11 декабря командующий 4-ой танковой армией вермахта генерал-полковник Герман Гот (Hermann Hoth) отдал 6-й и 23-й танковым дивизиям следующий приказ: «Наступило время начать наступление. К западу от Сталинграда вот уже несколько недель удерживают свои позиции немецкие и румынские силы, окруженные красными. Они ждут нас. Мы не оставим их в беде. Вновь мощь немецких танков проложит путь для моторизованных частей и пехоты в тылу противника. То, что окажется у нас на пути, будет подвергнуто нападению и уничтожено. Не должно быть никаких колебаний, когда речь идет о судьбе наших товарищей. Они полагаются на вашу смелость и вместе с вами они готовы прорвать линию окружения. Вперед к победе!»

За 23 дня до этого Красной Армии удалось прорвать линию фронта к северу и к югу от Сталинграда. То обстоятельство, что наступление планировалось начать именно в это время, был связано не только с военным давлением, которое по-прежнему оказывали советские армии, мешая сгруппировать необходимые для этого силы. Погода также осложняла быстрое перемещение подразделений. Проливные дожди превратили дороги в сплошное месиво из грязи.

Еще в первых числах декабря количество боеприпасов и горючего оценивалось как «полностью достаточное». 17-я танковая дивизия, участие которой в предстоящем наступлении также было запланировано, держалась в резерве на Дону, поскольку немецкая разведка предупредила о новом наступлении советских войск.

Читайте также: Почему Паулюс упустил возможность вырваться из Сталинграда


Попытка добиться невозможного

«Развертывание 23-й танковой дивизии было существенным образом замедлено из-за сложных условий для транспорта, и поэтому дата наступления была передвинута на более поздний срок», — кратко сообщается в истории этой дивизии. Документы, хранящиеся в Федеральном (военном) архиве во Фрайбурге, позволяют реконструировать события в ходе подготовки к проведению операции «Винтергевиттер» (Зимняя буря) с точки зрения 23-й танковой дивизии.  Это была попытка добиться невозможного.

Снайперы во время Сталинградской битвы


Одной только «мощью немецких танков» нельзя было достичь подобного результата, о чем свидетельствует приказ, с которым командир дивизии Ганс фрейхерр фон Бойнебург-Ленгсфельд (Hans Freiherr von Boineburg-Lengsfeld) направлял в бой своих солдат: «Я назначаю командиров ответственными за то, чтобы с помощью разумного и полного использования имеющихся средств было сделано все необходимое для облегчения ведения подразделениями боевых действий в зимних условиях. В случае нарушений в снабжении дивизии будут приниматься самые строгие меры, вплоть до военного суда».

В этом же смысле был составлен приказ, призванный обеспечить в необходимых объемах зимней  одеждой находящихся на линии фронта солдат: снабженческие части должны были отказаться от своего снаряжения. Из приказа того же времени можно судить о том, что происходило на самом деле. Поскольку у воюющих частей ощущался недостаток во всем, форменная одежда получивших ранение солдат собиралась и использовалась повторно.

Также по теме: Забытые секреты Сталинграда

100 граммов хлеба для самых молодых


Вот еще пример: «Давно уже ставшая необходимой зимняя маскировочная краска доставляется очень медленно по причине существующих транспортных проблем». В качестве временного варианта предлагалось использовать отмучивание мела. Для сохранения в строю молодых солдат (до 21 года) было рекомендовано предоставлять им дополнительно 100 граммов хлеба в день вместе с указанием о том, что «хлеб не является средством обмена».

Витаминные конфеты распространялись только среди солдат, находившихся на фронте. Им также было сказано, что за четыре недели, проведенные на фронте, им будет предоставляться надбавка как для рабочего, занятого на тяжелых работах, и во время увольнения домой это будет давать им право на получение двух яиц в неделю.

Однако подобного рода мотивация вряд ли была нужна обеим танковым дивизиям для продвижения к Сталинграду и участия в операции «Винтергевиттер». Им предстояло преодолеть 150 километров. Хотя между Сталинградом и немецкой линией фронта находились 180 дивизий и бригад Красной Армии, обе танковые дивизии быстро продвигались вперед. Вермахт и на тот момент превосходил Красную Армию в тактике ведения танковой войны.

Читайте также: Вспышка гнева у Гитлера привела к Сталинграду

«Плановое пополнение запасов запрещено»


Переброшенная из Франции 6-я танковая дивизия  еще располагала к началу декабря 200 боевыми машинами, тогда как на вооружении 23-й дивизии в день начала наступления оставалось всего 30 танков. В последующие дни их количество иногда сокращалось до 20 машин. С большим трудом ремонтным ротам удавалось восстанавливать по два танка в день. Моторизованным частям было запрещено «получать завышенное и плановое пополнение запасов», что свидетельствовало о полной беспомощности командиров и о их неспособности справиться с существовавшей нехваткой большого количества материалов.
 
Тем не менее, через день немецкие войска вышли к реке Аксай, а еще через три дня новые «тигры» 6-й танковой дивизии уже стояли в районе реки Мышкова, а к югу в районе поселка Кругляков 23-я танковая дивизия смогла создать плацдарм. Но затем оттепель помешала дальнейшему наступлению.

«Тигр», немецкий тяжёлый танк времён Второй мировой войны


16 декабря 17-я танковая дивизия также получила приказ начать наступление и замкнула линию к западу до реки Мышкова. От этого места до Сталинграда оставалось всего около 50 километров. Канонада ведущихся сражений наполняла оптимизмом находившихся в окружении солдат. «Самое плохое теперь позади. Мы все надеемся на то, что еще до Рождества мы сможем вырваться из котла, —  написал тогда один из солдат. – Когда бои в окружении закончатся, закончится и война в России».

Также по теме: Триумф вермахта на пути к Сталинграду


Все было подготовлено для приема 6-ой армии

Несмотря на постоянные атаки со стороны Красной Армии, 23-я танковая дивизия готовилась выполнить свою роль по деблокированию оказавшейся в окружении группировки. 17 декабря последовал приказ: «После установления контакта с 6-й армией должны быть подготовлены многокилометровые пути движения в обоих направлениях, и в первую очередь это следует сделать для колонн 6-й армии, создавая для них пункты размещения и снабжения в районе железнодорожной станции Ремонтная и хутора Заливский-Генералов, а также к северо-западу от них».

Оба этих населенных пункта находились в тылу за линией фронта, которую удерживали три танковые дивизии. Для того, чтобы до них добраться, немецкие и румынские войска должны были вырваться из Сталинградского котла. Эта операция получила название «Доннершлаг» (Удар грома), и ее успешное завершение позволило бы начать операцию «Винтергевиттер». Однако приказа о начале прорыва так и не последовало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.