Запрет пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних в России пока еще не вошел в силу – нижняя палата российского парламента только приняла его в первом чтении, но он уже стал самой обсуждаемой темой в российских СМИ, и у него уже появились первые жертвы. Лояльный власти ведущий российского телевидения был уволен с канала, в создании которого он принимал участие, после того, как в знак протеста выступил в эфире с признанием.  Кроме того, участились избиения геев – в частности, было совершено страшное и хорошо спланированное нападение на один из московских гей-клубов. Представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности выступила с критикой запрета, а как минимум два европейских города приняли меры – Венеция и Милан решили приостановить партнерские отношения с Санкт-Петербургом. Россия отомстила, заявив, что запретит однополым европейским парам усыновлять российских сирот. Пострадала даже Мадонна: осенью на нее подали иск с обвинением в пропаганде гомосексуализма во время ее августовского концерта в Санкт-Петербурге.

На самом деле, не очень-то понятно, что означает термин «пропаганда гомосексуализма», но когда закон пройдет через верхнюю палату парламента и будет подписан Владимиром Путиным – а это лишь вопрос времени - он позволит властям облагать штрафом всех таких пропагандистов. Очень многое и по делу было написано о том, что закон нарушает права человека («Я гей, и я такой же человек, как Путин», - сказал уволенный телеведущий Антон Красовский), а также о крайней отсталости этой меры.

Читайте также: ЛГБТ-сеть готова помочь Думе с законом о гей-пропаганде


Однако запрет вызывает беспокойство и по иным причинам. Этот закон – еще одно свидетельство того, что Россия скатывается в более жесткую, авторитарную версию путинизма; еще один этап «закручивания гаек» в ответ на демократические – антипутинские – протесты прошлого года. Президент демонстрирует, что он не просто никуда не уйдет, но и навяжет свое видение России всем россиянам, нравится им это или нет. Это видение не является, как полагают многие, неосоветским – хотя элементы последнего и имеются во внешней политике Путина - оно является имперским. Любимый персонаж Путина в российской истории это не Сталин, а Петр Столыпин, жесткий реформатор эпохи правления Николая II. Считается также, что своим главным достижением Путин считает повторное объединение Русской православной церкви, которая распалась на внутреннюю и западную вскоре после революции 1917 года. Он проконтролировал возрождение православия и ввел церковь в коридоры власти – до такой степени, что теперь многие ее считают «дочкой» Кремля. Нынче ни одно политическое решение не обходится без того, чтобы церковь не высказала свою позицию по нему.

Некая тоска по радужному, простому, но, вероятно, вымышленному прошлому прокралась в российскую жизнь за последние несколько лет. Вчерашний китч – самовары, казаки – сегодня являет собой священную реликвию. Эта тенденция была умело схвачена и высмеяна Владимиром Сорокиным в его романе 2006 года «День опричника» (опричник – представитель тайной полиции Ивана Грозного). В нем описывается антиутопия, в которой Россия построила высокую стену, отделяющую ее от варварского Запада, ушла в себя и управляется железным кулаком безымянного царя. Его правление провозгласило эру России Диснейленда – люди начали одеваться, есть и говорить так, как если бы они жили в XVI веке, при этом машины они водят футуристические и принимают наркотики будущего. Увы, Сорокин был недалек от истины, и извращенный российский традиционализм, который он вообразил, во многом становится реальностью.

Все это попахивает триадой «Бог, Царь и Страна» родом из Российской Империи. Этот девиз во многом был отражением стремления к однородности в растянутой империи, охватывающей сотни этнических групп и языков, и совпал с усилиями по русификации нерусских меньшинств, прежде всего евреев. В советское время то же самое произошло в отношении центральноазиатских мусульман.

Акция активистов ЛГБТ-движения у здания Госдумы РФ


Также по теме: Российских законопроект, требующий скрывать гей-идентичность

Иными словами, насаждение русского традиционализма - не совпадение, и точно так же не является случайным сопутствующий ему подъем жестокого русского национализма. Первыми поддержали закон о запрете гей-пропаганды именно русские националисты, они вышли на улицы с абсурдными плакатами - типа «Петухи должны сидеть в курятнике» (крайне оскорбительный тюремный жаргон). Эта криптофашистская тоска по более простому, более благородному прошлому совпадает с обеспокоенностью педофилией, к которой новый закон приравнивает гомосексуальность. Не могу не вспомнить вечер, который я несколько лет назад провела в Сантьяго в компании богатых католиков из известных местных семейств. Я приехала в Чили, чтобы написать репортаж о преследовании Пауля Шефера, фашистского медика, который бежал в Чили и основал там большую колонию, где пытал чилийских диссидентов – он был своего рода подрядчиком Пиночета – и систематически совершал насилие над детьми. Чилийцы за столом постоянно говорили о детях, с насмешкой отмахиваясь от упоминаний множества «пропавших» диссидентов.

