МОСКВА — В России представительницы феминистского движения настроены отметить 100-летие «отечественного» 8 марта. В 1913 году в Санкт-Петербурге прогрессивные россиянки впервые подхватили западные веяния, публично заявив о своих правах. Правда, это случилось 2 марта.

 

У гражданского общества страны свои «счеты» с этой датой. На нее выпадает начало Февральской революции. 8 марта 1917 года исполком Петросовета постановил арестовать царя и его семью, конфисковать их имущество и лишить гражданских прав.

 

Прохладно относятся к Международному женскому дню и в Русской православной церкви, поскольку он обычно совпадает с Великим постом. По православной традиции, женщин принято поздравлять в Неделю жен-мироносиц.

 

Впрочем, большинство граждан страны уже давно к этому событию относятся совершенно по-иному – как к лишнему поводу (а для некоторых обязанности) поздравить любимых женщин. В этой связи отдельные мужчины из числа наиболее любвеобильных попадают в довольно затруднительное положение. В том числе и финансовое.

 

Женщины, занимающиеся политикой, шутить на эту тему не намерены. Председатель женской (гендерной) фракции, исполнительный секретарь политического комитета партии «Яблоко» Галина Михалева считает 8 марта не праздником, а историческим днем.

 

«До октябрьского переворота (1917 года) женское движение в России было одним из самых сильных в Европе. Потом об этом все благополучно забыли, а при Хрущеве сделали государственным праздником», – напомнила она в комментарии «Голосу Америки».

 

Сейчас, по ее словам, празднование 8 марта превратилось в настоящий фарс, когда раз в году вспоминают о представительницах прекрасного пола.

 

«Мужчины 8 марта обычно говорят женщинам: “Вы – наши самые любимые, самые красивые”, дарят метелку мимоз, затем напиваются, этим, собственно, все и заканчивается», – иронизирует Михалева.

 

В свою очередь киноактриса, депутат Госдумы Елена Драпеко признает, что 8 марта стал в большей степени праздником весны и любви. Но делает это с нескрываемым сожалением.

 

«Мы потеряли политическую составляющую этого праздника, о чем я искренне горюю. Потому что считаю: должен быть какой-то день, когда женщины могут ощутить себя гражданами страны, у которых есть общие проблемы», – подчеркнула она в интервью «Голосу Америки».