Нет смысла бояться Газпрома и его газопроводов. Владимир Путин и его подчиненные управляют российскими богатствами, скорее, в стиле Ирана Мохаммеда Пехлеви, чем братьев Нобелей или Рокфеллеров, и их имперские газовые игры уже скоро могут привести к печальным последствиям.

В связи со строительством газопровода «Южный поток» среди польских экспертов и комментаторов-международников началась паника.

По мнению части экспертов, «Южный поток» — это не экономический проект, а орудие реализации геополитических амбиций Кремля, и вместе с уже идущим под водами Балтийского моря «Северным потоком», он призван снизить политическое значение Центральной и Восточной Европы, а по плану максимум - вновь подчинить этот регион России. Следует отметить, что многие польские специалисты, анализируя данные, касающиеся этих проектов, исходят из твердого убеждения, что новые российские газопроводы в Европе — это не столько элемент энергетической инфраструктуры, сколько инструмент неоимперской стратегии Москвы.

Подобная интерпретация — пример характерного для польских аналитиков и политиков ошибочного понимания сути международной политики. Восприятие проектов Газпрома как угрозы для суверенитета Польши или геополитического статус-кво в регионе отражает не реальность международных взаимосвязей, а глубоко укоренившиеся в исторической памяти поляков комплексы, травмы и предубеждения.

Читайте также: Пойдут ли действия Газпрома на пользу Польше?

В начале второго десятилетия XXI событиями, определяющими наше мышление в плане отношений с соседями и европейской политики, остаются разделы страны, произошедшие в конце века XVIII, и пакт Молотова-Риббентропа с его последствиями. Травматический опыт национальной мартирологии превращается в кальку, которую мы накладываем на интерпретацию окружающей нас действительности, наполняя ее устаревшими и костными представлениями о механизмах геополитики.

«Вокруг Польши сжимаются железные клещи»


С точки зрения охранителей польской энергетики достаточно взглянуть на карту, чтобы все стало предельно ясно: из России тянутся железные клещи идущих на территорию Австрии и Германии газопроводов, а сжимаются они на теле Польши. В этот момент у аналитиков польского энергетического рынка активизируется историческая память, и они вспоминают все прочитанные в школе книги, карты с линиями разделов страны и знаменитую фотографию улыбающегося Сталина в августе 1939... Следующим этапом убеждения себя и окружающих в том, что готовится новый заговор захватчиков, становится анализ структуры компаний, которые управляют упомянутыми газопроводами: ясно видно, что в них превалируют государства-агрессоры с вкраплениями «полезных идиотов» из нескольких стран традиционно продажного Запада. Такой подход говорит, что раз российские инвестиции не имеют экономического смысла, не имеет права на существование и рациональный прогноз их последствий, а Путин и Шредер, перерезающие ленточку на стройке под Петербургом, уподобляются Екатерине и Фридриху, отправляющим свои армии на погибель Польши.

Церемония подписания соглашения для реализации проекта строительства газопровода "Южный поток"


Также по теме: Производство газа в России падает

Газопровод поставит Европу в зависимость от России или наоборот?

При размышлении о значении газопроводов «Южный» и «Северный поток» и гипотетических последствиях этих событий для Польши следует отбросить геополитические часословы и сосредоточиться на экономическом анализе данных и трендов эволюции сырьевых рынков в Европе. Объективный, логичный и трезвый анализ данных тенденций ясно указывает на то, что строительство двух газопроводов неотвратимо поставит Россию в зависимость от Европы, а в перспективе нескольких лет заставит ее подчиниться диктату своих покупателей. Строительство «Южного» и «Северного потока» означает увеличение объема предложения (при стремлении России максимизировать размеры экспорта для возвращения вложенных в инвестицию средства) и устранение посредников, что очевидным образом приведет к снижению цен. Следует обратить внимание, что стратеги Газпрома, убежденные в неуклонном росте газовых котировок, согласились отказаться от долгосрочных контрактов и базироваться на спотовых, то есть определяемых рынком, ценах на идущее по «Северному потоку» сырье. В период снижения спроса, кризиса мировой экономики и глобального роста предложения, связанного со сланцевой революцией и развитием технологий переработки и транспортировки сжиженного газа, Газпром будет поставлять в Европу энергоносители не на принципах, установленных сверху политиками (как он привык это делать), а так, как захотят этого покупатели.

С точки зрения клиентов Газпрома увеличение вариантов путей поставки — положительное явление. Более того, произведенное руками российского концерна уничтожение постсоветских посредников экономически оправдано и правильно с моральной точки зрения: было сложно найти рациональное объяснение ситуации, когда за деньги европейских потребителей (в виде включения в окончательную цену ставки за транзит через Украину и Белоруссию) кормились донецкие олигархи, а Лукашенко рассказывал о «белорусском экономическом чуде».

Читайте также: Москва повышает тон в ответ на следствие против Газпрома

Очевидно, что Газпром и прочие государственные концерны, занимающиеся российскими природными ресурсами, работают не по рыночным принципам, а их деятельность тесно связана с интересами российской элиты. Проблема заключается в том, что пытаясь использовать энергоносители для реализации политических целей, руководство России спровоцировало негативную реакцию своих партнеров, которые уже успели или собираются найти противоядие от газового давления российского гиганта. Используя Газпром для навязывания Европе нерыночных принципов торговли газом, россияне пошли против хода истории, игнорируя тот факт, что уровень дохода концернов зависит в глобализированном мире от рыночной конъюнктуры и качества управления, а не политических решений и директив. Как говаривал один из самых остроумных российских экспертов сырьевого рынка Михаил Крутихин, Газпром — это «отвратительно управляющийся молох, реализующий обреченные на провал мечтания закомплексованных политиканов».

Именно поэтому, анализируя деятельность Газпрома и ее влияние на польские интересы, следует опираться не на исторические травмы и фобии, а на беспристрастное сопоставление всех плюсов и минусов. Вместо того чтобы выискивать инспирируемые Кремлем планы экономического порабощения Польши, нужно осознать реальные тенденции рынка энергоресурсов и фактические последствия предпринимаемых «национальным достоянием России» (таков рекламные слоган Газпрома) беспомощных попыток превратить ресурсы в политический инструмент. В первую очередь Газпром несет угрозу не Польше, а самой России, несметные богатства которой разграбляют аферисты и разбазаривают протежируемые политиками менеджеры, поверившие в собственную пропаганду о возрождении империи при помощи газового вентиля.

Также по теме: Газовый империализм

Размышления на тему энергетической безопасности не должны базироваться на ошибочных аналогиях, подсказываемых историческими стереотипами. Проекция внутренних фобий на окружающую нас действительность приводит к игнорированию фактов и угрожает тем, что однажды факты европейской политики проигнорируют нас. А дискутировать с действительностью мы можем столь же успешно, как некогда делали это депутаты Четырехлетнего сейма (вошел в историю тем, что в 1791 году принял первую польскую Конституцию, просуществовавшую чуть более года, — прим. пер.) или участники восстания Костюшко (национально-освободительное восстание 1794 года, завершившееся поражением, — прим. пер.).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.