В этом месяце бывший премьер-министр Японии Ёсиро Мори (Yoshiro Mori) появился на национальном телевидении и провел на карте черту, разделяющую Японию и Россию. Свою линию Мори провел северо-восточнее трех спорных островов (Кунашир, Шикотан и Хабомаи), но намеренно не довел ее до самого крупного острова Итуруп, который он оставил на российской территории. Это стало сигналом о готовности Мори к компромиссу с Россией. Мори обосновал свою уступку «реалистическим подходом» к разрешению давнего территориального спора между двумя странами.


На протяжении долгих лет стороны предпринимали множество дипломатических усилий по определению того, кто обладает юридическим правом владения этими островами. К сожалению, противоречия между ними сохраняются, и две страны прочно закрепились на своих позициях, в которых масса неясностей из-за целой серии исторических договоров, первый из которых датируется 1855 годом. Токио утверждает, что суверенитет над Северными территориями (Россия называет их Южными Курилами) никогда не вызывал сомнений, и что четыре спорных острова являются частью Японии с начала 19-го века. Это подтверждается, заявляет Япония, Симодским договором от 1855 года и Портсмутским договором от 1905 года, который был заключен по окончании Русско-японской войны. Россия, со своей стороны, не обращает особого внимания на японские территориальные претензии, указывая на целый ряд международных договоров, включая Ялтинское соглашение от 1945 года и Потсдамскую декларацию от того же года, как на доказательство ее суверенитета. Россия также подчеркивает, что Сан-Францисский мирный договор от 1951 года является юридическим доказательством признания Японией российского суверенитета над островами, что Токио решительно отвергает.

Читайте также: Конфликт из-за островов и его смыслы

Почти сразу после выступления Мори администрация нового премьер-министра Синдзо Абэ (Shinzo Abe) опровергла его заявления и подчеркнула, что Япония будет придерживаться своей официальной политики, предусматривающей возврат всех четырех островов. Главный секретарь кабинета министров Ёсихидэ Суга (Yoshihide Suga) подчеркнул эту мысль, сделав следующее заявление: «Правительство твердо придерживается своей базовой политики, состоящей в подтверждении принадлежности четырех островов Японии с последующим заключением мирного договора с Россией. Затем мы можем проявить гибкость по поводу временных рамок возврата этих островов». Но Токио не стал замораживать процесс урегулирования спора и согласился послать Мори в начале февраля в Россию, чтобы начать переговоры, поскольку у бывшего премьера хорошие отношения с российским президентом Владимиром Путиным. Кроме того, появились сообщения о том, что и сам Абэ надеется посетить Россию весной с намерением добиться конкретного прогресса в урегулировании спора.

К сожалению, такое мы видели и раньше, прежде всего, в 1998 году, когда японский премьер-министр Рютаро Хасимото (Ryutaro Hashimoto) попытался воспользоваться своей личной дружбой с российским президентом Борисом Ельциным, чтобы заключить важную сделку. В своем «Каванском предложении» Япония заявила о том, что сторонам надо провести демаркацию границ, по которой Северные территории должны принадлежать Японии. Взамен Хасимото пообещал Ельцину, что Япония согласится на сохранение российской администрации на этих островах и на их совместное экономическое развитие. Хасимото также пообещал, что Япония подпишет с Россией мирный договор, если Ельцин даст согласие на такое предложение. Иными словами, он предложил отложить фактический суверенитет, отдав предпочтение правовому признанию. Однако этот гамбит провалился, поскольку осенью Россия от этого предложения отказалась.

Обострение отношений России и Японии после поездки Дмитрия Медведева на Курилы


Также по теме: Япония отражает выпады медведя и дракона

Но с 1998 года геополитическая ситуация на северо-востоке Азии очень сильно изменилась, и разрешение спора из-за Курил уже не входит в число японских приоритетов. Путин в прошлом году указал на то, что готов «навсегда разрешить» этот спор. На фоне дебатов о возрождении американской мощи в Азии Путин задумался о своей собственной «привязке» к Дальнему Востоку. Россия давно уже утверждает, что исторически является тихоокеанской державой, но эти утверждения на протяжении десятилетий игнорировались, разбиваясь о гранит действительности. Между тем, Японии вот уже несколько месяцев активно бросают вызов Китай, Южная Корея и Россия, поскольку у всех у них с Японией есть территориальные споры. Это, а также растущая напористость Китая в вопросах региональной безопасности, создает новую среду с новыми вызовами, на которые Япония и Россия должны ответить. Обе страны сталкиваются с неопределенным будущим в условиях, когда Северо-Восточная Азия продолжает превращаться в самый важный в стратегическом отношении регион в мире.

Стремительное развитие Китая создает как проблемы, так и благоприятные возможности для России и Японии. У обеих стран в Китае имеются значительные инвестиции, и обе рассчитывают на доступ – пусть и ограниченный – на китайский рынок. Несмотря на это, в Японии и России четко понимают, что континент, на котором все тяготеет к Китаю, не в их интересах.

Смотрите также: История Курильского вопроса

Но Китай это не единственная проблема, на которой сконцентрировали свое внимание политические руководители в Токио и Москве. Инфраструктура безопасности Азии становится все более динамичной и хрупкой, и там появляется все больше потенциальных минных полей, на которые могут попасть оба государства. Это и агрессивный режим Северной Кореи, и усиление конкурентной борьбы за ресурсы и влияние в Центральной Азии, и транснациональные угрозы, такие как международный терроризм и организованная преступность. Более того, Россия и Япония твердо намерены развивать свое экономическое партнерство в области энергетики, которая стала заложницей их территориального спора.

Существенные, постоянно расширяющиеся и часто совпадающие интересы заставляют Москву и Токио набираться дипломатической смелости, которая необходима для урегулирования их территориального спора и приближения к стратегическому партнерству. К сожалению, мы уже видим, как идет рытье окопов, поскольку стороны пытаются успокоить свой внутренний электорат, который выступает против уступок по островам. Так, сегодня российский министр иностранных дел Сергей Лавров попытался принизить позицию Японии в островном споре, призвав Токио посмотреть в глаза правовой реальности. Япония, похоже, тоже страхуется, поскольку и она опасается, что слишком большие компромиссы придадут смелости ее соперникам в других территориальных спорах.

Долгосрочное разрешение спора остается проблематичным, и такая инициатива сопряжена с рисками. Однако потенциальные выгоды от партнерства Токио и Москвы должны подталкивать стороны к серьезным усилиям по установлению добрых отношений между двумя государствами. Даже при отсутствии такого сближения Токио и Москва все равно должны предпринимать содержательные шаги по наращиванию взаимного доверия, такие как налаживание контактов между людьми на островах, а также возрождение идеи о создании зоны свободной торговли и совместных проектах развития. Застой сегодня это не самый практичный вариант.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.