Подъезжая с фасада, видишь депортационный центр Роттердама: обычное офисное здание из нового черного кирпича, но, подойдя ближе, замечаешь камеры, проволоку под напряжением и высокие стены. Если бы помещенные сюда беженцы, решение о депортации которых уже принято, могли взглянуть поверх этих стен, они увидели бы взлетную полосу аэропорта Роттердама. До высылки из страны - рукой подать. За этими стенами в собственной камере повесился беженец из России Александр Долматов. Его тело обнаружили в четверг 17 января в 7 часов утра. Семью месяцами ранее он бежал в Нидерланды. За это время из гордого демонстранта в Москве, раздражающего режим Владимира Путина, он превратился в человека, настолько боящегося мести этого лидера, что решил покончить с собой.

Москва, 6 мая 2012

Двигаясь от Октябрьской площади, на которой до сих пор возвышается памятник Ленину, десятки тысяч россиян идут в сторону Болотной площади и Кремля. В день, предшествующий инаугурации, запланирована большая протестная акция, направленная против результатов выборов, которые, по мнению многих, нельзя назвать свободными.

Среди пришедших царит чувство «сейчас или никогда». Если Путин сейчас утвердится во власти, надежды на перемены не будет. Полиции - больше, чем обычно. Мост через реку к Кремлю полностью занят солдатами, полицейскими и сотрудниками спецслужб. Прилегающие улицы забиты автобусами с омоновцами.  Площадь запружена людьми, напирающими на полицейские заграждения. Начинаются стычки. Летят палки, флаги, стеклянные бутылки. Площадь начинают зачищать. Даже мирно стоящих демонстрантов избивают до потери сознания.

Читайте также: Давление на оппозицию в России

Александр Долматов, 36-летний конструктор одного из оборонных предприятий по производству ракет, задержан и брошен в полицейский автобус. С 2000 года он - активный участник незарегистрированной партии «Другая Россия». Его отпускают через полтора дня. Кроме десятков пострадавших демонстрантов,  досталось и нескольким омоновцами. Для Кремля это отличный повод прижать оппозицию. Все присутствовавшие на площади считаются соучастниками в организации беспорядков.

В квартирах лидеров оппозиции проводятся обыски. Долматов напуган и ночует у друзей. Как оказалось, не зря. Позже с обыском приходят к его матери. Долматов остается жить у друзей, а затем решает бежать в Нидерланды.

Киев, 8 июня

Чтобы не вызывать подозрений, Долматов летит сначала в Киев через Домодедово - россиянам не требуется визы при въезде на Украину. Друзья и знакомые Долматова утверждают, что за то время, как его выпустили из полицейского участка, и до его побега ему неоднократно поступали угрозы от спецслужб. Иногда у него вдруг отключался телефон, а еще сотрудник ФСБ давал ему конфеты, от которых у него болел живот. «Ужасно боишься, что тебя просто так могут схватить, пытать и посадить за решетку на долгие годы, - поясняет известный писатель Аркадий Бабченко. Я был во многих конфликтных регионах, но от чувства дамоклова меча над головой сходишь с ума. Я не выходил из дома без бронежилета. Старался везде ходить с друзьями».  К Марии Бароновой также ворвались в квартиру с обыском в мае. «Меня не было дома, люди в масках держали под прицелом мою няню. Забрали все мои вещи. Следствие ведется до сих пор, но я решила остаться здесь. Я не вижу другого варианта. В мире плохо понимают, что на самом деле происходит в России.  Бежать и всю жизнь оставаться изгнанником? По-моему, это ужасно».

В Москве прошел несанкционированный митинг оппозиции


Также по теме: Россия расследует обвинение против оппозиционного блогера

У бегства Долматова есть и другая составляющая. Когда-то конструктор был для ФСБ очень привлекательным кандидатом: не в пример тому, что будет позже. По его собственному признанию, в период с 2008 по 2011 год ему не раз предлагали стать осведомителем. Он должен был бы поехать в Европу и внедриться в какую-нибудь «организацию». ФСБ вышло на Долматова через начальство компании «Корпорация тактическое ракетное вооружение», в которой он работал конструктором. Долматов каждый раз отказывался.

