Люк Хардинг (Luke Harding), бывший корреспондент The Guardian в России, написал статью, в которой он явно намекает (не заявляя, впрочем, это напрямую), что Борис Березовский был убит российскими спецслужбами. Эта статья – выставочный образец жанра: «По вопросу о форме Земли мнения расходятся». В сущности, она блестяще демонстрирует, что же не так с нашими крупными старыми газетами: она переполнена намеками, зато почти не содержит фактов, имеющих отношение к делу.

Чтобы говорить о том, что Березовского могли убить, Хардингу необходимо сначала как-то справиться с неудобным фактом полного отсутствия улик, указывающих на убийство. В результате отметив, что расследующая преступление полиция условно исключила причастность других лиц, Хардинг по непонятным причинам решает, что это менее важно, чем бездоказательная болтовня одного из друзей Березовского:

«И все же три дня спустя после смерти магната, часть его скорбящих родных и друзей глубоко не уверены в этой версии случившегося. Напротив, они серьезно подозревают, что Березовского убили. “Я никогда не поверю в естественную смерть Бориса Березовского”, - говорит эмигрант из России и близкий друг покойного Николай Глушков.

Читайте также: Читатели зарубежных СМИ и пользователи Twitter о смерти Березовского


 “Идея о том, что он мог покончить с собой – полный бред. Я видел Бориса в тот день, когда судья Глостер вынесла решение по его делу. Даже тогда он был полон жизни и говорил о некоей молодой женщине, которая ждала его дома. Недавно он сумел разобраться со своими финансовыми проблемами”. – утверждает Глушков»


Соответствует ли действительности хоть что-то из этого? Разобрался ли Березовский «со своими финансовыми проблемами», как смело уверяет Глушков. Нет. Практически все остальные статьи и некрологи и в левых, и в правых, и в центристских изданиях единогласно утверждают, что Березовский был разорен, что он фактически обанкротился и был вынужден – к вящему унижению – распродавать накопленные активы и произведения искусства. Мало того, сам Хардинг тоже писал в статье, опубликованной позднее в тот же день, что у Березовского «были финансовые трудности – его активы были заморожены, а расходы на юридические услуги доходили до 100 миллионов фунтов».

Борис Березовский возле здания лондонского Высокого суда


Решение ссылаться на Глушкова, которого следует считать несколько ненадежным источником уже потому, что он входил в окружение такого заведомого лжеца, мошенника и вора, как Березовский, выглядит очень странно. Еще страннее, что Хардинг не только позволил Глушкову нагло врать, но и даже не потрудился сообщить читателю, что его слова не соответствуют фактам и легко опровергаются информацией из огромного количества других, более надежных источников. Это все равно, что писать статью о Дике Фулде (Dick Fuld) после краха Lehman, позволить ему сказать: «Мы определенно не обанкротились. Наоборот, мы прекрасно справились», - и на этом остановиться.

Также по теме: Березовский - мифический князь тьмы в российской политике

Затем Хардинг почему-то посвящает пять абзацев Александру Литвиненко, убийство которого не имеет никакого отношения к конкретным обстоятельствам смерти Бориса Березовского, а затем вбрасывает очередной милый домысел от Глушкова: «За короткий промежуток времени умерли Борис и Бадри. Слишком много трупов. Я бы сказал, что это уже несколько чересчур».

Разумеется, у Глушкова нет никаких доказательств того, что Березовский или Патаркацишвили были убиты. Он также не объясняет, зачем русским могло понадобиться убивать человека, боровшегося с одним из злейших врагов Путина – Михаилом Саакашвили. Кстати, Бадри Патаркацишвили, действительно, публично выражал опасения, что его могут убить агенты спецслужб. Только говорил он не о российских спецслужбах, а о грузинских. Эту важную часть информации Хардинг – почему-то – не доносит до читателей. А ведь перед тем, как возлагать вину на русских, стоило бы, кажется, отметить, что покойный обвинял в попытках его убить совсем других людей.

Далее Хардинг предается легкой паранойе и заодно бросает тень на этот журнал.

«Русский журналист из журнала Forbes позднее заявил, что он взял интервью у магната в отеле Four Seasons вечером перед его смертью, и тот якобы сказал ему, что тоскует по Москве и “переоценил” Запад. Во время встречи Березовский выпил чашку чая с медом, что, как некоторые думают, перекликается с отравлением Литвиненко».


