Когда шестьдесят лет назад Сталин умер, советские граждане ощутили, что их жизнь изменилась навсегда. И они были правы. За 30 лет своего правления Сталин преобразил Советский Союз и привел его к победе во Второй мировой войне. Он также убил, бросил за решетку и депортировал десятки миллионов своих соотечественников. Полный список его преступлений мы, наверное, не узнаем никогда. Его преемники правили страной с гораздо меньшей жестокостью.

В октябре 2012 года Фонд Карнеги за международный мир провел исследование, темой которого было восприятие Сталина в России и трех государствах Южного Кавказа, таких, как Армения, Азербайджан и Грузия. Результаты с предельной ясностью показывают, что для многих людей советский тиран жив и по сей день. Из четырех стран только Азербайджан (который сегодня больше интересуется перениманием опыта Дубаи, нежели своим советским прошлым) пошел по пути забвения Сталина: 22 процента опрошенных людей заявили, что понятия не имеют об этом человеке. (Среди молодых эта цифра достигла почти 40 процентов.) В Грузии, напротив, целых 45 процентов респондентов оценили Сталина положительно. Предположительно, это связано с тем, что он остается самым известным (причем, скандально известным) грузином, мощным националистическим символом. В Армении таких людей оказалось 25 процентов, а в Азербайджане - 21.

Однако Россия - это та территория, где наследие сталинизма прочнее всего. По данным исследования центра Карнеги, которое проводил по его заказу авторитетный московский центр имени Левады, 42 процента россиян назвали Сталина государственным деятелем, оказавшим наибольшее влияние на мировую историю. На пике горбачевской перестройки и либерализации в 1989 году таких людей было всего 12 процентов. Между тем, количество людей, позитивно оценивающих Сталина, по данным опроса центра Карнеги, достигло 28 процентов. Говоря словами Гудкова из Левада-Центра, эти цифры демонстрируют «ошеломляющий рост популярности Сталина в России» после распада Советского Союза.

Читайте также: Смерть Сталина предотвратила коммунистический холокост


Но в таком признании есть нечто весьма любопытное. Если проехать по России, ни за что не догадаешься, что российский народ считает Сталина своим величайшим соотечественником. Ни портретов, ни памятников Сталину в стране не найдешь. Нет ни улиц, ни городов, названных его именем. Для сравнения: забальзамированное тело Ленина, являвшегося предшественником Сталина в рядах большевиков, выставлено на всеобщее обозрение в мавзолее на Красной площади. Имя Ленина и памятники ему украшают каждый российский город. Однако постепенно Ленин уходит в небытие: за период с 1989 по 2012 год его популярность снизилась с 72 до 37 процентов.

Сталин - это скрытый герой, и его авторитет - это элемент изначально расплывчатого и неопределенного характера посткоммунистической государственности и национальной идентичности России. У России нет всенародно признанного представления и идеи об истоках и основах нового постсоветского государства, как нет и консенсуса в представлениях о ее коммунистическом прошлом.

Сталинистские организации России, коммунисты, ветераны войны и прочие неоднократно выдвигали инициативу воздать Сталину должное, скажем, вернуть название Сталинград российскому городу Волгограду, где состоялось одно из величайших сражений Второй мировой войны. Недавно думский депутат выступил с предложением назвать одну из улиц в Москве Сталинградской (по названию Сталинградской битвы). Ни первое, ни второе предложение не нашли полной поддержки, но сталинисты могут похвастать некоторыми успехами в увековечении памяти своего героя. В День Победы и в другие военные годовщины портретами Сталина часто украшают автобусы.

В России официальный дискурс на тему Сталина ведется уклончиво, а представление общества о нем - двойственное и весьма неоднозначное. Почти половина опрошенных россиян согласна с утверждением о том, что «Сталин был мудрым руководителем, принесшим славу и процветание Советскому Союзу». Однако более половины респондентов из того же самого опроса считают, что сталинские репрессии представляют собой «политическое преступление, которое не имеет оправдания». А около двух третей согласны с тем, что «несмотря на все ошибки и злодеяния Сталина, самое важное заключается в том, что под его руководством советский народ одержал победу в Великой Отечественной войне (так россияне называют Вторую мировую войну).

