В феврале рост цен на потребительские товары достиг максимальной отметки с 2011 года и составил 7,3%, что намного выше поставленной властями задачи (5-6%). Премьер-министр Дмитрий Медведев может сколько угодно говорить о стремлении к 5% экономическому росту, которого, по его словам, можно достичь с помощью снижения налогов. Момент оказался неудачным: все признаки указывают на спад экономической активности.

Объемы потребления населения, которое до настоящего времени было главной движущей силой роста, определенно пошли вниз. Рецессия в государствах-членах Европейского Союза, на который приходится 50% всего российского товарообмена, подорвала спрос на сырье и металлы.

Сегодня рост российской экономики достиг своего минимума после кризиса 2009 года. За последний квартал показатели целого ряда ключевых предприятий (Новолипецкий металлургический комбинат, АвтоВАЗ, РусГидро) заметно ухудшились.

Кипр — источник беспокойства


В январе промышленное производство в стране впервые пошло на спад с октября 2009 года (-0,8% по отношению к аналогичному периоду прошлого года), а в феврале эта тенденция только усилилась (-2,2%).

Кризис на Кипре, последствия которого до сих пор не поддаются точной оценке, представляет собой еще один источник беспокойства. Правительство не собирается приходить на помощь обманутым вкладчикам и инвесторам, заявил во вторник вице-премьер Игорь Шувалов, дав понять, что отношение к государственным компаниям может быть совершенно другим.

Еще одна проблема: «если посчитать с конца ноября до сегодняшнего дня, то у нас закрылось 352 000 малых предприятий», которые не могли справиться с предложенным правительством повышением социальных отчислений, недавно отметил президент Владимир Путин.

По мнению властей, со спадом можно справиться путем снижения основных налогов. Тем не менее, Центробанк, от которого потребовали облегчить доступ к кредитованию, отказался подчиняться, подчеркнув необходимость сдерживать инфляцию.

Соратник во главе Центробанка

«За экономический рост отвечает правительство, понятно, что мы правительству помогаем в рамках нашей компетенции», — отметил 29 марта зампред Центробака Сергей Швецов на конференции, организованной деловой газетой «Ведомости». По его словам, снижение налогов только усилит инфляцию, но никак не отразится на внутреннем потреблении.

Заместитель министра экономического развития Андрей Клепач, в свою очередь, убежден, что слишком высокие ставки губительны для роста. Тем не менее, даже он признает, что поставленной задачи (5%) не удастся достичь ни в этом году, ни даже в ближайшие годы.

В середине марта Путин сообщил о назначении на пост главы Центробанка одной из своих приближенных, Эльвиры Набиуллиной. Некоторые восприняли этого решение как стремление Кремля укрепить контроль над ЦБ. В среду комитет Госдумы поддержал ее кандидатуру. Набиуллина вступит в должность в июне этого года.

«Путинизм» теряет позиции

Не лучшие экономические показатели ставят под сомнение предвыборные щедроты Путина. До переизбрания в марте прошлого года российский лидер пообещал повысить зарплаты военнослужащим, учителям и врачам. Оклады руководителей государственных ведомств действительно выросли втрое и достигают сейчас 300 000 рублей.

«Путинизм» (лишенный всяческой идеологии патернализм) теряет позиции, а экономическая модель нефтяной ренты окончательно изживает себя. Экономика достигла максимума своего потенциала, и сейчас ей нужна диверсификация для дальнейшего развития. Улучшение делового климата становится одной из приоритетных задач.

Как пишут «Ведомости», снижение ставок вовсе не означает приток инвестиций: толчок для этого может дать только хороший деловой климат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.