Барак Обама надеется вовлечь Россию в свои действия по дальнейшему сокращению ядерных вооружений. Для президента это очень важно в рамках его усилий по снижению зависимости нашего мира от ядерного оружия. Однако для Москвы ядерное оружие остается нерушимой основой ее военной безопасности и ключевой составляющей международного статуса России. Такая позиция не обрекает усилия Обамы на провал, однако в этих обстоятельствах дальнейшее сокращение американского и российского ядерных арсеналов начинает зависеть от готовности Вашингтона учитывать российские интересы безопасности. Соединенным Штатам следует изучить потребности Москвы, чтобы понять, какая договоренность с Россией возможна, а также как российские интересы в сфере безопасности соотносятся с американскими интересами.

После окончания холодной войны Россия вот уже почти четверть века существует в беспрецедентной доселе стратегической среде. Впервые за всю историю страна не сталкивается с опасностью возникновения крупной войны на западе или на востоке, в которую она может быть втянута. Также впервые отсутствует угроза иностранной интервенции против самой России. И наконец, примирившись с утратой своей внешней империи в Восточной Европе и внутренней империи, какой являлся СССР, Россия не сталкивается с необходимостью управлять другими странами, и не заинтересована в вовлечении их в новое имперское построение.

Таким образом, на протяжении почти 20 лет после распада Советского Союза Москва могла себе позволить откладывать модернизацию своих неядерных сил, что вело к их упадку, и вместо такой модернизации целиком и полностью полагалась на свой ядерный зонтик. Оставаясь одной из двух ядерных сверхдержав, Россия смогла преодолеть психологическую травму от краха империи и распада государства. В результате нынешнее представление Москвы о великой державе противоположно классическому. Она в большей степени хочет не властвовать над другими, а чтобы другие не властвовали над ней. Учитывая, что российская армия не идет ни в какое сравнение с Пентагоном (да и с НОАК, если говорить о перспективе), Кремль полагает, что силы ядерного сдерживания - это лучше средство для сохранения стратегической независимости России.

Тейковская дивизия


Читайте также: Обама может предотвратить еще одну холодную войну

Этот механизм сдерживания работает как на стратегическом, так и на тактическом уровне, компенсируя огромный разрыв в неядерном боевом потенциале между Россией и ведущими военными державами 21-го века. Как и Соединенные Штаты, Россия унаследовала от холодной войны до нелепости большой ядерный арсенал, что позволило ей пойти на масштабные сокращения в рамках договоров о сокращении стратегических вооружений. Но чем больше сокращаются ядерные вооружения, тем меньше становится потенциал дальнейших сокращений. Российское военно-политическое руководство выделяет три фактора, которые влияют на его стратегические расчеты и политические решения. Это равномерное и устойчивое продвижение США в деле создания глобальной системы противоракетной обороны, мощное увеличение боевого потенциала неядерных систем вооружений, способных выполнять стратегические задачи, и расширение возможностей Китая по резкому наращиванию своего ядерного арсенала, если Пекин того захочет.

Конечно, все вышесказанное не может пока заметно ослабить российские силы ядерного сдерживания, но если заглянуть на два десятилетия вперед, каждый из этих факторов будет тогда иметь намного большее значение. Таким образом, если Соединенные Штаты хотят дальнейших сокращений ядерного оружия, им придется убедительно и с большой степенью достоверности показать русским, что американская ПРО, будучи эффективной против третьих стран (таких как Иран), не снизит российский потенциал сдерживания. Кроме того, при обсуждении вопросов тактического ядерного оружия Вашингтону придется включить в повестку неядерные системы вооружений, способные наносить удары повышенной точности. И наконец, Вашингтону и Москве довольно скоро придется налаживать контакты с Пекином с целью его включения в процесс ограничения ядерного оружия и укрепления стратегической стабильности. Выполнение этих задач будет делом непростым, но это необходимо, если крупнейшие ядерные державы мира хотят и далее стабилизировать отношения между собой.

Стабильность великих держав исключительно важна по целому ряду причин. Первая – это необходимость остановить дальнейшее распространение ядерного оружия, главным образом, в Иране и Северной Корее. Ключевую роль в этом деле призваны сыграть Россия и Китай. Московские оценки темпов продвижения ядерной программы Ирана могут отличаться от вашингтонских, однако Россия ни в коей мере не заинтересована в появлении у Тегерана ядерного оружия. Русские предпочитают иначе вести дела с Пхеньяном, не соглашаясь на очень неуравновешенный и сбивчивый подход США к Северной Корее; но они ясно видят те опасности, которые таятся в соседстве с государством, постоянно испытывающим свои ядерные устройства и ракеты большой дальности. Безусловно, российско-американское сотрудничество на стратегическом уровне создает гораздо более надежные перспективы для скоординированных действий в вопросах нераспространения.