Иосиф Сталин


Также по теме: Агенты Сталина в Вашингтоне

За шестьдесят лет, прошедших после смерти Сталина, Советский Союз, а затем постсоветская Россия прошли две с половиной стадии десталинизации. Но хотя изображения Сталина в России физически отсутствуют, его присутствие легко можно почувствовать по российскому политическому порядку и по отношениям между государством и обществом.

Первую попытку очистить страну от его наследия предпринял в 1956 году советский руководитель Никита Хрущев, который разоблачил Сталина, назвав его организатором массовых репрессий ни в чем не повинных граждан. По распоряжению Хрущева переименовали многочисленные улицы, заводы и города, носившие имя Сталина. Тело Сталина тихо вынесли из мавзолея, но оно по прежнему остается в могиле на Красной площади, рядом с тем местом, где лежит Ленин. Хрущевская десталинизация дальше этого не пошла.

В 1964 году Хрущева сместили в результате бескровного государственного переворота. Советское руководство после Хрущева, которое возглавил Леонид Брежнев, быстро свернуло его попытки поквитаться со Сталиным. В период последовавшей затем «ползучей сталинизации» осуждения Сталина прекратились, хотя публично его не реабилитировали. Вместо этого его имя практически исчезло из официального дискурса.

Новая волна десталинизации поднялась двадцать лет спустя, в эпоху Горбачева. В отличие от хрущевской поры, на сей раз в процессе десталинизации приняли участие широкие слои населения, в результате чего был во многом развенчан коммунистический режим. К концу 1991 года произошло крушение советского коммунизма, а за ним последовал распад Советского Союза.

Но энтузиазм от развенчания советского наследия вскоре уступил место невзгодам и хаосу начала 90-х. Столкнувшись с крахом экономики, ростом преступности, усилением неравенства и жесткой оппозицией со стороны  коммунистов, первый президент России Борис Ельцин не довел до конца процесс десталинизации на государственном уровне. Могила Сталина по-прежнему остается на Красной площади (а тело Ленина - в мавзолее). Единственная попытка осудить советский коммунизм юридически провалилась, поскольку состоявшийся в 1992 году суд над Коммунистической партией Советского Союза  не смог вынести приговор по преступлениям, совершенным советским режимом.

Читайте также: Лучший военачальник Сталина воевал с большими потерями

Когда к власти пришел преемник Ельцина Владимир Путин, он положил конец политическому брожению и построил режим, черпающий вдохновение в советской версии традиционной модели России: это централизованная и неоспоримая власть государства, опирающаяся на силы внутренней безопасности. После того, как при Путине упор стали делать на мощное государство в советском стиле и на безвластие народа, произошло символическое возвращение Сталина. Ведь именно при нем Россия в своем советском обличье была самой сильной и могущественной.

Дмитрий Медведев, задача которого заключалась в смягчении облика путинской России, начал третью волну десталинизации. В конце 2009 года Медведев разместил на кремлевском вебсайте страстную видеозапись, где он осуждает сталинские преступления. На следующий год медведевский Совет по правам человека и гражданскому обществу объявил амбициозную программу десталинизации. Однако, вскоре после этого, обращаясь с речью к офицерам ФСБ (преемница советской тайной полиции КГБ), Медведев выразил уверенность в том, что нынешнее поколение сотрудников ФСБ будет «с достоинством следовать традициям своих предшественников» - тех самых предшественников, которые осуществляли массовые репрессии, названные в его видеоблоге «одной из величайших трагедий российской истории».

Сама ФСБ от советского наследия не отрекалась никогда. Ее штаб-квартира по-прежнему находится на Лубянке, где в печально известных подвалах страшного здания пытали и расстреливали сталинских жертв. В неформальной системе советской иерархии политическое влияние этого ведомства не имело себе равных. На всем протяжении своего руководства Путин брал людей из ФСБ и назначал их на высокие государственные должности, а многих ставил во главе высокодоходных компаний.