Кто думает, что обычная чашка чая «перекликается» с отравлением Александра Литвиненко? С какой стати? Где хоть какие-то причины так считать? Что общего между встречей с профессиональным журналистом из такого уважаемого издания, как Forbes, и встречей с группой сомнительных бизнесменов из бывших кагебешников? Неужели каждый раз, когда Березовский пил чай в чьем-то присутствии, это «перекликалось» со смертью Литвиненко? Если так, то, зная пристрастие русских к чаю, могу предположить, что старина Борис за последние годы «перекликался» с этим убийством не одну сотню раз.

Читайте также: Березовский - человек «не без врагов»

Однако превращает статью из просто плохой в баснословно ужасную даже не этот момент, а описание ссоры между Березовским и Путиным. Если Люк Хардинг смог написать это и не расхохотаться в процессе, ему следовало бы подумать о карьере шпиона, потому что человек, способный произнести такое, не теряя серьезности, должен обладать исключительной стойкостью:

«История их дружбы, превратившейся потом в ожесточенную вражду, хорошо известна. Березовский сделал ставку на Путина – непроверенную фигуру, - и помог ему возглавить страну, однако уже в 2000 году они поссорились, когда стало ясно, что Путин – не демократ».

Российский предприниматель Борис Березовский


Идея о том, что Березовский и Путин столкнулись, «когда стало ясно, что Путин – не демократ» - это одна из самых нелепых вещей, которые я когда-либо читал в газете. Могу сказать только одно – неужели? Как точно выразился мой коллега по Forbes Ричард Бехар (Richard Behar), Березовский был «коррумпированным и опасным подонком, а также хроническим лжецом (последнее засвидетельствовано судом)», по уши замешанным во всех самых жестоких и чудовищных эпизодах посткоммунистических 1990-х. Березовского заботило многое: деньги, власть, репутация, слава и – в первую очередь – он сам. Однако демократия, как и любые другие возвышенные и абстрактные концепции, его заботила мало. Утверждения о том, что его конфликт с Путиным был как-то связан с подобными вещами, просто очевидным образом не соответствуют действительности. Путин и Березовский сцепились потому, что Березовский хотел продолжать играть решающую роль, как было при Ельцине, а Путин не хотел, чтобы он это делал. Вот и все. Никаких споров из-за «демократии» и прочих высоких материй: это была чистая борьба за власть и влияние, натуральный эпизод из «Игры престолов - с соответствующим концом.

Наконец, завершает статью Хардинг следующим перлом (выделено мной):

Также по теме: Британская полиция изучает «необъяснимую» смерть Березовского


«Какова бы ни была правда, выступающие против Путина изгнанники из России уверены, что режим способен на все, и гадают, кто может оказаться следующим. После смерти Березовского, Литвиненко и Патаркацишвили список становится совсем коротким. “Не вижу, кто бы еще мог в нем быть кроме меня”, - мрачно говорит Глушков. В телефоне слышится характерный щелчок в московском стиле: нас кто-то прослушивает».

Мне кажется, что, если ты профессиональный журналист, то после фразы «какова бы ни была правда» тебе лучше сменить профессию и заняться чем-нибудь другим. Весь смысл журналистики как раз и заключается в том, чтобы выяснять правду. Именно этим и занимаются журналисты. Мне не интересно, что думают «друзья» Березовского. Мне важно знать – убили его или нет. Если у его друзей есть значимые сведения – опубликуйте их любым способом.

 Неподтвержденные догадки, которыми набил свою статью Хардинг, хуже, чем бесполезны - они вредны. Человек, прочитавший творение Хардинга может вынести из него минимум два откровенно ложных представления: 1) о том, что Березовский решил свои финансовые проблемы (на самом деле, не решил – он был разорен), 2) и о том, что Березовский разошелся с Путиным из-за взглядов на демократию (на самом деле, они поспорили, кто главнее). Кроме того под впечатлением от пылких слов «друзей» Березовского люди могут подумать, что он был достойным человеком. Между тем истина проста и неприглядна – Березовский обладал чудовищно скверной репутацией и был одним из самых ужасных людей, которых только можно вообразить.

Разумеется, обманываться насчет возможностей и намерений российского государства не стоит. Но прежде, чем обвинять в убийстве даже таких неприятных людей как ФСБ следует все же иметь реальные доказательства их вины. Пока все факты указывают на самоубийство Березовского, но Хардинг в своей статье их старательно игнорирует, предпочитая им ничем не обоснованные спекуляции людей из окружения покойного.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.