Переправу Наполеона через Березину принято считать решающим поражением Великой армии в России в 1812 году. Однако это была крупная победа. Гитлеровские генералы в Сталинграде смотрели на это иначе.


Березина представляет собой 613-километровый приток Днепра, в который она впадает в районе белорусского города Гомеля. В ноябре 1812 года река Березина, как обычно, замерзла, однако из-за неожиданно наступившей оттепели лед на реке вскрылся, и на ее поверхности образовались многочисленные полыньи. Именно здесь Великая армия, с помощью которой Наполеон намеревался поставить Россию на колени, должна была переправиться на западный берег, а ее солдаты надеялись выжить.

Березина – это миф.

Для французов, как пишет Лев Толстой в своем великом романе «Война и мир», это произошло только потому, что «на Березинском прорванном мосту бедствия, претерпеваемые французской армией прежде равномерно, здесь вдруг сгруппировались в один момент и в одно трагическое зрелище, которое у всех осталось в памяти».

Читайте также: Наполеон - Я взорву Кремль

Три нации - три мифа

Для русских Березина символизирует возможность решить исход войны в свою пользу с помощью последнего большого сражения и завлечения Наполеона, как было указано в разработанном в Санкт-Петербурге плане, «в стратегическую западню» (Толстой).

Для немцев Березина тоже стала символом, поскольку зимой 1942 года немецкие солдаты вспоминали о событиях, связанных с переправой через Березину. Все это может закончиться так же, «как на Березине», констатировал один из офицеров 6-й армии, которая с 21 ноября находилась в окружении в Сталинграде, а ее солдаты надеялись тогда на проведение операции по их освобождению. В том же духе высказывались наблюдатели по поводу частей, пытавшихся после советского наступления переправиться через Дон и спастись, двигаясь в северном направлении. Сравнения с Березиной можно обнаружить во многих сообщениях.

При этом для французов, двигавшихся 200 лет назад на запад, Березина представляла собой последнее большое препятствие на пути домой, которое им предстояло преодолеть. В Минске было складировано большое количество разного рода запасов. Кроме того, недалеку от этого города действовал австрийский корпус под командованием Шварценберга, сумевший сохранить свою боеспособность, тогда как от 500 тысяч солдат, входивших ранее в состав Великой армии, на тот момент оставалось около 75 тысяч человек.


Также по теме: Почеу Паулюс упустил возможность вырваться из Сталинграда

Единственный мост был сожжен

Основные русские силы преследовали Наполеона на безопасном расстоянии, однако главнокомандующий Кутузов отдал тогда приказ армии Чичагова (60 тысяч человек) и армии Витгенштейна (50 тысяч) остановить Наполеона в районе Березины. И, действительно, Чичагову удалось захватить Минск и располагавшиеся там склады. Часть своей армии Чичагов направил на борьбу с Шварценбергом, который не проявлял никакого желания прийти на помощь Наполеону, тогда как оставшаяся русская группировка продвинулась в сторону Борисова, где находился единственный мост через Березину.

Его охраняли польские солдаты. Чичагову удалось захватить город и мост. Однако он не знал, что авангардные части Наполеона уже вышли в район Березины. Французам вновь удалось захватить Борисов, и при этом русские понесли большие потери. Тем не менее, оставшимся в живых русским солдатам удалось поджечь мост.

Незадолго до этого Наполеон получил из своих нетронутых запасов большое количество лошадей. Вместе с тем, имевшиеся в его распоряжении понтоны он приказал пустить на дрова. Скоро улицы Борисова были заполнены не только сохранившимися частями армии, но и «необозримым количеством повозок с женщинами, детьми и невооруженными мужчинами, надеявшимися на то, что мост скоро будет починен, и переправа заработает, - вспоминал один из свидетелей тех событий. – Улицы были полны обезображенными трупами, разбитыми повозками, а также раздавленным багажом, и слышны были только крики, стоны и плач».

Читайте также: Благородная борьба 1812 года все еще может многому научить нас

15 минут в ледяной воде

«Если сегодня Наполеон вытащит голову из петли, - сказал тогда французский маршал Ней, - то это будет означать, что внутри него сидит сам черт». Наверное, так оно и было на самом деле. В сложившейся ситуации Наполеон вновь показал «силу своего духа», как заметил Карл фон Клаузевиц.

