Удивительным обстоятельством в давнем споре между олигархами Владимиром Потаниным и Олегом Дерипаской за контроль над российской компанией «Норильский никель» было то, что Кремль молча терпел этот затянувшийся конфликт. Но похоже, что он, наконец, решил вмешаться и урегулировать ситуацию.

В прошлую пятницу Потанина показали по государственному телевидению во время встречи с президентом Владимиром Путиным. Вскоре в российских СМИ появились сообщения, подтверждаемые знающими людьми, о том, что после переговоров, инициированных несколько недель тому назад премьер-министром Дмитрием Медведевым, наметилась мирная договоренность в отношении самого крупного в мире производителя никеля и палладия.

Согласно одному из сценариев, владелец футбольного клуба «Челси» Роман Абрамович, действуя  в качестве «дружественной» третьей стороны, приобретет пакет акций Норникеля, уменьшив тем самым влияние группы Потанина, а тот станет генеральным директором компании. Норникель будет выплачивать более весомые дивиденды, чего давно уже добивается Дерипаска.

Такое решение было бы в определенном плане позитивным. Поскольку Путин вернулся на третий президентский срок, Кремль, похоже, стремится урегулировать часть давних споров акционеров, которые омрачали инвестиционную атмосферу в России.

Читайте также: Спасет ли Китай «Русал»?

Сначала была ТНК-ВР, чья структура собственности, разделенная  в соотношении 50 на 50 между российскими и британскими держателями акций, вызывала недовольство у президента с самого начала – с того момента, когда он в 2003 году благословил эту сделку. Однако тот способ, которым был разрешен этот спор, может оказать отрицательное воздействие на российскую экономику. А решение было следующим: государственная компания «Роснефть» взяла это совместное предприятие под свой контроль, хотя оно работало очень неплохо, несмотря на спор между акционерами.

Однако Норникель, являющийся отраслевым лидером и находящийся в частном владении, - это другое дело. Как отмечает главный стратег компании «Сбербанк-CIB» Крис Уифер (Chris Weafer), четырехлетняя изнуряющая борьба за власть загнала Норникель в «глубокую колею». Разрешение спора поможет компании двигаться вперед, получать новые государственные лицензии на разработку месторождений и начать реализовывать свой потенциал в роли российского аналога BHP Billiton.

Увеличение выплачиваемых дивидендов может привести к активизации попыток государства сделать то же самое в контролируемых им компаниях, в том числе - в Роснефти. Это, в свою очередь, поможет сократить разницу в суммах выплачиваемых дивидендов между Россией и другими формирующимися рынками, а также даст ускоряющий толчок ее просевшему рынку ценных бумаг.


Также по теме: Дерипаска пророчит экономический подъем на востоке России

Но если спор по поводу Норникеля будет разрешен таким способом, это также подаст ряд негативных сигналов. Такой сценарий покажет, что Кремль остается единственным эффективным арбитром в конфликтах между магнатами. В российском бизнесе до сих пор очень многое решается путем неформальных договоренностей и под давлением сверху.

Без создания в России системы совершенно независимых арбитражных и прочих судов там будет очень мало реальных способов для урегулирования споров. Единственный путь будет по-прежнему заключаться в передаче дел на рассмотрение внешних инстанций, таких, как Высокий суд Лондона, что все чаще делают олигархи. Но Путин подал сигнал о том, что споры следует разрешать в России.

Возможное подключение Абрамовича также показывает, что система часто полагается на дружащих с Кремлем посредников. Еще одним игроком здесь является  Алишер Усманов, чей холдинг «Металлоинвест» владеет 4 процентами Норникеля, и чья компания мобильной связи «Мегафон» на этой неделе получила допуск для своих ценных бумаг на фондовые биржи Лондона и Москвы.

Читайте также: Россия - политика руководит бизнесом

Усманов дважды выступал в качестве  миротворца в острых корпоративных спорах вокруг «Мегафона», которые разыгрывались в залах судебных заседаний по всей Европе. Сначала он выкупил инвестиционные фонды, якобы имеющие связи с высокопоставленными российскими политиками, которые воевали с другим акционером «Мегафона» - подразделением Михаила Фридмана из состава «Альфа Групп».

Затем, поспорив с «Альфой» и третьим держателем акций - шведской TeliaSonera, Усманов в апреле текущего года купил 25% акций «Альфы». Его призом стал контрольный пакет этой вышедшей сегодня на лондонскую биржу компании.

Близкие к Усманову люди опровергают слухи о том, что его участие в эпопее с «Мегафоном» было услугой, оказанной Кремлю. Однако многие аналитики думают иначе и говорят о том, что спустя двенадцать лет после обещания Путина «ликвидировать олигархов как класс» связка российского бизнеса и политики по-прежнему крепка  и нерушима, хотя форма ее видоизменилась.

Политолог Евгений Минченко заявил в своем недавнем докладе, что Россией сегодня управляет неформальная группировка, состоящая из высокопоставленных руководителей, людей из служб безопасности и бизнесменов. Пользуясь терминологией советской эпохи, Минченко назвал такую власть «политбюро 2.0». Один из его членов это глава Роснефти Игорь Сечин. Среди «кандидатов в члены» политбюро Абрамович и Усманов – плюс Потанин, Дерипаска и Фридман. А Путин там «арбитр и модератор».

Этот расклад может создать в России ситуацию, озадачивающую и ошеломляющую иностранные компании, которым будет трудно работать в такой среде. Но это также вызывает вопросы по поводу устойчивости системы бизнеса, в которой очень многое зависит от мнения одного человека – особенно такого, чья власть за последние месяцы несколько ослабла.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.