В среду Россия и Китай завершили совместные военные учения в Японском море, которые стали крупнейшими маневрами флотов, когда-либо проводившимися КНР с зарубежными партнерами. Учения проходили на фоне нарастающего американского недовольства действиями Москвы и Пекина по блокированию усилий Совета Безопасности ООН против режима Асада в Сирии. Они усилили обеспокоенность США относительно возникновения антиамериканской оси в составе этой пары авторитарных великих держав.

В последние годы в связи с ростом торговли улучшаются российско-китайские отношения, урегулированы старые пограничные споры, все чаще происходят встречи руководителей двух стран. Но за таким сотрудничеством скрываются серьезные разногласия. И только крупная оплошность со стороны  США может превратить американские опасения в реальность.

Москва и Пекин называют свои отношения всесторонним стратегическим партнерством, однако сотрудничество между ними носит в основном  тактический характер. Две страны смотрят на мир с совершенно разных точек обзора. Китай это усиливающаяся держава с быстро развивающейся и ориентированной на экспорт экономикой, стремящаяся получить максимум выгод от глобализации. А Россия это застойное нефтегосударство, стремящееся изолироваться от перемен.

Заседание Совета Безопасности ООН 4 февраля 2012г.


Москва всячески превозносит свое партнерство с Пекином, главным образом для того, чтобы доказать миру, что Россия по-прежнему имеет значение. А Китай смотрит на такое партнерство как на экономичный способ умиротворения и задабривания России. В условиях отсутствия общей повестки и целей сотрудничество между ними сводится к тем областям, где их интересы совпадают, скажем, к развитию торговли.

Читайте также: Китай не так добр, как кажется

В тех частях мира, которые для них наиболее важны, Россия и Китай являются скорее соперниками, нежели союзниками. Возьмем Юго-Восточную Азию. Напористые притязания Китая на участки акватории Южно-Китайского моря вызывают тревогу у партнеров Америки из этого региона, и заставляют Вашингтон укреплять сотрудничество в сфере безопасности с Вьетнамом, Филиппинами и другими странами, чьи территориальные претензии оспаривает Пекин. Но к недовольству Китая, Москва хранит молчание по территориальным спорам, в то время как российские энергосырьевые компании  подписывают соглашения с Вьетнамом об освоении нефтегазовых месторождений в Южно-Китайском море – в тех водах, на которые претендует КНР. А российская оборонная промышленность наращивает поставки оружия в страны Юго-Восточной Азии, в частности, продавая современные ударные подводные лодки вьетнамским ВМС.

В Центральной Азии Китай со своей экономической мощью быстро отталкивает Россию в сторону. Китайский капитал вкладывается в строительство новых автомобильных и железных дорог, а также трубопроводов, которыми Пекин все крепче привязывает к себе центральноазиатские государства. В прошлом году товарооборот всех стран Центральной Азии с Китаем, за исключением Узбекистана, был больше, чем с Россией. Благодаря запуску в конце 2009 года газопровода из Центральной Азии в Китай Пекин сумел занять жесткую позицию на переговорах с Москвой о строительстве нового российско-китайского трубопровода. Стремление России включить Киргизию и Таджикистан в состав ее таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном, а также призыв Владимира Путина к созданию к 2015 году Евразийского союза основаны главным образом на желании ограничить переориентацию экономик центральноазиатских стран в сторону Китая.

Спорадическое сотрудничество вооруженных сил России и Китая не меняет то обстоятельство, что Россия обеспокоена китайской напористостью и агрессивностью ничуть не меньше США.  Российское военное командование не скрывает, что считает Китай потенциальным противником, хотя в официальных заявлениях оно продолжает указывать на предполагаемые угрозы со стороны Соединенных Штатов и НАТО. В июле 2010 года Россия провела крупнейшие военные учения, главная цель которых заключалась в защите малонаселенного российского Дальнего Востока от неназванного противника, который по своим характеристикам очень сильно напоминал Народно-освободительную армию Китая.

Также по теме: Цель покупки Китаем российских истребителей - технологии

Единственное, в чем по-настоящему совпадают взгляды России и Китая, это их общая уверенность в том, что сложившийся после холодной войны мировой порядок, который Соединенные Штаты сформировали в своих интересах, лишает их принадлежащего им по праву места за столом переговоров, а Вашингтону дает возможность  настаивать на своем без учета интересов других.

Ощущая свою изолированность, эти страны выступают за создание новых организационных механизмов, таких как Шанхайская организация сотрудничества, объединение БРИКС и «двадцатка», а также стремятся предстать в Совете Безопасности ООН в качестве  единственных законных арбитров в вопросах войны и мира.

Совместные учения ВМС КНР и Тихоокеанского флота РФ


Российско-китайское сотрудничество, особенно в рамках ООН, в значительной мере основано на отстаивании прав государств на полный суверенитет  в пределах своих границ и на противодействие вмешательству в их внутренние дела без одобрения Совета Безопасности. Такая позиция в большей степени объясняется не высокими принципами, а вполне конкретными интересами и необходимостью их защиты. Москва проигнорировала суверенитет  Грузии и признала в 2008 году независимость Южной Осетии и Абхазии. Китай возразил против этого шага – в меньшей мере из-за принципов и в большей, потому что  это могло создать прецедент для Тайваня.

Пекин и Москва воздержались, когда Совет Безопасности отдал распоряжение о введении бесполетной зоны в небе над Ливией - потому что  эта страна не имела для них особого стратегического значения. В отношении Сирии они заняли более жесткую позицию, и это стало отражением тех политических интересов, которые имеются у России в этой стране. Китай с удовольствием спрятался за российскими возражениями, предотвращая очередную американскую интервенцию. 

Читайте также: Дробление мира и грядущие беды Китая

Урок, который должны извлечь из всего этого Соединенные Штаты, заключается в следующем. Чем чаще они будут отмахиваться и игнорировать требования русских и китайцев об учете их интересов и обеспокоенностей, тем более обоснованными будут их опасения относительно создания оси Россия-Китай. Когда у Москвы и Пекина стоят на кону реальные интересы – как у России в Сирии – Вашингтон должен проявлять готовность слушать их, а также рассматривать возможность принятия компромиссных решений, прежде чем начинать действовать.

Вашингтон должен серьезно отнестись к заявлениям о том, что институты, созданные в мире после холодной войны, не отражают реальное соотношение сил и распределение власти в сегодняшних условиях. Он должен также быть открыт для новых форматов, таких как Группа 20, где Россия и Китай находятся на равных с традиционными партнерами США. Это особенно  актуально для Азии, где зарождается новая архитектура безопасности.

Передача Пекину и Москве больших полномочий в решении мировых проблем может вызвать некий дискомфорт и тревогу, однако альтернативой такому процессу станет сближение Китая и России и возникновение между ними оси, которая так сильно пугает американских политических руководителей.

Джеффри Манкофф - научный сотрудник и заместитель директора программы России и Евразии, проводимой вашингтонским Центром стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.