Есть книги, которые предсказывают будущее, а есть и такие, которые освещают прошлое. Сатирический  роман-антиутопия  Владимира Войновича «Москва 2042» поражает две цели одним ударом. (Роман появился в продаже в книжных магазинах, издательство Dalai, 384 стр., 20 евро).

Пророчески описанная Москва будущего, несомненно, во многих отношениях сильно напоминает нынешнюю столицу. Но многие «ключевые» персонажи, такие, например, как Сим Симыч Карнавалов (аллюзия на знаменитого писателя-диссидента Александра Солженицына) снова становятся объектом полемики, вызывая горькие улыбки при упоминании о советской и постсоветской России. Недаром Войнович был одним из  немногих, вызвавших гнев как коммунистов, так и диссидентов.

В 1986 году, когда роман был впервые опубликован, Войнович жил в изгнании в Западной Германии. Там же начинается и действие его романа. В 1982 году  писатель Карцев узнаёт от друга, что мюнхенское турагентство предоставляет необычную услугу: возможность отправиться в путешествие во времени. Разумеется, диссидент не может устоять перед искушением узнать будущее коммунизма. Долго не раздумывая, Карцев решает отправиться в Москву будущего.  Почти обычный трехчасовой перелет на специальном самолете компании Lufthansa позволяет ему попасть в Москву 2042 года.

Читайте также: Войнович - о «Москве 2042» в Москве-2012

Эта посткоммунистическая Москва по прошествии шестидесяти лет лишена технологических деталей, но сосредоточена на фантастической политике перед угрозой западных звездных войн. Это город-государство, которым правит Гениалиссимус, пришедший к власти в результате Великой Августовской революции. Лидер находится на космическом корабле, вращающемся вокруг Земли, но его лицо улыбается  с плакатов и постеров вместе с портретами Маркса, Энгельса, Ленина и Иисуса, так как новый порядок представляет собой гибрид веры и лицемерной морали. Все можно фотографировать, лишь бы в фотоаппарате не было пленки. Жалобы и разоблачения невозможно написать, потому что нет бумаги. В государственном борделе под названием Дворец любви нужды удовлетворяются по системе самообслуживания. Главными врагами установившегося порядка являются «симиты»— почитатели писателя  Карнавалова. Они убеждены в том, что в один прекрасный день он вернется в Россию на белом коне, хотя его тело заморожено и хранится в ячейке швейцарского банка. Войнович рисует очень смешной портрет Карнавалова, которого Карцев встречает на конгрессе в Канаде в XXI веке: писатель с длинной бородой проводит свои дни, жалуясь как на упадок Запада, так и на пороки коммунизма; он только что закончил новый восьмисотстраничный роман, первый из шестидесятитомной серии.

Из-за нарисованного им безжалостного портрета Солженицына Войнович подвергся атакам не только со стороны Советов, но и со стороны почитателей автора книги «Архипелаг ГУЛАГ», которые попытались бойкотировать роман. Прежде чем рассказать вам, как он отомстил за себя через десять лет, представим вам известного писателя и идеологического пророка, чьи произведения переводятся в Италии с четверть- вековым опозданием. Издательство Dalai предполагает перевести романы Войновича  «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», «Монументальная пропаганда» и «Шапка». Войнович родился в 1932 году, он еврейско-сербского происхождения. Когда в 1980 году писатель был выслан из СССР за правозащитную деятельность, он уже был автором замечательных произведений. В романе  «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Войнович создал карикатурный образ советского «дармоеда». Он близко наблюдал подобных людей во время своей службы в Советской армии в начале  пятидесятых годов. В романе «Иванкиада» один писатель пытается получить квартиру большей площади, сражаясь с миром бюрократов.

Также по теме: Солженицын - все еще в ГУЛАГе

С перестройкой Горбачева Войнович стал проводить все больше времени в России. В 1990 году ему было возвращено гражданство, и он вернулся в Москву. Здесь, в 2002 году, по прошествии шести лет после возвращения Солженицына на родину, Войнович ополчился на своего «соперника». Капиталистическая Россия в эти годы почти забыла о своем Нобелевском лауреате 1970 года: его телевизионная программа за отсутствием аудитории была закрыта, проигнорированы его обличительные эссе и отказ принять орден Святого Андрея Первозванного из рук Ельцина; автор «Одного дня Ивана Денисовича» был исключен из литературных дебатов. Однако Войнович продолжил свою личную полемику, посвятив ему ядовитый двухсотстраничный памфлет «Портрет на фоне мифа», где он не пощадил Солженицына. Он назвал его монархистом, антисемитом, самовластным, «убежденным в своей высшей миссии», культивирующим свое «я»  человеком, упрямо переписывающим свою бесконечную эпопею 1917 года «Красное колесо». В общем, Солженицын опять превращался в Карнавалова, но уже без всяких псевдонимов в честь гласности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.