Когда в 2011 году ведущий солист Американского театра балета Дэвид Холберг (David Hallberg) пришел в студию «The Colbert Report», чтобы поговорить о своем переходе в московский Большой театр, передача прошла весело. Стивен Колберт (Stephen Colbert) остроумно шутил, называя г-на Холберга «Бенедиктом Арнольдом в обтягивающих штанах» (Бенедикт Арнольд – американский генерал времен Войны за независимость, перешедший на сторону британцев, - прим. перев.), и ощущение в целом было триумфальным - ведь один из лучших американских балетных танцовщиков участвовал в международном художественном обмене на самом высшем уровне.

Однако когда 17 января художественному руководителю Большого театра Сергею Филину плеснули у подъезда в лицо серной кислотой, задев глаза, это серьезно омрачило обстановку. Г-н Филин считает, что преступление было связано с его ролью в театре. С учетом случившегося трудно не задуматься, не стоит ли г-ну Холбергу, который сейчас находится в Нью-Йорке и должен вернуться в Москву в июне, остаться на родине.

Впрочем, г-н Холберг утверждает, что он не тревожится. «У меня с Большим театром и с Москвой связан только крайне положительный опыт, и я никогда не чувствовал, что там мне что-то угрожает, - заявил он мне на выходных. – То, что произошло, очень огорчительно, но это был удар по Большому театру и лично по Сергею, а не по мне».

Читайте также: Муллова - переставшая играть по нотам КГБ

Какими будут последствия этого остающегося нераскрытым преступления для театра пока неизвестно. Однако значимость решения г-на Холберга вернуться нельзя недооценивать. Балет – при всей своей подчеркнутой локальности (недаром в названиях трупп часто упоминаются страны, города или исторические эпохи) – глобальная отрасль. Танцовщики и бывшие танцовщики постоянно путешествуют по миру, учась и участвуя в представлениях (разумеется, о том, насколько эта миграция приносит пользу, можно спорить). Международные турне знакомят зрителей с новыми танцовщиками и иностранными традициями. Если Большой будет отрезан от этого обмена на любом уровне, это повредит не только одной из великих мировых балетных трупп, но и балету в целом.

Московский Большой театр в советское время был для власти мощным и важным инструментом — в большей степени, чем петербургский Мариинский театр (в то время называвшийся Театром имени Кирова). Дженнифер Хоманс (Jennifer Homans), автор книги «Ангелы Аполлона: история балета» («Apollo's Angels: A History of Ballet»), называет его витриной советского режима и считает, что театр до сих пор сохранил это наследие. «Балет Большого театра – часть путинской России с ее жестокой политической культурой, - утверждает она. – Этот театр - символическое место, а не просто сцена для танцев. Поэтому очень важно знать, что же произошло на самом деле».

Репетиция балета "Драгоценности" в Большом театре


А теперь прибавьте к этой картине родившегося в Южной Дакоте танцовщика, образцового принца из классического балета. Г-н Холберг сначала учился в Фениксе, потом год провел в Париже, в балете Парижской оперы, затем учился в АТБ, в 2000 году присоединился к его труппе, а в 2005 году стал премьером. Его удивительно длинные ноги и чистота его танца привлекла внимание Большого, который пригласил его стать первым американцем в своей труппе, славящейся национализмом (поэтому у него были основания нервничать по поводу того, что он отбирает роли у местных танцовщиков).

Также по теме: Советские оперные дивы и кремлевские правители

Когда г-н Филин пригласил в Большой г-на Холберга, это был не только исторический момент для российского балета, но и большой успех для американского. Что касается лично г-на Холберга, то это серьезно обогатило его танец. «У меня высокий рост, и я не всегда мог использовать его как свое преимущество. Большой учит меня широте движений», - говорит он.

В настоящее время АТБ старается давать американским танцовщикам возможность осваивать иностранные традиции. В этом месяце он объявил о программе международного обмена для лучших танцоров. В декабре премьер Кори Стернс (Cory Sterns) будет выступать в лондонском Королевском балете, а солистка Изабелла Бойлстон (Isabella Boylston) отправится в Королевский датский балет. На весенний сезон Королевский балет пришлет в Америку Стивен Макрэя (Steven McRae) а датчане – Альбана Лендорфа (Alban Lendorf).

Разумеется, международный характер мирового балета не ограничивается одним сезоном – большинство балетных знаменитостей учатся и выступают по всему миру. Списки ведущих танцовщиков двух самых интернациональных трупп Америки—АТБ и Балета Сан-Франциско — больше всего напоминают перекличку в ООН. Из 17 нынешних премьеров и прим АТБ пять учились в России или тесно связаны с российскими труппами, а двое учились в родной Аргентине. Одна прима начинала учиться на Кубе, о значении которой не дают забывать приглашаемые АТБ звезды.

Из 19 премьеров и прим Балета Сан-Франциско по трое прибыли из России, Кубы и Франции, двое представляют Испанию. Как в АТБ, так и в БСФ оставшиеся звезды происходят если и не из разных стран, то из разных городов Америки.

Читайте также: Шокирующая революция в Большом театре

В отличие от этих трупп Нью-йоркский городской балет предпочитает принимать в свои ряды выпускников в манхэттенской Школы американского балета, которая учит хореографии по Джорджу Баланчину. Такая подготовка ценится и за пределами Америки. В 2008 году бывший премьер Нью-йоркского городского балета Николай Хюббе (Nikolaj Hübbe) вернулся в родную Данию и стал художественным руководителем Королевского датского балета. На прошлой неделе Бенжамен Мильпье (Benjamin Millepied),еще одна бывшая нью-йоркская звезда, был выбран новым главой Балета Парижской оперы.

Впрочем, целое созвездие бывших звезд АТБ также управляет труппами по всему миру: Итан Стифел (Ethan Stiefel) руководит Королевским новозеландским балетом, Джулио Бокка (Julio Bocca) стоит у руля уругвайской национальной балетной труппы СОДРЕ, а Анхель Корелла (Angel Corella) вернувшись в Испанию, основал Барселонский балет.

Исторически Большой театр в основном экспортировал таланты. Когда он пригласил г-на Холберга, он укрепил этим свои связи с мировым сообществом, а также, попав в новости, проник в массовую культуру. Что еще лучше, этот шаг оказался действительно полезным с точки зрения искусства. Отступать теперь, пусть даже после акта преступного насилия, значит нанести удар по будущему балета – то есть по танцовщикам и зрителям.