Также по теме: Обамовская «привязка к Азии»

Еще одна причина это региональная безопасность. С выводом американских войск из Афганистана в будущем году в Центральной и Южной Азии возникнет целый ряд неопределенностей. В Афганистане после ухода американцев могут укрепить свое влияние талибы, несмотря на усиление там соперничества между Пакистаном и Индией. В российской оборонной политике в наши дни все больше внимания уделяется нештатным ситуациям на южных границах страны, в основном в Центральной Азии и на Кавказе. Москва с переменным успехом пытается укрепить и модернизировать очень непрочную Организацию Договора о коллективной безопасности, которую она возглавляет, нацелив ее на урегулирование чрезвычайных ситуаций в этой части мира. В этом немалую помощь может оказать Евразийский экономический союз; но чтобы быть успешным, он должен будет оставаться экономическим и добровольным. Американцам не следует волноваться по этому поводу: желания и возможности Москвы по навязыванию своей воли партнерам по союзу невелики. Российская империя будет и дальше покоиться с миром.

Но для многих обозревателей из США действия России практически неотличимы от практики царской и советской эпохи. Однако десятилетняя чеченская война и последовавшее затем десятилетнее послевоенное восстановление привели к урегулированию, в рамках которого Чечня существует фактически как государство, непрочно связанное с Россией. Сегодня это более стабильный и преуспевающий регион, чем любая другая республика на Северном Кавказе. Что касается Грузии, то российский военный ответ на безрассудное наступление президента Саакашвили против Южной Осетии в 2008 году был мощным, но взвешенным: вопреки бытующим на Западе мнениям, Тбилиси сегодня контролирует почти такую же территорию, как и до войны – за некоторыми незначительными исключениями. Южная Осетия и Абхазия отделились от Грузии и провозгласили независимость в начале 1990-х годов, хотя сейчас, в отличие от довоенного периода, там располагаются регулярные российские войска. На все обозримое будущее две эти территории останутся де-факто российскими военными протекторатами. Соединенные Штаты и буквально все остальные страны поддерживают территориальный суверенитет Грузии, так что урегулирование конфликта возможно только политическим путем. Но до этого он останется замороженным.

Владимир Путин принял участие в экологическом проекте "Полет надежды"


Читайте также: Обама вновь обращается к репресивному Путину

Самое большое преимущество для Москвы от внешнеполитической перезагрузки Обамы состоит в том, что она уменьшила шансы Грузии и Украины на вступление в НАТО. События во внутриполитической жизни в Киеве, а потом и в Тбилиси привели к тому, что вопрос о вступлении в НАТО еще больше отошел на второй план. Российские политики и стратеги почувствовали облегчение: им больше не нужно принимать в расчет возможность проецирования американской силы вблизи границ России. На Южном Кавказе они с радостью готовы предоставить Грузии возможность самой разбираться со своими проблемами, и единственное, что их там беспокоит, это возможное нарушение хрупкого перемирия между азербайджанцами и армянами в Нагорном Карабахе. Будучи официальной военной союзницей Еревана и размещая на территории Армении свои войска, а также являясь экономическим партнером Баку, Москва заинтересована в сохранении там стабильной ситуации. Эту заинтересованность разделяет и Вашингтон.

Хотя угроза расширения НАТО сегодня отсутствует, Украина остается для России экономической и геополитической проблемой. Но не военной. Постоянную тревогу по поводу своего огромного соседа проявляют страны Балтии, да и некоторые шведы косвенным образом ссылаются на Россию в качестве аргумента в пользу увеличения военных расходов. Но Европа уже не является приоритетом для московских стратегов. Свою активность на западном направлении они в последнее время демонстрируют лишь в связи с объявленным развертыванием системы противоракетной обороны в качестве меры противодействия натовской системе. Это происходит по той причине, что им пока не удается прийти к соглашению с США по данному вопросу. При наилучшем сценарии между системами ПРО США/НАТО и России можно будет наладить оперативное взаимодействие и координацию. Будучи эффективной против ракет третьей страны, она не сможет действовать против российских сил ядерного сдерживания. Официальный договор по данному вопросу не нужен, однако необходима высокая степень взаимной открытости. Если это удастся сделать во второй президентский срок Обамы, такой результат принципиально изменит атмосферу российско-американских стратегических отношений, устранив остаточную враждебность, которая коренится во взаимном недоверии, и позволит сотрудничеству постепенно взять верх.

И наконец, по мере продвижения военной реформы в России и продолжения процесса модернизации ее вооруженных сил Москва может стать более беспристрастным партнером Пентагона в целом ряде областей, начиная с поисково-спасательных операций в Арктике и борьбы с пиратами у берегов Африки, и кончая действиями по борьбе с наркотиками в Афганистане. Соединенные Штаты смогут по достоинству оценить рабочие взаимоотношения со страной, которая, громогласно защищая свою самостоятельность и независимость, и делая резкие заявления, тем не менее, уже не является экспансионистской и идеологической державой. Американцам следует отказаться от привычки смотреть на Россию главным образом через призму своего прошлого опыта взаимоотношений с Советским Союзом, или исключительно через оптику внутренних событий в этой стране. Чтобы иметь успех, ядерная заявка Обамы требует современного и всестороннего взгляда на Россию.