«Остров стабильности в океане кризиса», - не так давно представители российской власти именно так отзывались о национальной экономике. Высокие цены на энергоресурсы позволили России накопить резервные фонды, а нефть и газ стали неотъемлемой частью политики страны. Но было ли это полезно для экономики Российской Федерации (РФ)?

Настораживающий сигнал прозвучал в апреле этого года, когда прогноз по росту ВВП на 2013 г. был понижен с 3,6% до 2,4% (в январе и феврале он составил всего-навсего 0,9%). Министр экономического развития РФ А. Белоусов тогда сказал, что в конце года в экономике страны вообще может наступить рецессия. Хотя это не стало бы катастрофой, такой сценарий развития событий руководство России явно не устраивает.

Понятно, что сегодня российская экономика нуждается в новых стимулах. Пытаясь решить эту проблему, Министерство финансов предложило разморозить двухсотмиллиардный резервный рублевый фонд, который накапливался на «черный день», и выделить из него 42 млрд. рублей на приоритетные направления развития (какие именно, оно не указало).

Сейчас речь идет уже о необходимости коренного изменения всей структуры российской экономики. Если раньше о недостатках «ресурсной модели» говорила только оппозиция, сегодня об этом говорят и провластные СМИ, и руководство страны. Например, обозреватель портала Rosbalt.ru А. Сивриди, используя медицинские термины, употребляет такие выражения, как «деградация конкурентоспособности», «инвестиционная недостаточность», «инфляционная аритмия», «инновационный авитаминоз», «монопольное ожирение» и так далее. Малый и средний бизнес в России, по его словам, «постоянно подвергаются налоговой интоксикации, а сама экономика не в состоянии выбраться из плена сырьевой наркомании».

В качестве лекарства А. Сивриди предлагает облегчение условий ведения бизнеса в стране (в частности, налогового бремени), оздоровление инвестклимата, очищение от тромбов административно-судебной системы, перекрытие канала оттока капитала за рубеж, борьбу с коррупцией «и вообще – изменить всю экономическую политику в государстве».

Слабые места российской экономики видят и высшие должностные лица страны. Почти год назад, говоря о бюджете, В. Путин указал на недостатки национальной экономики, первостепенной проблемой которой, по его мнению, является ее прямая зависимость от ситуации на мировом энергетическом рынке. Кроме того, В. Путин признал, что бюджетные средства часто расходуются неэффективно, а финансовые и экономические решения не основаны на глубоком анализе и понимании проблем. Наконец, президент отметил тот факт, что большой объем бюджетных средств расходуют регионы, которые не могут сами себя обеспечить, и подчеркнул, что бюджетная политика непонятна обществу, а бизнес тревожат слишком частые изменения в сфере налогового регулирования.

Однако вряд ли с тех пор что-то принципиально изменилось. Благополучие страны все еще сильно зависит от мировых цен на сырье: пока они росли, российское правительство особо не переживало по этому поводу, а потом оказалось, что сбалансированная и диверсифицированная экономика лучше, чем узконаправленная, основанная исключительно на нефтяных и газовых доходах экономическая модель.

По сути Россия с ее сырьевой экономикой на протяжении долгого времени не обращала внимания на один важный момент – сегодня мир меняетсяочень быстро, и новые технологии открывают новые возможности. Именно поэтому сейчас много говорится о том, что Москва «проспала сланцевую революцию» в США и спит дальше. При этом, если, например, случится прорыв в производстве электромобилей, мировой рынок традиционных энергоресурсов сильно изменится, что неизбежно отразится на благосостоянии россиян самым негативным образом.

Очередным реформатором российской экономики пытался стать бывший президент страны – ее нынешний премьер-министр – Д.Медведев. Объявленную им модернизацию следует рассматривать как попытку перехода к новой экономике России, основанной не только на экспорте сырья, но и на высоких технологиях. Однако соответствующие планы во многом остались всего лишь планами. Так случилось в том числе потому, что Д. Медведев не был самостоятельным политиком, а только играл роль промежуточного президента.

Нынешнее замедление темпов роста российской экономики и угроза рецессии должны заставить власть переосмыслить ориентиры экономического развития страны. Однако понимание проблемы не всегда означает действие. Вот и в России «воз пока и ныне там».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.