Схипхол, 9 июня

Проведя день в Киеве, Долматов летит в Амстердам через Париж. Он регистрируется беженцем и через распределительный пункт в Тер Апел попадает в центр для беженцев в Вахенинге. 9 июля он подает официальную заявку на статус беженца. В интервью тогда же он говорит “Здесь я чувствую себя более или менее защищенным, хотя понимаю, что могу стать мишенью.  Я не думаю, что меня отравят, как Литвиненко, но если они решат меня убрать, то смогут меня найти». Он также говорит, что отошел от политики: «Я готов к тому, чтобы дальше жить в Голландии. Важно начать учить язык. Я должен настраиваться на жизнь здесь”.

 c’Храфендейл, 15 ноября

Центр для беженцев «c'Храфендейл» затерян среди полдеров местечка Хуксе Ваард. В бывшем кемпинге Де Аалфаук в снятых с колес домах-автоприцепах живет пара сотен беженцев. Если  хочешь оттуда попасть в c'Храфендейл, ближайший населенный пункт от центра беженцев, нужно несколько километров ехать на велосипеде, всегда против ветра. Александр Долматов живет здесь с лета. По словам сотрудников центра он активно учил голландский и, как рассказывает адвокат, «очень гордился своим первым, купленным в Нидерландах велосипедом».  На этом велосипеде он два раза в неделю ездит за 3,5 километра в дом престарелых Иммануэл в с’Храфендейл.  Российский ракетный конструктор, будучи волонтером, поит чаем и кофе престарелых с угасающим рассудком. «Мы всегда были  рады его приходу. Он был очень общителен и уже замечательно говорил по-голландски»- говорит Нико де Пейпер, управляющий центром Иммануэл.

Читайте также: «Гайд-парки» в Москве - «клетка» для оппозиции?

В конце октября адвокат Долматова Марк Вейнхаарден получает письмо от Службы иммиграции и натурализации Нидерландов о том, что они «намерены рекомендовать отказать Долматову в запросе на статус беженца».  Служба, ничтоже сумняшеся, постановила, что в случае возвращения Долматова на родину ему грозит лишь штраф в размере 12,50 евро за участие в демонстрации. 12 декабря миграционная служба принимает окончательное решение по отказу Долматову в статусе беженца. Решение отказать, исходя из того, что Россия - безопасная страна, встречено с непониманием. Долматову чудом удалось ускользнуть, утверждают друзья и коллеги. Он подвергался большой опасности и надолго попал бы за решетку, вернувшись в Россию. Да и штрафы для нарушивших порядок во время митинга теперь намного выше. 85-летняя Людмила Алексеева, одна из самых уважаемых правозащитниц в России, не может понять: «Они правда не понимают в Нидерландах, что такое «Болотное дело»? Не понимают, что все подозреваемые получат большие тюремные сроки?» Именно с этого момента россиянин меняется. Он внезапно начинает часто ездить в православную церковь в Роттердаме. Люди из его круга общения не понимают, почему полный оптимизма и энергии Александр неожиданно закрывается и все реже общается. Дмитрий Нечаев рос вместе с Долматовым в  подмосковном Королеве. “Мы общались с ним, когда он был в Нидерландах. Он был всегда в хорошем настроении, но потом вдруг все изменилось. Он постепенно перестал выходить на связь с друзьями, а затем прекратил общаться с семьей”. Его адвокат Марк Вейнхаарден тоже заметил изменения: на встрече 15 ноября, во время которой они обсуждали возможность отказа в статусе беженца, он был закрыт и сдержан; отказался рассказывать о случаях контактов с ФСБ в России. Тогда Вейнхаарден предположил, что на Долматова вышли российские спецслужбы и давят на него.  Это и есть причина его страха говорить. То же думают его друзья. О том, что российские спецслужбы активны на территории Нидерландов и живо интересуются своими соотечественниками, знает и нидерландская служба разведки AIVD, о чем она и сообщала недавно. Ко всему прочему, все указывают на тесное переплетение российской политики и ФСБ: до того, как стать президентом Путин возглавлял секретную службу, а нынешний глава ФСБ в прошлом – политик. Прошлое место работы могло теперь сослужить Долматову плохую службу. У него не было доступа к государственным тайнам, но для российской власти это была прекрасная возможность выставить в средствах массовой информации активиста предателем родины, готовым продавать ракетные секреты страны.

