Владимиру Путину, как и известному преступнику Джеймсу «Уайти» Балджеру, нравится, когда подпрыгивают тела.

Балджер – это известный босс мафии, которого судили в Бостоне за многочисленные убийства. Когда Балджер узнал, что один его единомышленник стучит в ФБР, он, согласно недавним показаниям, «стрелял в него снова и снова, а тело подпрыгивало на земле».

Путин президент России, где на прошлой неделе за уклонение от уплаты налогов осудили юриста Сергея Магнитского, который начал бить тревогу по поводу масштабной коррупции в рядах путинских приспешников. Магнитский умер три года назад, когда его избили в тюрьме, а затем отказали в медицинской помощи и лечении. Но Путин не может прекратить стрельбу.

Этот омерзительный приговор является очередным шагом на пути поразительного свертывания прав и свобод, начавшегося после возвращения Путина на пост президента в мае 2012 года. Закручивание гаек примечательно тем, что проводится оно стремительно и всеохватывающе. А президент Обама проявляет к этому полное безразличие.

Россия начала скатываться вниз в 2004 году, когда Путин в свой первый президентский срок приступил к отмене законов, позволявших существовать и действовать политической оппозиции. Однако в прошлом году «российские власти развязали кампанию жестокого подавления гражданского общества, ставшую беспрецедентной за всю постсоветскую историю этой страны», сообщила этой весной в своем 76-страничном докладе правозащитная организация Human Rights Watch.

Кэти Лалли (Kathy Lally) и Уилл Энглунд (Will Englund) из Washington Post в ярких подробностях описывают факты удушения независимых голосов. Вот лишь некоторые заголовки за последние месяцы:

«Российские власти собираются предъявить обвинение независимому мэру».

«Руководителю российского новостного сайта грозит тюремный срок».

«Россия преследует связанные с США НКО».

«В России начинается суд над критиком Путина».

«В России разогнали митинг за права женщин».

Низведя парламент и провинциальные власти до положения марионеток, Путин в ходе второй волны репрессий нацелился на разрушение гражданского общества, которое начало появляться при Михаиле Горбачеве и достигло поры расцвета после распада Советского Союза  в 1991 году. Независимые журналисты, защитники окружающей среды, исторические общества – врагом становится любой, кто не желает угождать и лебезить. При помощи послушных судов и полиции Путин превращает своих врагов в шпионов, растратчиков и наркоторговцев. Чем смехотворнее обвинения, тем лучше все понимают, что Путин может поступать, как ему заблагорассудится.

Власть страха – она советская, но сейчас в ней отсутствует идеология, а есть лишь ядовитая смесь из преувеличения собственных заслуг, ксенофобии, гомофобии и примитивного антиамериканизма.

Находясь  четыре года назад в Москве, Обама приветствовал группу представителей гражданского общества, отдавая им должное за их «страсть и упорство» в борьбе за свободу, господство права, справедливость и подотчетность власти.

«Я не думаю, что это американские идеалы, и я не считаю, что они находятся в монопольном владении одной страны,  - сказал тогда Обама.  – Это всеобщие ценности. Это права человека. Вот почему Соединенные Штаты Америки будут поддерживать их повсюду. Это наше обязательство. И это наше обещание».

Поскольку сейчас эта аудитория оказалась в перекрестье путинского прицела, обещание Обамы, мягко говоря, оказалось невыполненным. Зайдите на сайт Белого дома в раздел по России, и перед вами предстанет совершенно другая страна, где чиновники работают плечом к плечу над реализацией «перезагрузки» в двусторонних отношениях, борются с наркотиками и терроризмом, и продвигают цели контроля вооружений.

После июньской встречи с Путиным Обама заявил журналистам, что у них состоялась «очень полезная дискуссия…Я начал с того, что снова поблагодарил его за сотрудничество…обширные дискуссии о дальнейшем углублении наших экономических и торговых отношений…мы договорились о тесных консультациях…отношения конструктивного сотрудничества, которые выводят нас из мировоззрения холодной войны».

И ни слова о нападках на маститые правозащитные организации, такие как «Мемориал». Ни единого упоминания о храбром блогере Алексее Навальном, которого вот-вот приговорят к шести годам лишения свободы. Ни одного кивка в сторону многочисленных журналистов, которых бросают за решетку, избивают и убивают – и которые вопреки всему пытаются писать, рассказывать и информировать свою аудиторию.

Вот такие они, «наши обязательства».

Конечно, Соединенные Штаты должны сотрудничать с Россией по целому ряду вопросов. Конечно, они обладают весьма ограниченной степенью влияния на события в России.

Но когда Соединенные Штаты выступают на стороне людей, борющихся за свободу, это придает им храбрости. Это проливает свет на беззакония. Это ободряет демократов в самых непредсказуемых уголках нашего мира. Все это очень важно и правильно, как сказал сам Обама всего две недели тому назад.

Во время своего визита в Южную Африку в прошлом месяце Обама рассказал о своих студенческих годах следующее: «Я знал, что в то время как этих храбрых людей бросают за решетку на Роббен-Айленде, мое собственное правительство в США не встает на их сторону. Поэтому я решил вмешаться».

«Мы не говорим людям, кто должен быть их руководителем, - сказал в заключение Обама. – Но мы выступаем на стороне тех, кто поддерживает принципы, ведущие к лучшей жизни».

Нынешние студенты, наблюдая за тем, как Обама заключает в объятия Россию, Китай, Вьетнам и прочие несвободные страны, может задать вопрос: когда же начнется это выступление на стороне борцов за демократию?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.