В последние дни 2012 года по российско-американским отношениям был нанесен новый удар, когда президент Владимир Путин подписал закон, запрещающий американцам усыновлять детей из России. Этот запрет стал обещанным Кремлем «асимметричным ответом» на американский черный список, в который вошли предполагаемые российские нарушители прав человека. Учитывая гнетущее состояние детских домов в России и готовность американцев усыновлять больных детей и детей-инвалидов, такая мера в конечном итоге выглядит не просто несоразмерной, но также жестокой и злорадной.

Путин выступил с обоснованием запрета на усыновление во время своей ежегодной пресс-конференции, состоявшейся в декабре. Причина запрета, объяснил он, в безразличии американских чиновников к судьбам усыновленных детей из России, испытывающих на себе жестокое обращение, а также в попытках США распространять свою правовую юрисдикцию по всему миру.

«Что же здесь нормального, если вас унижают? – так Путин начал читать нотацию российскому журналисту, осмелившемуся на критику. - Вам это нравится? Вы садомазохист, что ли? Страну не надо унижать».

Читайте также: Россия вводит запрет на усыновление сирот американскими парами

Вопрос об усыновлении долгие годы омрачает отношения между двумя бывшими противниками по холодной войне. Кремль пришел в ярость из-за 19 российских детей, которые умерли в США из-за нерадивости и жестоких действий приемных родителей. Американцы за последние 20 лет усыновили более 60000 детей из России, и лишь в ноябре в силу вступило двустороннее соглашение об усыновлении, переговоры по которому шли очень трудно и напряженно. А уже 1 января оно лишилось юридической силы.

Запрет на усыновление говорит о Путине гораздо больше, чем действия или бездействие США.

Президент Обама, придя четыре года тому назад к власти, объявил о «перезагрузке» отношений между двумя странами. С тех пор критики в пух и прах разносят такую политику, называя ее неэффективной и чрезмерно дружелюбной. Однако маленькая и грязная тайна перезагрузки состоит в том, что она не была никаким новым началом. Это был просто возврат к старой дипломатической рутине поклонов и реверансов, которая пришла на смену односторонним и грубым действиям Джорджа Буша, больно бившим по чувствам обидчивых россиян.

Обаму больше интересовало не превращение России в союзницу, а предотвращение такой ситуации, в которой раздражительный Кремль начал бы ставить палки в колеса внешней политике США по стабилизации Афганистана, сдерживанию ядерной программы Ирана и расширению ядерного разоружения. Обама нашел добровольного партнера в лице путинского протеже Дмитрия Медведева, который в то время был президентом и с детским восхищением смотрел на американские технические новинки, такие, как айфон и Твиттер.

Ошибка перезагрузки состояла в наивной убежденности ее авторов в том, что Медведев - это независимый и самостоятельный политик, пришедший на смену Путину. Когда стало ясно, что Медведев - просто дублер, помогающий Путину соблюсти конституционный запрет на три президентских срока подряд, перезагрузке пришел конец.

Пикет у Госдумы закон Димы Яковлева Москва


Также по теме: «Закон Магнитского» - новый черный список?

Запрет на усыновление - это просто кульминация целой серии неудач и сбоев в российско-американских отношениях. Когда на улицы Москвы вышли демонстранты, чтобы выразить свой протест против подтасовок на выборах в декабре 2011 года, Путин обвинил США в разжигании беспорядков. Когда в Москву год назад в качестве американского посла прибыл архитектор перезагрузки Майкл Макфол (Michael McFaul), государственные средства массовой информации и финансируемые Кремлем молодежные организации встретили его неслыханными нападками и преследованиями.

Когда Путин вернулся в мае на пост президента, его приход был отмечен усилением позиций ксенофобствующих и реакционных сил. Путин проявил пренебрежение к Обаме, отказавшись совершить свой первый на посту президента зарубежный визит в США. Наспех состряпанные и проведенные через Думу законы дали правоохранительным органам целый арсенал новых средств для борьбы с критиками внутри страны. Осенью из России выгнали находящееся в подчинении Госдепартамента Агентство международного развития США USAID, а Кремль вышел из программы Нанна-Лугара по снижению угрозы ядерного, химического и биологического оружия.

Предлогом для введения запрета на усыновление американскими родителями детей из России стало подписание Обамой так называемого закона Сергея Магнитского. Этот московский юрист скончался в следственном изоляторе, где его содержали после того, как он обвинил сотрудников правоохранительных органов в налоговом мошенничестве на сумму 230 миллионов долларов. В связи с отвратительным состоянием двусторонних отношений Белый дом отнесся к данному закону без особого энтузиазма, поскольку он предусматривает карательные санкции против российских чиновников, подозреваемых в нарушениях прав человека. Парадоксом стало то, что Обама подписал этот законодательный акт в качестве приложения к закону о нормализации торговых отношений с Россией.

Путин легко мог проигнорировать этот символический в своей основе закон. Но любое критическое заявление Вашингтона в адрес России идет лишь на пользу кремлевской пропаганде о враждебных намерениях Америки. Путину Соединенные Штаты нужны в качестве врага, потому что такая ситуация формирует его образ смелого и отважного руководителя, а также позволяет ему применять суровые меры против инакомыслия внутри страны. Режимам в Иране, Венесуэле и Северной Корее точно так же нужны осуждения в адрес США – и чем резче они звучат, тем лучше.

Читайте также: Запрет на усыновление не связан с правами детей


Реальная опасность для Кремля заключается не в том, что Соединенные Штаты нападут на Россию, а в том, что Америка забудет о ней. Страх оказаться забытым - это главная причина, заставляющая Кремль бряцать оружием и разжигать военную истерию из-за американской системы противоракетной обороны, а также использовать свое право вето в Совете Безопасности ООН, когда решаются вопросы Сирии.

Любимый проект Путина -  создание «Евразийского Союза» с бывшими советскими республиками в целях укрепления позиций России в мире. Но проблема в том, что Кремль не обладает имперской силой и влиянием русских царей, или идеологическим усердием коммунистов, чтобы делать длительные партнерства привлекательными. Сегодня у России нет союзников, кроме Белоруссии, Армении и Казахстана, которые, будучи ее соседями, поддерживают дружественные отношения с Москвой в силу отсутствия более заманчивых альтернатив. Путин подыгрывает Китаю, называя его «стратегическим партнером», хотя китайцы видят в России не более чем поставщика полезных ископаемых.

Россия до сих пор не смирилась с потерей статуса сверхдержавы после распада Советского Союза в 1991 году. В отсутствие новых грандиозных идей, способных сплотить страну, Кремль выступает с затасканными клише и штампами на тему гнусных американских заговоров и иностранных агентов, устраивающих диверсии внутри России.

Решение запретить усыновление американцами детей из России показывает, что вариантов действий в распоряжении у Путина явно недостаточно. Трудно понять, каким образом новый запрет поможет России завоевать уважение и положить конец унижению, которое она испытывает.

Примечание редактора: Люсиан Ким освещает движение протеста в Москве в своем блоге luciankim.com. Изложенные в статье взгляды принадлежат автору.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.