В отличие от многих представителей Запада, я прекрасно понимаю, что Газпром не является детищем Владимира Путина, выскочившим из его чресел где-то в 1999 году. Не нужно быть историком семи пядей во лбу, чтобы выяснить – этот газовый гигант был важнейшей составляющей российской и советской стратегии на протяжении десятилетий. Однако удивительно много людей, в том числе, большое количество западных журналистов, искренне убеждены в том, что до начала подлых украинско-российских газовых драк в прошлом десятилетии, когда Путин со своими дружками стал использовать «энергоресурсы в качестве оружия», российский газ появлялся на западных рынках просто каким-то магическим образом.

Газпром в 2000-е годы показал себя весьма солидно, быстро и проворно наращивая прибыли во время длительного периода роста нефтяных цен. Он успешно пробил проект «Северный поток», несмотря на громкие крики и возмущенное сопротивление в бывших странах-членах Варшавского договора. (Economist дошел до того, что назвал этот газопровод современным аналогом пакта Молотова-Риббентропа.) Сравнение между быстрым и вполне успешным сооружением «Северного потока» и неудачным проектом Nabucco, который разработал Евросоюз, весьма поучительно. Это наглядный показатель того, как шли дела на энергетических рынках в прошлом десятилетии (русские не успевали рассовывать по карманам деньги, а европейцы потеряли свою последнюю рубашку и при этом умудрились предстать в образе несведущих и некомпетентных путаников).

Но все хорошее когда-то кончается, и похоже, что полоса везения Газпрома, ставшая результатом жесткого переговорного торга и удачного стечения обстоятельств, подошла к завершению. Вместо того, чтобы поднимать цены на газ, этот гигант впервые за очень долгое время вынужден делать существенные скидки. Недавно Газпрому пришлось существенно снизить цены даже для Болгарии, которая почти на сто процентов зависит от российского экспорта. Если Газпром сегодня не в силах застращать даже болгар, можно себе представить, на какие уступки он пойдет с итальянцами и немцами.

Читайте также: Российская энергетическая стратегия

Я давно уже знаю, что газпромовские решения по ценообразованию были весьма непредсказуемыми (мягко говоря). Я не очень-то возмущался по этому поводу, поскольку вполне понятно, что было бы глупо не воспользоваться монополией на природные ресурсы для получения политических и стратегических преимуществ. Я могу гарантировать, что если Соединенные Штаты окажутся когда-нибудь в аналогичном экономическом положении, они будут вести себя столь же эгоистично и своекорыстно, как и Россия, которая выбивала себе преимущества при продаже газа. Поэтому просто не имело смысла возбуждаться и пылать праведным гневом.

Ввод в эксплуатацию магистрального газопровода "Касимовское ПХГ — КС Воскресенск" в Московской области


Но последние два года я очень пристально слежу за методикой ценообразования Газпрома. И хотя мне было ясно, что она в целом бессистемна, я и понятия не имел, сколько в ней странностей и идиотизма. Глядя на те цены, по которым Газпром продает голубое топливо своим европейским «партнерам», я до сих пор не могу понять логику этих действий, которая соответствовала бы этим цифрам. Сначала я думал, что газпромовские цены зависят от политического дружелюбия покупателя в отношении России: страны, которые ведут себя с Кремлем хорошо, получают самые лучшие условия и цены. Но поскольку Британия и Голландия покупают газ по самым низким ценам, несмотря на отвратительные политические и дипломатические отношения с Россией, это объяснение явно неудовлетворительно. Затем я подумал: может, все дело в объемах, то есть, страны, покупающие у Газпрома много газа, получают лучшие сделки. Но опять же, это не так. Если сопоставлять объемы поставляемого газа с ценами на него, никакой закономерности все равно не получается. Затем, по совету своего давнего друга, с которым мне довелось учиться в аспирантуре, я подумал: а может, ключ к пониманию процесса ценообразования лежит в степени контроля рынка Газпромом? Страны, где он обладает полной или почти полной монополией, должны платить за газ намного больше, чем те, где Газпром выступает в роли поставщика-середнячка. Но и эта мысль оказалась неверной. Цены, назначаемые Газпромом, очень разные, и они почти никак не зависят от его рыночной доли.

Также по теме: Москва повышает тон в ответ на следствие против Газпрома

Такой дикий разброс газпромовских цен говорит о том, что компания просто придумывает их на ходу, безо всяких расчетов. Это весьма тревожное обстоятельство для любой крупной компании. А для огромной промышленной империи, которая составляет более 5% российского ВВП, это настоящий ужас. Даже третьеразрядный универсальный магазин типа Sears, и тот в ответ на вопрос «Какова ваша стратегия ценообразования?» никогда не скажет «Понятия не имею». На самом деле, тот факт, что Газпром с таким равнодушием относится к образованию цен на свою продукцию, является  весьма примечательным.

Газпром просто слишком успокоился, действуя по старым правилам игры, когда он мог по сути дела диктовать те условия, которые взбредут в голову его руководству. В таких правилах другие источники поставок (газ из Норвегии, СПГ из Персидского залива, сланцевый газ из США) были вторичной мыслью. Конечно, стратегия по принципу «бери с них столько, сколько хочешь» весьма приятна, пока она действует. Но у любой стратегии есть свои издержки. Действуя столь властно, грубо и бескомпромиссно, Газпром вынудил своих европейских клиентов настойчиво искать любой другой источник поставки (и ускоренными темпами повышать энергоэффективность). Чтобы эффективно руководить монополией, надо использовать и кнут, и пряник. Оглядываясь назад, понимаешь, что Газпром переборщил с кнутом - и в итоге убил ту курицу, которая, как казалось еще несколько лет тому назад, будет бесконечно нести денежные яйца.

Читайте также: Газпрому настало время задуматься?


Означает ли это, как думают некоторые американцы, что Газпром обречен на фатальный кризис, и что он повторит в миниатюре крах Советского Союза? Я думаю, нет. Мне кажется, Запад постоянно недооценивает гибкость российских экономических и политических институтов, и я уверен, что Газпром в своей видоизмененной форме будет существовать еще много лет после того, как я покину эту грешную землю. Ведь европейцы не прекратят покупать природный газ, они просто будут покупать его меньше. Но этой компании, которая всего несколько лет назад казалась несокрушимым монолитом и солидной силой, придется осуществить глубокие изменения, если она хочет сохранить свое положение и актуальность. Для начала ей надо стать намного более предсказуемой и прозрачной в вопросах ценообразования, иначе она будет и дальше нести коммерческие потери. В мире, где природный газ дешевеет, Газпрому придется отказаться от своих дорогостоящих привычек, приобретенных в годы его бурного развития в начале века. Для России это не станет катастрофой, но Газпрому надо будет строить меньше причудливых зданий для своих штаб-квартир, меньше покупать футбольных команд и меньше вкладывать инвестиций напоказ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.