Дело, которое слушалось 28 ноября в Замоскворецком районном суде Москвы – уже второе, связанное с событиями 6 мая на Болотной площади. Как и первое, оно выделено из общего уголовного дела, в котором около полутора десятков обвиняемых. В отношении Максима Лузянина дело рассматривалось в упрощенном порядке, поскольку обвиняемый безоговорочно признал свою вину. За свое признание он получил 4,5 года лишения свободы.

В отношении Михаила Косенко дело тоже слушается в особом порядке, но на этот раз, по той причине, что проведенная в институте им. Сербского судебно-психиатрическая экспертиза признала его психически больным, не способным осознавать значение своих действий и отвечать за них.

Михаил Косенко действительно лечился раньше по поводу вялотекущей шизофрении, что, впрочем, совершенно не означает, что он невменяемый и не может отвечать за свои поступки.

Сегодняшнее слушание – это первое «Болотное» дело, которое рассматривается по существу. По делу Лузянина судебного следствия не было, и события 6 мая подробно в суде не исследовались. Таким образом, нынешний судебный процесс можно рассматривать как репетицию будущего долгого процесса с большим количеством подсудимых. Сегодня Следственный комитет и прокуратура демонстрируют свои возможности и собранные доказательства.

Читайте также: Участники «Марша миллионов» уезжают из России в Европу

Суд, как обычно, начался с рассмотрения ходатайств. Интересы подсудимого представляли пять профессиональных адвокатов - Елена Липцер, Игорь Михеев, Валерий Шухардин, Дмитрий Айвязян и Владимир Ржанов. Защита ходатайствовала об исключении из дела доказательств, не имеющих отношения к обвинению Косенко, об изменении подсудимому меры пресечения, о допуске к делу еще одного защитника.

Государственный обвинитель, помощник прокурора Замоскворецкой районной прокуратуры Третьяков против удовлетворения всех ходатайств возражал. Рассматривающая дело судья Людмила Москаленко оставила все ходатайства без удовлетворения.

Игнорируя законные требования защиты, суд не ограничился юридическими запретами. При попустительстве судьи Москаленко, сержант полицейского конвоя вырывал из рук подсудимого бумаги, которые передавал ему адвокат Шухардин, и знакомился с их содержанием, чем нарушал адвокатскую тайну и конфиденциальность общения адвоката со своим подзащитным. Ходатайство о пресечении безобразия судья даже не стала рассматривать, заявив, что это не имеет процессуального значения.


Сделав выводы о личной заинтересованности судьи Москаленко в исходе дела, защита заявила ей отвод. Разумеется, он был судьей Москаленко отклонен. Подобное ведение дела вызвало возмущение в зале, в результате чего один из присутствовавших был выведен судебными приставами из зала суда.

Также по теме: «Марш миллионов» «приближается» к Кремлю

Затем суд перешел к рассмотрению дела. Обвинительного заключения не было и традиционного вопроса о виновности – тоже. Подсудимому предложили лишь высказать свое мнение относительно зачитанного прокурором постановления о применении к Косенко принудительных мер медицинского характера.

Подсудимый его высказал. Не знаю, каково состояние здоровья судьи и прокурора, но речь Михаила Косенко была совершенно здравой и гораздо более выразительной, чем речь прокурора Третьякова, а тем более, судьи Москаленко, зачитывавшей свои постановления тихой скороговоркой, которую невозможно было ни услышать, ни разобрать.

Косенко объяснял суду, что столкновения с полицией в тот день были вызваны противозаконным отказом властей допустить митинг на Манежной площади, на чем первоначально настаивали организаторы мирной акции. Косенко подробно рассказал о том, как начались столкновения, и какова была роль в них полиции и ОМОНа.

Большую часть того времени, что говорил Косенко, судья грустно смотрела в окно, всем своим видом демонстрируя, насколько ее все это не касается. Она даже не мешала подсудимому говорить, как бы давая понять, что никакие разговоры и политические обвинения на решении суда никак не скажутся.

Читайте также: ОМОНовцы, разгонявшие «Марш миллионов», получили квартиры


Вслед за подсудимым свое мнение высказали и его защитники. Они в целом поддержали своего подзащитного, отметив при этом, что обвинение против Косенко не конкретизировано, что многие доказательства не имеют к нему никакого отношения, что его личное участие в массовых беспорядках ничем не доказывается, да и сам факт массовых беспорядков не доказан.

Судья выслушала все это молча. В зале суда витает дух обреченности. Все понимают, что судебная истина ни прокуратуру, ни суд не интересует. Они лишь отрабатывают необходимую процедуру, и выполняют свою работу буднично и неохотно.

Судебное заседание было открытым, на нем присутствовали журналисты и публика. Правда, для всех мест в зале не хватило. Остальные стояли в коридоре и аплодировали подсудимому, когда того заводили в зал суда или выводили из него. С сожалением должен отметить, что никто из Координационного совета оппозиции или действовавшего ранее Оргкомитета протестных действий на суд не пришел. Важные персоны оппозиции уступили свои места в заде суда рядовым участникам протестного движения и гражданским активистам.

Судебное заседание отложили до 14 часов 17 декабря. Придут свидетели, эксперты и специалисты. Ожидается допрос президента Независимой психиатрической ассоциации России доктора Юрия Савенко, который, вероятно, изложит свой взгляд на это дело и роль в нем Михаила Косенко. Дело это – политическое, исход его будет, скорее всего, психиатрическим. Все это очень напоминает сравнительно недавние времена, когда психиатрия использовалась в СССР против политических противников режима.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.