоминает, как во время зарубежных визитов советских лидеров ему приходилось бодрствовать по ночам и работать в суматошном режиме. 

 

По словам Суходрева, он должен был переводить импровизированные речи за долю секунды. Особенно трудно было передавать для англоязычной аудитории риторику Хрущева.

 

«Хрущев не лез за словом в карман», - заметил Суходрев. 

 

Он сопровождал Хрущева, когда тот в 1959 году посетил Соединенные Штаты. Речи первого секретаря всегда писались заранее, но Хрущев обычно зачитывал только первые абзацы. 

 

«Это, возможно, было самой сложной задачей за всю мою карьеру – ежедневно переводить не подготовленные заранее, импровизированные реплики и речи, в изобилии пересыпанные пословицами и народными выражениями», - заявил Суходрев.  

 

Будут ли способны новые поколения переводчиков справляться с такими задачами, остается под вопросом.

 

Директор Департамента лингвистического обеспечения Министерства иностранных дел Теймураз Рамишвили говорит, что современные студенты не владеют даже родным языком. 

 

Вместо чистого литературного языка они, по его словам, пользуются жаргоном, наполненным модными сокращениями, клише и словечками.

 

Профессор Московского государственного лингвистического университета Дмитрий Ермолович рассказывает, что ему приходилось повторять со студентами пятого курса русскую грамматику. Он считает, что студенты слишком мало читают. 

 

«Жажда чтения должна быть у них с детства, и они должны прочесть базовый набор книг, считающихся национальным наследием», - уверен он. 

По его словам, будущему переводчику необходимо прочесть не меньше 50 томов детской классики и 200 томов мировой литературы.

 

При этом он также считает полезным разбираться в разных областях знаний, так как переводчику иногда приходится говорить об узкоспециализированных темах.

 

Цыбенко заметил, что во время интервью в программе «Larry King Live», в ходе которого Путину задавались подробные вопросы о частях подводной лодки, ему пришлось вспомнить всю лексику, которую он в свое время выучил как военный переводчик.

 

Сейчас среди специалистов из различных областей появилась новая тенденция - параллельно получать языковое образование. Однако массовое распространение иностранных языков не уменьшает потребность в профессиональных переводчиках, убежден Ермолович. 

 

По его словам, знающие иностранные языки бизнесмены зачастую нуждаются в синхронном переводе во время важных встреч, а также в переводе технических документов.

 

Преподаватель Московского государственного лингвистического университета Елена Юшина учит не только будущих устных переводчиков, но и домохозяек, которые просто хотят выучить новый иностранный язык. 

 

«Раньше среди домохозяек было принято вышивать, а теперь они получают профессию переводчика», - говорит она, добавляя, что лишь немногие из студентов после учебы профессионально занимаются устным переводом.

 

По ее словам, синхронными переводчиками становятся только 5% выпускников Московского государственного лингвистического университета. Вместо этого большинство работает референтами в международных компаниях или риэлторских агентствах. Некоторые уезжают за границу работать нянями. 

 

Профессиональные преподаватели также покидают профессию. Средняя зарплата в престижном Московском государственном лингвистическом университете составляет 9 - 13 тысяч рублей в месяц, утверждает Юшина.

 

«Школа преподавателей, которые могли готовить таких работников, разрушилась,- говорит она.- Она разрушилась из-за низких зарплат, которые не позволяют нам работать в полную силу – или работать вообще». 

 

Для Суходрева одним из главных стимулов при выборе профессии была возможность заграничных поездок, которые в советские времена были строго ограничены. 

 

Цыбенко хотел работать с лидерами своего поколения.

 

«Для меня эти люди – настоящие герои, а работать с людьми, которых считаешь героями, всегда приятно, – заметил он. – Я благодарен судьбе, давшей мне возможность работать с ними».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.