Нерешительная медведевская десталинизация была фактически свернута, как только его суррогатное президентство закончилось, и Путин вернулся в Кремль. По сей день не существует последовательной официальной картины советского прошлого в целом и сталинизма в частности. Нет и памятника жертвам сталинского правления.

Иосиф Сталин с дочерью Светланой


Также по теме: Сталинский террор на картах Google

Официальные власти свели упоминания о Сталине к минимуму, а дискуссии в обществе просто игнорируются, хотя никто их не запрещает и не подавляет. Хорошо всем известная неправительственная организация «Мемориал», ведущая архивные исследования и документирующая сталинские преступления, продолжает свою деятельность в память о жертвах. «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына и прочая литература о сталинском терроре всегда находятся на полках магазинов и библиотек. В то же время,  прославляющие Сталина книги, такие, как «Запретная правда о «сталинских репрессиях»» или «СССР без Сталина: Путь к катастрофе» также поступают в продажу в крупные книжные магазины. По самым консервативным оценкам, тираж самых популярных изданий такого рода переваливает за сотню тысяч.

Такое книжное соседство отражает противоречия в представлениях о Сталине, которого одновременно называют диктатором, обвиняя в гибели миллионов, и прославляют как мудрого и влиятельного руководителя, выигравшего войну с Гитлером. По мнению многих россиян, два этих представления довольно часто сливаются воедино. В коллективном постсоветском сознании национальное величие неотделимо от насилия и жестокой силы.

В глазах российского народа величие его государства лучше всего олицетворяет собой победа Советского Союза в Великой Отечественной войне в 1945 году. В сегодняшней России человек, приведший народ к победе, - это весьма удобный символ, компенсирующий страдания от утраты Россией своего статуса после распада коммунистической империи.

Образ Сталина как величайшего россиянина может быть косвенным отражением умонастроений, которые широко распространены в российском обществе среди тех, кто сохраняет пассивную преданность государству, несмотря на несправедливость, коррупцию и вопиющие злоупотребления властью со стороны  государственных чиновников. Исторический опыт учит россиян, что они бессильны против всемогущего государства, и что лучше всего приспособиться к воле и капризам своих правителей. Около 80 процентов россиян говорят во время опросов, что они не имеют никакого влияния на политическую жизнь в России.

Читайте также: Молодежь, бросившая вызов Гитлеру и Сталину

Однако годы посткоммунистического развития не прошли даром. В последние годы мы стали свидетелями подъема тех, кого можно назвать «несоветскими россиянами». Именно эти молодые в основном  россияне, особенно образованные жители Москвы, обладающие современными профессиональными навыками и умениями, вышли на массовые демонстрации протеста против путинского режима, которые начались в российской столице в конце 2011 года. Согласно данным исследований центра Карнеги, эти молодые москвичи не согласны с тем, что «нашему народу всегда будет нужен такой лидер, как Сталин, - человек, способный навести порядок».

Российское общество становится все более разнообразным, и отношение людей к государству - это важная линия разногласий. Патерналистская модель, которую создал Путин, черпает свою легитимность в системе символов, которые можно назвать «сталинистскими». Это непогрешимое государство, патриотизм, понимаемый как преданность правящей власти, и отношение к нелояльности как к преступлению. Эти символы, как и прежде, признает консервативное большинство, придерживающееся советского стиля, но они сегодня вызывают противоречия.

Настоящий процесс десталинизации потребует восстановления статуса российской государственности и нации, основанного на отторжении традиционной концепции государства, лишении тайной полиции политического и исторического иммунитета, и появлении идеи «мы - народ». Невозможно сказать, примет ли Россия этот вызов, ответит ли она на него, и когда это произойдет. Но пока этого не случится, Сталин не умрет.

Маша Липман является руководителем  программы Московского центра Карнеги «Общество и региональная политика». Она также работает главным редактором журнала центра Pro et Contra.