«Я высказываю свое мнение – необходимо менять эти законы, в которых говорится о собственных именах и географических названиях. Кстати, хочу добавить, что я считаю, что представление, будто ради этого нужно менять Конституцию, не очень правильное. Думаю, что многое мы можем сделать без изменений в Конституции», – в интервью Delfi утверждает министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс, отмечая, что это только его мнение, а решения по этому вопросу будет принимать созданная премьером Альгирдасом Буткявичюсом рабочая группа.

В интервью Delfi министр заявил, что инициированное Россией создание Евразийского экономического союза может стать альтернативным центром притяжения для государств Восточной Европы, прежде всего – для Украины, и от этого может зависеть геополитическое будущее Европы.

«Скажем прямо: Восточное партнерство не является самой популярной темой в Европейском Союзе. Существуют и другие регионы: Балканы, Северная Африка, во конце концов, Мали, которая тоже находится в повестке Европы, так как одна из стран ЕС – Франция – выделяет там большие ресурсы», – сказал Линкявичюс.

- В Польше вы извинились за то, что в 2010 году, когда в Вильнюсе с визитом находился президент Польши Лех Качиньский, Сейм отклонил закон о написании имен и фамилий в документах. Сейчас вы – член правительства, поэтому можете вносить предложения, что надо менять в отношении польского меньшинства. Перечислите хотя бы три проблемы, которые, по вашему мнению, необходимо решить.
- Честно говоря, это уже произошло, инициатива уже проявлена. В правительстве создана рабочая группа из представителей МИД, Министерства культуры, Министерства образования и Минюста. Ее возглавляет вице-министр культуры – член Избирательной акции поляков Литвы.
Цель группы – вносить предложения об изменении правовой базы там, где это необходимо, учитывая ожидания, связанные с потребностями нацменьшинств: я имею в виду имена, географические названия, Закон о национальных меньшинствах, который действовал до 2010 года, после этого его действие прекратилось. Но я считаю, что он необходим.

- Перечислите конкретно, что, по вашему мнению, надо менять?
- Я и перечислил, хотя не хочу говорить об окончательном списке законов, так как для этого существует рабочая группа. Она должна углубиться, что надо делать. Я высказываю свое мнение – необходимо менять эти законы, в которых говорится о собственных именах и географических названиях.

Кстати, хочу добавить, что я считаю, что представление, будто ради этого нужно менять Конституцию, не очень правильное. Думаю, что многое мы можем сделать без изменений в Конституции.

А кое-где не надо менять даже законы. Я говорю о Законе об образовании. В Польше тоже были вопросы по этому поводу. Хотя я не эксперт, мне кажется, что закон в этом случае хороший, законы такого характера практически идентичны в Польше и в Литве. Проблема в его осуществлении.

Наша цель – чтобы учащиеся получали больше знаний, были конкурентоспособными на рынке труда, лучше интегрировались. Поэтому не надо забывать об этой цели.

Но если бы вы спросили, надо ли менять Закон об образовании, то я не думаю, что надо – надо говорить о его осуществлении.

- Литва во второй половине года приступит к председательствову в ЕС, будет немало забот, однако всегда будет стоять главный вопрос о будущем ЕС — более глубокая интеграция vs расширение.
- Это обширная дискуссия, в некоторых странах она проходит активно: мы движемся к федерации, или к межправительственному сотрудничеству? Я полагаю, что в Литве мы должны втянуть общество в эту дискуссию. Понятно, что заниматься этим должны и парламентарии, эту тему необходимо актуализировать, т. к. в странах Европы об этом дискутируют очень серьезно.

Например, если мы говорим о Европейском банковском союзе, механизмах надзора в банковской сфере, если рассматриваем Европейский валютный союз, то речь об очень большой интеграции. Это направление — федерализм и это происходит уже сейчас.

Граждане Европы должны думать о будущем, но в Литве и некоторых других странах на это совершенно не обращают внимание. Кажется, что решать должен кто-то другой. Мы должны осознать, что Европейский союз — это наш союз, а не «их». Мы иногда представляем себе, что это «их» Европейский союз, «они» дискутируют, а мы как-то там будем жить. Это нужно кардинально изменить. Мы не включаемся в дискуссию о будущем ЕС.

- Если бы гражданин вас спросил, какова позиция Литвы по поводу будущего Европы – поддерживаем ли мы более глубокую интеграцию или расширение – что бы вы ответили ему?
- Пока что в определенных аспектах мы поддерживаем интеграцию: когда это связано с валютным союзом, банковским союзом. Мы видим в этом определенный механизм безопасности, видим гарантии, стабильность. Поэтому по этим аспектам мы поддерживаем такие тенденции.