Леонид Развозжаев


Также по теме: Холодный прием российским диссидентам

Центр депортации, Роттердам, 17 января 2013, 07:00

За кирпичными стенами центра депортации Роттердама охранники находят безжизненное тело Александра Долматова. Он повесился в камере. В течение предшествующих этому нескольких недель дела у россиянина шли плохо. Он не приезжал разливать кофе в дом престарелых в с’Храфендейле, «и этого с ним никогда не случалось раньше», в первый раз он не пошел получить печать в с’Храфендейле,  которую беженцам ставят каждую неделю. 8 января он не приехал в Амстердам на встречу с адвокатом. «Я звонил ему 9, 10 и 11 января, писал sms, но он не отвечал», - рассказывает Вейнхаарден. Тогда он решает сам, без консультации с подзащитным, подать апелляцию на решение миграционной службы. В воскресенье, 13 января, Долматов звонит в полицию из центра для беженцев в c'Храфендейле и говорит, что произошло что-то ужасное. Он якобы пытался покончить с собой. Россиянина доставляют в полицейский участок в Доордрехте.  В понедельник его осматривает  врач. По словам адвоката врач рекомендует не держать Долматова в заключении в целях его собственной безопасности, но несмотря на это, в среду вечерам его перевозят в депортационный центр в Роттердаме около аэропорта. На следующее утро Долматова находят мертвым.

Амстердам, 30 января


В российской православной церкви в Амстердаме идет поминальная служба по Александру. В Нидерланды приехал и Дмитрий Нечаев, друг детства, чтобы сопроводить  тело погибшего на родину. Смерть Долматова - на первых полосах российских газет. В Нидерландах государственный секретарь Тейвен объявил о начале расследования причин гибели Долматова.

Читайте также: Похищение оппозиционера

Мать Александра написала письмо королеве Беатрикс с просьбой тщательно изучить причины трагедии. Королева - и это исключительный случай - сделала публичное заявление, назвав случившееся «большой трагедией» и «сложным делом».

В прощальном письме к матери, найденном в центре депортации, Долматов пишет, что он «ушел, чтобы не возвращаться предателем».  «Я предал безопасность родины». А в обнародованном на этой неделе тексте на последней странице письма он якобы написал, что последние годы жизни были «глупыми и бессмысленными», «полными наркомании и разврата».

По мнению друзей он разве что иногда мог выкурить джойнт.  В то, что Долматов мог добровольно свести счеты с жизнью, Дмитрий Нечаев не верит. «Никто в это не верит. Ни друзья, ни семья. Мы считаем, что на него давили, может, и голландские спецслужбы. Может, угрожали, а может, посадили на какие-нибудь лекарства, химические препараты, а может, и пытали. Мы не знаем. Но сам бы он на такое никогда не пошел».  Друзья Долматова в России также считают, что депортировать Долматова из Нидерландов решили, чтобы не осложнять отношения между странами, которые связывают тесные экономические связи, а в апреле Владимир Путин собирается посетить Нидерланды в рамках года Россия‑Нидерланды. Адвокат Вейнхаарден отправил четыре страницы вопросов госсекретарю Тейвену. Среди прочего он требует расследования независимой инстанции. Результаты расследования Министерства юстиции должны появится примерно через шесть недель.

Москва, 6 февраля


Александр Долматов вернулся в Москву. Сегодня его похоронят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.