Французский император произвел отвлекающий маневр в южном направлении, тогда как основные его силы направились в сторону переправы, расположенной в 12 километрах выше по течению реки. Березина в том месте не превышала по ширине 20 метров. Однако берега были болотистыми. Французские саперы приступили к постройке нового моста, используя для этого бревна нескольких разобранных деревянных домов.

Избавившись от преследования Чичагова, клюнувшего на приманку, Витгенштейна, не желавшего подчиняться своему коллеге, и Кутузова, не особенно торопившегося действовать, французские саперы построили мост длинной 100 метров и шириной 4 метра. До 15 минут они вынуждены были иногда находиться в ледяной воде, многие из них замерзли, тогда как других сносило течением. В полдень 26 ноября мост был готов, а вскоре рядом появился еще один, более надежный переход, предназначенный для повозок и артиллерии. Третий мост из-за недостатка материалов так и не был построен. Началось масштабное отступление.

Также по теме: Послушные солдаты Гитлера

Это не был решающий эпизод кампании

Представители полевой жандармерии следили за тем, чтобы мостами пользовались вооруженные солдаты и чтобы они проходили по ним в надлежащем порядке. Несколько раз опоры ломались, однако их удавалось быстро восстановить. Даже большая часть пушек и гужевых повозок была благополучно переправлена на другой берег.

Лишь 28 ноября Чичагов и Витгенштейн смогли предпринять наступление. Несмотря на численное превосходство противника, французскому арьергарду на обеих сторонах реки удавалось удерживать свои позиции, по крайней мере, они смогли это сделать, пока не переправились последние боеспособные части Великой армии.

«Это была великолепная победа французов», - резюмирует историк Адам Замойский в своем бестселлере «1812». Еще Толстой признавал, что Березина не стала поражением для Наполеона: «И тот переход через Березну, про который так много было писано, был только одной из промежуточных степеней уничтожения французской армии, а вовсе не решающим эпизодом кампании».

Читайте также: С двухсотлетием, война 1812 года!

«Замерзшие, раздавленные, искалеченные»

С точки зрения тех, кто еще оставался в составе армии, это, вероятно, воспринималось именно так. Хотя французы и их союзники потеряли от 10 до 15 тысяч солдат (сходными были и потери русских), основная часть армии, прежде всего - наполеоновская гвардия продолжила движение в сторону запада.


После того, как маршал Виктор вместе с арьергардом отошел от мостов, началась последняя часть драмы. Французы подожгли переправы, чтобы остановить наступавших русских. Но это также означало, что десятки тысяч задержавшихся солдат, дезертиров и гражданских лиц, присоединившихся после занятия Москвы к Великой армии, были обречены на гибель.

Вот как об этом свидетельствуют очевидцы: «Первый, кого мы увидели, была женщина, которая после падения была зажата льдами… В одной руке она держала младенца… Ее выразительный взгляд был прикованы к мужчине, который упал рядом с ней и уже замерз».

Также по теме: Польшу обвиняют в осквернении останков русских солдат

Генералы Гитлера забыли Клаузевица

«Везде можно было видеть горы трупов мужчин, женщин и даже детей, а также тела солдат различных национальностей - замерзшие, раздавленные или искалеченные русский картечью», - отмечали очевидцы. Согласно оценкам, 9 тысяч человек погибли, и 7 тысяч попали в плен (многие из них в скором времени умерли). Вот это и было трагедией, разыгравшейся на берегах Березины.

Березина также была перед глазами немецких генералов, когда они пытались выразить в словах свое положение в Сталинграде. Есть основание полагать, что они забыли вывод Клаузевица, сражавшегося против Наполеона на стороне русских. Известный военный мыслитель подчеркивал: «Сила его духа (Наполеона – прим. редакции газеты Die Welt) … была здесь в очередной раз продемонстрирована».

Вместо того, чтобы действовать, подобно Наполеону при переправе через Березину, командующий 6-армии в Сталинграде и другие офицеры игнорировали мнение Клаузевица и предпочли поверить обещаниям Гитлера о доставке необходимого количества снабжения, а также его заверениям о том, что все будет хорошо. Это был путь к катастрофе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.