Но, в общем, возникает вопрос, что мы ожидаем достигнуть – будет это федерация с единой валютой, где все будет единым или в некоторых аспектах сохраним автономию. Например, в данный момент некоторые вопросы принимаются большинством голосов, а в сфере внешней политики и политики безопасности страны обладают правом вето. Идут разные дискуссии, видимо, мы также не готовы к участию в этих дискуссиях.

Недавно обсуждалась отчетность перед гражданами, поскольку то, что мы делаем, не является выдумкой политиков, это все же должно делаться для людей. Люди должны быть информированы и включиться в эти дискуссии. Об этом много говорилось в Дублине, когда я был на неформальной встрече министров ЕС.

На этих вопросах акцент особый делала Ирландия, обладающая крепкими традициями парламентаризма, где парламент действительно не номинальный и где воля людей реально проявляется. Я не говорю, что у нас воля людей реально не проявляется, но некоторые вопросы мы действительно игнорируем. В Литве нет того, что по-английски можно назвать ownership. По-литовски это можно назвать сознанием, когда это «твой вопрос», а не «их». У нас часто полагают, что это «их» вопрос, что ЕС – это «они», а не «мы».

- Какое влияние, пользу для Литвы может принести назначение Вигаудаса Ушацкаса на пост посла Европейского Союза в Москве? Может ли это положительно повлиять на отношения Литвы с Россией?
- Сам факт, что литовский дипломат назначен на такой пост, получает другой вес, другой оттенок, и это важно. Добавлю, что, к сожалению, у нас мало представителей в Европейской службе внешних сношений, практически, Ушацкас – единственный. У нас мало представителей в структурах, это и наша проблема, и проблема других новых членов. Поэтому такой факт очень хороший.

Только надо понимать, что его позиция – это позиция Европейского Союза. Занимая этот пост, он не должен и не может представлять Литву, он должен учитывать только интересы ЕС – такие правила.

Но сам факт, что литовский дипломат находится на такой позиции, вносит новое в нашу реальность, потому что, возможно, будет опровергнуто мнение, что Литва – русофобская страна, что мы постоянно ищем придирки в отношениях с этой страной. Это может смягчить неправильное впечатление, которое, к сожалению, существует. Можно сказать, что это окажет положительное влияние на наш двусторонний климат.

- Россия формирует Евразийский экономический союз, но возникает вопрос, может ли формирование этого образования создать реальную конкуренцию Европейскому Союзу, и может ли это оказать политическое влияние на отношения ЕС со странами Азии? Может ли возникнуть угроза Литве, если Россия притянет на свою орбиту наших соседей? Каково ваше мнение?
- Существуют разные мнения. Я встречал людей, которые утверждают, что это пропаганда. Я отношусь к тем, которые считают, что это не пропаганда, а серьезный проект, так как вижу, как он осуществляется. В конце концов, это одно из личных обещаний президента Владимира Путина.

Кроме этого, существует не только Таможенный союз, есть еще организация коллективной обороны, которая может стать основой для общей политики обороны. Совершаются конкретные шаги в создании общего рынка, как и в Европейском Союзе: движение товаров, людей, услуг. Все создается по похожей модели.

Только в Европейском Союзе ценности немного другие, здесь равноправие стран реально, так как мы не хотим, чтобы в союзе главенствовало одно государство.

Но не стоит говорить о какой-либо угрозе. Я считаю, что надо этот факт оценить, так как это еще один центр притяжения. Мы создаем единую и свободную Европу, но есть и другие точки притяжения. В этом отношении начинается конкуренция.
Мы можем открыто говорить об Украине. Происходит диалог Украины с Европой, мы надеемся и хотим, чтобы на саммите глав Европы Украина подписала соглашение об ассоциации с ЕС. Для того, чтобы оно было подписано, Украина должна выполнить определенную домашнюю работу, принять нелегкие решения. Это показало бы ее решение со временем влиться в ЕС.

Есть и другой вариант – проходят дискуссии о сближении Украины с Таможенным союзом, который тоже является центром притяжения.

Можно ли называть это угрозой? Просто мы говорим о разных центрах притяжения и своеобразной конкуренции. Считаю, что те, кто думает, что это лишь не заслуживающий внимания пропагандистский трюк, не совсем правы. Это реальные процессы, и мы должны это учитывать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.