Давайте отбросим в сторону отвлекающие внимание многолетние разборки российских олигархов, которые определили жизнь «Русала» как публичной компании и рассмотрим отдельно инвестиционный кейс самого крупного в мире производителя аллюминия. Пониженный спрос на рынке на белый метал негативно сказался на цене на Лондонской бирже цветных металлов, которая упала на одну десятую за последний год. Но рынок ослаблен двумя основными факторами — низкие процентные ставки означают, что финансовые потребности забирают, по оценке «Русала», практически три четверти торговых объемов. А Китай, ответственный за две пятых мирового спроса, серьезно пошатнул рынок увеличив производство на своих новых и ранее приостановленных заводов, которые держатся на плаву исключительно благодаря государственным субсидиям.

У компании Олега Дерипаски, так же как и у его конкурентов, есть свои поводы для беспокойства, например, рост энерготарифов и стоимости глинозема. При этом сложно игнорировать и чистый долг в 10,7 миллиарда долларов оставшийся в наследство после приобретения четверти «Норильского Никеля». Добро пожаловать в мир «Русала».

Читайте также: Кремль помог Дерипаске выбраться из затруднительного положения


Он не так уж и красив. Доходы «Русала» до вычета налогов и процентных ставок упали на четыре пятых до 130 миллионов долларов в третьем квартале по сравнению с аналогичными показателями по прошлому году, что является самыми низкими показателями с момента листинга компании в 2010 году. По крайней мере маржа Ebitda алюминиевого дивизиона компании осталась на уровне 8%, на уровне с конкурентами. С падением уровня Ebitda, проблемная сделка с «Норильским Никелем» все больше опускается на плечи инвесторов: чистый долг компании более чем в 20 раз больше прироста Ebitda по третьему кварталу. У «Русала» слишком мало пространства для маневра, учитывая текущие банковские соглашения, поэтому только лучшее управление оборотным капиталом могло бы увеличить объем свободных средств необходимых для оплаты большинства кредитов подлежащих к выплате в первой половине 2013 года. В этой ситуации критически важен контроль стоимости производства. Стоимость производства «Русала» в 1936 долларов за тонну нормальна только в случае, если компания может продавать по более высоким ценам, чем установлены на Лондонской бирже металлов.

«Русал» надеется на спрос из Китая, который возобновил закупки для своих инфраструктурных проектов и формирования запасов. Чтобы это произошло новое руководство в Пекине должно отдать приоритет поставкам от энергетически эффективных заводов, закрыть убыточные производства и закупить текущие 400 000 тонн избытка. Это весьма большое допущение. И инвесторы, потерявшие 55% с момента листинга «Русала» точно не получат никакой выгоды от финансирования долгов «Норильского Никеля».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.