Президент Центробанка – один из ряда тех руководящих постов, где доминируют мужчины. Вот почему нельзя пройти мимо новости о том, что сегодня российский президент Владимир Путин выдвинул Эльвиру Набиуллину на пост главы Центробанка. Набиуллина, возглавлявшая министерство экономического развития, стала первой в истории России женщиной – руководителем Центробанка, первой в Большой Восьмерке и на данный момент одной из всего 13 женщин в этой должности во всем мире.

Но что еще более интересно, женщины-экономисты пробиваются на высокие посты в странах с формирующейся рыночной экономикой намного чаще, чем в развитых странах.

В США женщины часто становились президентами и председателями Совета директоров региональных филиалов Федеральной резервной системы, но никогда не возглавляли головную организацию ФРС. Прошлой осенью Европейский Центробанк (ЕЦБ) безуспешно пытался найти женскую кандидатуру, чтобы заполнить вакансию в своем Совете управляющих, который, в конце концов, так и остался полностью мужским. Майкл Стин (Michael Steen) из Financial Times в сентябре объяснил, что ЕЦБ просто не смог найти ни одной:

Читайте также: Раскрыта тайна пропавших российских миллиардов

Как следует из этого списка, лишь два отделения ЕЦБ из 21 возглавляют женщины. На более низких позициях мужчины тоже заметно опережают по численности женщин. Если принять во внимание, что в сфере связи и информатизации женщин-руководителей несравненно больше, то на ниве банковского дела основные кресла оказались за мужчинами… В 27 странах Евросоюза женщин на посту главы [Центробанка] – ни одной.

Еще больше беспокоит то, что ЕЦБ до последнего времени даже и не рассматривал кандидатуры женщин на этот пост. Вместо того, чтобы иметь целые папки резерва претендентов из числа женщин.

Здание Центрального банка РФ


Ряд исследователей полагают, что на ниве экономики преуспело так мало женщин по той причине, что это не женское дело. Экономисты Кристина Йонунг и Анн-Шарлотт Штэльберг (Christina Jonung, Ann-Charlotte Ståhlberg) в своем исследовании 2009 года критикуют и резюмируют подобный подход следующим образом:

Если слушать комментаторов, то экономика – вполне определенного рода. Это мужское поле деятельности, ими созданное и контролируемое, заточенное под мужской тип мышления и предпочтений. Здесь приветствуется то, что нравится мужчинам, и карьеры выстраиваются под мужской образ жизни. Чтобы сохранять власть, деньги, престиж и политическое влияние, сопутствующие этой касте, они стараются не пускать внутрь женщин.

Также по теме: Россия - ястреб среди центробанковских голубей?

[...] Мы не осознаем этого. В экономике, может, и существует социальная дифференциация, но гендерные роли со временем меняются. Все больше женщин открывают для себя практическую значимость, мощь и очарование экономики по мере того, как в ней появляются для них новые роли.


Джил Маркус (Gill Marcus), президент Центробанка ЮАР, говорила о том же, заявив в 2011 году для Bloomberg Businessweek, что малочисленность женщин в экономике (в особенности на ведущих постах) есть результат укрепившегося в сознании мнения, а не вопрос пригодности или желания заняться ею, и в странах с неустоявшимися институтами эти представления имеют меньший вес:

В странах с формирующейся рыночной экономикой «гораздо сильнее озабочены развитием своего общества», сказала Маркус. Она вспоминает, что на международных встречах со своими коллегами она обнаруживала себя в списках супругов официальных лиц. «В развитых странах многие вещи уже в значительной степени устоялись».

Россия, где экономика в значительной мере базируется на нефти и природных ресурсах, отчаянно нуждается в росте, движимом спросом, и инновациях. И хотя эта страна выступила против решений ООН, поощряющих усиление наказаний за насилие против женщин, путинский выбор Набиуллиной должен подтолкнуть кризисную Европу и даже замедлившие темпы роста США пересмотреть свои гендерные стереотипы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.