Гомосексуальность в России воспринимается одновременно как отклонение от природы и мода, привнесенная с развращенного Запада: нечто, во что человек может скатиться, чуть перебрав водочки – что, судя по всему, случается в России нередко, а также как позиция, которой можно начать придерживаться из соображений крутизны. Следовательно, запретили «пропаганду». Гомосексуальность считается агрессивной рекламной кампанией, которая, как опасаются традиционалисты, убедит впечатлительные молодые умы в том, что быть геем - не просто ненормально и отвратительно, а стильно и классно. Само собой разумеется, идея о том, что гомосексуальность представляет собой естественный и врожденный феномен, не нашла отклика здесь, кроме как среди узких кругов образованных людей. И даже среди них это редкость.

Читайте также: Российское отношение к ЛГБТ остается крайне негативным

Самое смешное, что той самой пропагандой, которую российское законодательство стремится искоренить, заполнены все российские государственные телеканалы – вечерние шоу с участием местных поп-звезд. Мужчины на сцене делятся на две категории: грубые мачо и чувственные любовники. Оба считаются идеалами мужественности в России, но проблема в том, что мужчины второй категории – почти поголовно (и втайне) геи. Тот факт, что король российской поп-музыки Филипп Киркоров – гей, это секрет полишинеля, и, невзирая на всю кажущуюся строгость церкви, он арендовал церковь, чтобы окрестить свою, рожденную суррогатной матерью дочь. Крестным отцом ребенка стал Андрей Малахов, самый известный российский телеведущий, про которого также известно, что он гей. Так же, как и Валентин Юдашкин, главный российский дизайнер, который, как ни странно, женат. Миллионы женщин по всей стране каждый день по телевизору смотрят на этих мужчин и еще на несметное число таких, как они, и вздыхают, мечтая, чтобы их мужчины были такими же. Наиболее рьяно против гомосексуальности выступает именно необразованная, наиболеее бедная часть российского населения – против «голубых», как они их называют, или «гомосексуалистов», но именно их сердца бьются чаще, когда они смотрят на бальные танцы или балет (и то, и другое, разумеется, в России пользуется большой популярностью). Однако одно дело, когда подсознание страны терзается этими двумя противоборствующими силами, и совсем другое, когда они закрепляются законодательно. Путин не просто насаждает в стране традиционалистское восприятие России. Он посылает полиции, армии и всем остальным сигнал о том, что преступление не является таковым, если оно совершено против гея. Ранее он посылал подобный сигнал, спуская силы безопасности на оппозицию – преследовали и сажали всех, кто принял участие в бурных протестах накануне инаугурации Путина. Недавно в Голландии один из этих активистов покончил с собой, когда власти страны отказали ему в предоставлении гражданства. Другого похитили у выхода в офис ООН в Киеве, где он пытался получить статус беженца, и связанного и с завязанными глазами отвезли обратно в Москву. Многие находятся в тюрьмах или, как Мария Баронова, ожидают суда. Именно в этом контексте следует воспринимать этот закон: фактически Россия, верная своему традиционному стремлению к усреднению и своей одержимости единством, сообщает, какие меньшинства в стране более не приветствуются – якобы ради блага большинства.

Также по теме: Дума - законодательный инструмент Путина

Когда закон был представлен в российском парламенте, деятели культуры страны стали обсуждать его значимость. Одна российская газета, вторя проекту «Все изменится к лучшему», задала им вопрос, какой совет они могли бы дать молодым российским геям. «Ребята, валите из России как можно быстрее», - написал известный театральный режиссер Кирилл Серебренников. «Здесь вам быть счастливыми не суждено». Однако режиссер Владимир Мирзоев не согласился с ним. Он указал на то, что в случае страны, которая о традиционной однородности может лишь мечтать, эта стратегия не целесообразна. «Для нашего общества это не решение, - сказал он. - Не всякое неудобное меньшинство может уехать из России, потому что именно из этих меньшинств она и состоит».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.