Глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы, член Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев, который возглавлял общественное расследование смерти юриста Hermitage Capital, считает прекращение дела политическим ответом Западу на акт Магнитского, а также опасным прецедентом для российской правовой системы. Об этом Борщев рассказал в интервью RFI.

Валерий Борщев:
Это тревожное событие, потому что это не просто политическое действие — ответ на акт Магнитского. Это действительно изменение правовой ситуации в России. Создан прецедент, когда столь серьезное дело, как гибель человека в тюрьме, при наличии многих документов, которые дают основание полагать, что смерть наступила в результате насильственных действий, закрывается. А такие документы есть: есть акт применения спецсредств, то есть резиновой палки, то есть дубинки, наручников. Есть фотографии, которые на теле Магнитского запечатлели ссадины на руках и на ногах. Есть акт о смерти Магнитского, где указана закрытая черепно-мозговая травма. Есть, в конце концов, свидетельство врачей скорой помощи, которых целый час не пускали в «Матросскую тишину» — они пришли уже в бокс, в камеру и обнаружили там мертвого Магнитского.

RFI: Связываете ли вы такой конец с тем, что в декабре президент Путин заявил на пресс-конференции, что Магнитский умер от сердечной недостаточности? И вот ровно такую же формулировку мы видим сегодня у следственного комитета.

Валерий Борщев: Ну, конечно. Конечно, сыграло роль. Хотя надо сказать, может я не совсем в курсе дела, но я готов погрузиться в материал и выяснять. Там была такая фраза, то есть он дал некое такое окошко для судьи, некую возможность, чтобы дело пересмотреть. И они, видимо, думали, как быть — пересматривать его или не пересматривать. Ну вот, остановились на том, чтобы поставить точку.

Напомним, что во вторник 19 марта Следственный комитет объявил о закрытии уголовного дела о смерти юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского в ноябре 2009 года в СИЗО «Матросская тишина».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.